Опубликовано: 2112

Конь, изба и принцессизация всей страны

Конь, изба и принцессизация всей страны

Когда смотрю, как молодые мамки лепят из своих нарядных гламурных дочек будущих дам, я, дитя пионерских отрядов и книжек про юных героев, испытываю некоторое потрясение нравственных основ. Ибо граждане, выросшие во времена героических книжек, не очень заморачивались половым воспитанием детей в годы раннего да и не очень раннего детства. Мальчики и девочки хором играли в войнушку, мечтали о подвиге и поголовно хотели стать космонавтами.

Сейчас не то. Буквально днями наблюдала, как очаровательная мама воспитывала свою не менее очаровательную трехлетнюю дочь в модном тренде: “Аминочка, – любовно выпевала она самозабвенно ковыряющему в носу дитяти. – Разве ты не знаешь, принцессы не едят козюлек!”.

Что, конечно же, бесспорно! Как и тот факт, что принцесса как образец для подражания в социальном плане подходит девочке все-таки больше, чем Зоя Космодемьянская. Поскольку подвиг – это круто, но за гранью, а в нормальной жизни хорошо бы женщине оставаться женщиной. И, будем смотреть правде в глаза, с этим у нас пока большие проблемы. Хотя, наверное, все-таки меньшие, чем у давно и уcпешно идущему по пути развития гендерного равенства Запада.

Железные леди

Недавно с подругой – тоже средних лет (господи, неужели это про нас!), взялись итожить и перебирать накопленные сундуки опыта. Много тряпок перетрясли. Ровно столько, чтобы убедиться: формула женщины, выведенная русским поэтом Николаем Некрасовым, абсолютно верна и на сегодняшний день. И про коня, и про избу, и про все остальные реалии женской жизни. С одним, правда, но: певец революционной демократии писал это об угнетенной крестьянке XIX века, а не о женщине, которая живет в современном мире, имеет образование и делает карьеру наравне с мужчиной, зарабатывает сплошь и рядом больше его и отвечает за все, насмерть забыв, что ее исконно дамское дело – быть ведомой, обеспечивать тыл и украшать-таки жизнь.

Вот и выходит, что внешний рисунок роли сменился, а суть прежней осталась. Почему?

Взять ту самую подругу: живет одна, сын учится в соседней стране. Так что задача у мамы проста как правда: брать больше, кидать дальше, зарабатывая на жизнь себе и пацану, пока на ноги не встал.

Причем тот факт, что живет одна, важный, но не определяющий. Я вот не одна, а типажи похожи. Да и она одна совсем недавно. А привычки – они еще оттуда, из детства: не одалживать, надеяться в первую очередь на себя, если отношения не предвидятся, то субъекта не обнадеживать...

Итог предопределен: в общении подруга, естественно, не по-женски жесткая и прямая. Естественно, избыточно независимая. Призналась как-то, что категорически не принимает приглашения мужиков сходить в ресторан. Я даже не спросила почему. Сама знаю: если речь не о старом приятеле или не о близких отношениях, то вроде как в зависимость попадаешь.

Искажение сознания? Не без того. Кого-то мама учила так, кто-то сам читал много “правильных” книжек. По-разному, но причина там, в детстве, иначе говоря, в воспитании.

Нежное будущее

Вот реально между сегодняшней шестилеткой и ее сверстницей сорока-пятидесятилетней выдержки – дистанция огромного размера, причем не только временная, выражающаяся в раннем постижении компьютерных технологий или в тенденции идти в первый класс со скоростью чтения 30 слов в минуту.

Помнится, я в этом возрасте, посмотрев что-то такое героическое, не то про белых и красных, не то про индейцев, но, как водится, с явно выраженным разделением на справедливых “наших” и идеологически чуждых злодеев, всерьез размышляла, смогла бы я достойно выдержать пытки “врагов”, чтобы вот, как положено, не выдать тайн и подавлять гадов своим величием. Будучи, видимо, ребенком честным, внутренне холодея от осознания своего несовершенства, понимала, что вряд ли справлюсь с этакой жизненной коллизией. И очень этому огорчалась.

Нынешние девочки озабочены совершенно другими проблемами. Они на порядок менее заморочены идеологией. Хотя – вру. Идеологизированы, но совершенно другими вещами. Их гораздо больше и гораздо раньше интересуют исконно женские вещи в виде нарядов, бижутерии, косметики, причесок. У них более ранняя половая самоидентификация. Иначе говоря, в чем-то они более готовы к женской роли, чем их бабушки.

Посмотрите, они даже в секцию таэквондо идут, умудряясь преследовать при этом совершенно женские цели. Все чаще от занятий спортом ждут не лобового результата (я чемпион), а достижения личной цели (пластичность, грация, умение