Опубликовано: 1295

Король ринга против алматинского зверя

Король ринга против алматинского зверя

Эдгард Запашный – известный дрессировщик, представитель знаменитой династии артистов цирка, победитель телешоу “Король ринга” и признанный светский лев. О тиграх и боксе, о гламуре и своей мечте Эдгард рассказал в эксклюзивном интервью нашему изданию.

Плотный рабочий график артиста, казалось, не оставлял лазейки для встречи, но он все же нашел время – несмотря на боксерские тренировки, кинопробы и обилие связанных с грядущим грандиозным цирковым шоу братьев Запашных деловых встреч.

В состоянии холодной войны

– Эдгард, я знаю, что вы с братом мечтаете о масштабном, умопомрачительном шоу. У вас есть конкретное представление о том, как оно должно выглядеть?

– А мы как раз сейчас занимаемся его подготовкой. В декабре должны запуститься в “Лужниках”. Аскольд уже закончил сценарий, пишется музыка, шьются костюмы. Работа идет очень серьезная. Это шоу не должно быть цирковым на 100 процентов, не должно быть предсказуемым. А то сейчас любой концерт с использованием мыльных пузырей уже называется “Шоу!”.

На настоящее шоу должна быть потрачена громадная сумма денег, должны быть суперсвет, супердекорации, фейерверки, взрывы, пиротехника. В нем должно быть задействовано большое количество артистов – у нас их будет около ста. Чтобы зритель приходил и спрашивал: “Ребята, почему билет стоит всего 500 рублей?!”.

Хотя по-хорошему мы хотели бы иметь собственное помещение и возможность работать в Москве 2–3 раза в неделю. Вот это действительно стало бы сбывшейся мечтой!

– Росгосцирк, которым руководит ваш дядя Мстислав Запашный, помогает?

– Он нам только мешает. Помощи никакой. Только постоянный взаимный контроль пульса: мы смотрим, как они себя чувствуют, а они – как мы. И при первой же возможности, давайте называть вещи своими именами, мы кинемся друг на друга. Пока же – состояние холодной войны, которое время от времени обостряется. Да, мы поздравили дядю, с которым не имеем никаких отношений, с недавним 70-летием. Он – великий артист. Но как руководитель он нас не устраивает.

Казахстанец Элтон

– Насколько я знаю, один из ваших тигров, Элтон, – из Алматы.

– Да. В 2000 году у нас как раз не хватало животных. И в каждом городе, где проходили гастроли, я посещал зоопарки, в том числе в Алматы, где как раз родились два тигренка. Я несколько раз приходил понаблюдать за ними. Смотрел, сравнивал, как они реагировали на окружающих. Один был более самостоятельным, а второй около мамки все время терся. В итоге взяли первого.

К нашему счастью, Элтон оказался не только породистым, но и талантливым тигром. Он настоящий уссуриец, которого, в принципе, трудно найти в зоопарках. Тигров так мешают между собой, что они там уже все “дворняги” – чистого суматранца, бенгальца, уссурийца практически не найдешь.

Элтон – очень спокойный, серьезный. Все быстро понимает, схватывает и не доставляет нам больших хлопот. Он очень компанейский и быстро находит общий язык с другими животными. Одним словом – молодец!

Второго алматинского тигренка мы брать не стали, он был прямой противоположностью Элтону – пугливый, шугливый, забьется в угол, шипит, орет… Потом его забрал наш двоюродный брат (Мстислав Запашный-младший. – Прим. авт.) и через год сдал, так ничего и не добившись.

– Бывают бесталанные животные?

– Конечно, есть бездарные. Как и люди. Есть животные, которые нападают от своей трусости. Есть, которые не идут на трюки вследствие своей замкнутости или, наоборот, большой любви к окружающим. В каждом животном нужно развивать ЕГО качества. Чересчур агрессивный тигр – тоже хорошо, зрителям нравится, как он рычит, нападает. Чрезмерно спокойный – более контактен. Кстати, возвращаясь к Элтону, в нем сочетаются и доброта, и злость. Он идеально подходит для дрессуры.

Безусловно, тигра можно испортить, загубив заложенные природой данные. Это как воспитание ребенка. Излишние похвалы или наказания в равной степени могут привести к тому, что ребенок вырастет не благодарным своим родителям.

Не зверинец, а “попсовая команда” – Стинг, Мартин…

– У одних ваших тигров мощные, по-настоящему тигриные имена – Шерхан, Вулкан, Амур. У других, напротив, “попсовые” – Элтон, Стинг, Мартин…

– Шерхан, Вулкан и Амур – тигры еще нашего отца (легендарный артист цирка Вальтер Запашный, скончавшийся в августе прошлого года. – Прим. авт.), три брата. Мы же с братом избрали другую политику: даем имена в честь известных певцов.

– Я слышал, вы с братом собираетесь закончить книгу, которую не успел дописать отец…

– Папа одну книгу – она называется “Риск, борьба, любовь” – написал, и мы сейчас намерены сделать переиздание, так как в продаже ее не найти. А вторую он начал, но не успел завершить и даже не назвал. Мы с Аскольдом действительно хотим ее дописать. Но когда вплотную займемся этим, сказать не могу.

– У вас есть любимчик среди тигров?

– Я очень люблю Мартина – он самый спокойный, самый адекватный, самый мягкий, хотя и самый мелкий (смеется). Мартин – прекрасный работник, неоднократно снимался в рекламных роликах, в кино. При этом он очень контактен, что не свойственно хищникам, – может подойти и облизнуть меня, я его могу обнять, поцеловать, лечь на него…

– Остальные животные не ревнуют?

– Дело в том, что Мартин не тянется к общению с другими тиграми. Не дружит ни с кем и не конфликтует ни с кем. Ему все до лампочки, и он до лампочки всем! Тигр-одиночка, нашедший общий язык с людьми.

Хоть гламурно-брутальный!

Наш разговор прерывает телефонный звонок, из содержания которого можно понять, что братьев Запашных намереваются в очередной раз отметить какой-то премией.

– Это ежегодный конкурс “Золотая шпилька” – хотят нас с Аскольдом наградить, – поясняет Эдгард. – Мы у них проходим в номинации “Джеймсы Блонды” (эту премию на прошлой неделе получил певец Николай Басков. – Прим. авт.). Меня это вполне устраивает, ведь Джеймс Бонд – натурал. А то сейчас половина наших звезд не совсем той ориентации, что они афишируют.

– Как вы относитесь к гламуризации ваших с братом образов в СМИ?

– Начнем с того, что я себя гламурным персонажем не чувствую. Слово “гламур” у нас почему-то стало чуть ли не ругательством, в том числе из-за прямой ассоциации с Сергеем Зверевым, который называет себя “королем гламура”. А раз король так выглядит, то что же остальные? Он, кстати, неплохой парень, но Сережа – уже как Микки-Маус, никто не знает, какой он настоящий. Человек, постоянно ходящий в макияже, не ассоциируется у людей с мужественностью, в отличие, например, от братьев Кличко. Но при этом трудно сегодня сказать, что Кличко не гламурные – они отлично одеваются, прекрасно причесаны, великолепно выглядят, умеют общаться с людьми, всегда находятся на виду, снимаются в рекламе.

Я не считаю, что быть гламурным – плохо, но нельзя перебарщивать, забывая, что ты мужчина. Тем не менее как альтернатива появилось слово “брутальность”. Меня все чаще стали называть “брутальный Эдгард Запашный”. Слава богу, что “брутальный” еще не ругательство. Я не обижаюсь ни на “гламурный”, ни на “брутальный” – хоть “гламурно-брутальный”! И не горжусь этими “титулами”. Но я горжусь тем, что мне маме в глаза не стыдно смотреть.

– Вашим имиджем кто-то специально занимается?

– Нет, в этом отношении мы сделали себя сами. Только папа нам когда-то подсказал: “Попробуйте покрасить волосы”. Это было очень неожиданно услышать от нашего отца, консерватора в таких вопросах, до 18 лет вообще запрещавшего нам носить длинные волосы.

На “Хаммере” Тайсона

– У вас с утра была тренировка по боксу. Неужели вы с ним не покончили?

– Если внимательно присмотритесь, то увидите на моем лице фингал – хороший такой! Это меня еще подкрасили перед пробами. Сейчас идет второй “Король ринга”, мне уже два боя предложили, но я отказался, мотивировав это тем, что с кем попало драться не буду. Пускай кто-то пройдет весь проект, выиграет его, и тогда я, может быть, соглашусь на бой с победителем. По-моему, это логично. Так что готовлюсь.

– А футболка с изображением Сильвестра Сталлоне в образе Рокки Бальбоа – для поддержания боевого духа?

– Ее мне подарил друг, иллюзионист Роман Коробко, кстати, побывавший на всех моих боях.

– Один из ваших предыдущих автомобилей ведь тоже был связан с боксом?

– Где-то в течение месяца, вскоре после победы в проекте “Король ринга”, я ездил на бывшем “Хаммере” Майка Тайсона. Автомобиль привезли в Москву, и когда я узнал его цену, то, не задумываясь, купил. Ну, во-первых, чтобы потешить собственное самолюбие, соприкоснуться с великим. Тем более что на всех подголовниках были личные подписи Тайсона. Покрасовался, но потом понял, что мне такая машина, особенно в Москве, не нужна, и продал ее.

– Как считаете, если вас поставить против пусть не профессионала, но действующего боксера-любителя, чем окончится такой поединок?

– А как же мой соперник по финалу Женя Дятлов? Между прочим, 15 боев по юношеским возрастам…

– Так это когда было!

– Хорошо, вот недавно со мной в Волгограде занимался Сергей Лопатинский – мастер спорта международного класса. В свое время он в финале юношеского чемпионата Европы уступил Владимиру Кличко. В настоящем бою он меня, знаете, как отделает?! Ловить нечего!

Полузащитник таранного типа

– Вы, кстати, были замечены на финале Лиги чемпионов в “Лужниках”. Светское мероприятие или серьезный интерес к футболу?

– Я футбол очень уважаю, люблю и неплохо в него играю. Во время учебы всегда выступал за сборную школы в нападении. Сейчас мне комфортнее в средней линии, такой полузащитник таранного типа, могу продавить любую оборону – вес и рост позволяют. А на финал Лиги чемпионов нас пригласили. Аскольд болел за хорошую игру, он не является большим поклонником футбола. Поэтому просто наслаждался матчем, его атмосферой, праздником… 22 миллионера бегают в дождь по полю – это ж так приятно! (Смеется.) А 85 тысяч плохо зарабатывающих зрителей на все это смотрят.

Я же болел за “Манчестер Юнайтед”, за которым слежу лет пятнадцать, еще с того времени, когда там играл Кантона, а сэр Алекс Фергюсон не был сэром. Я прекрасно отношусь к “Челси”, но болельщики этого клуба резко появились в России, когда его купил Роман Абрамович. Не то чтобы раньше “Челси” не знали, но никто особо за ним не следил – ну есть такая команда и есть. А тут все резко почувствовали, что это наша, русская команда, и ничья другая. Я не стал менять свои предпочтения и не поддался этой попсовой тенденции.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Руслан пряников (фото), Москва

Загрузка...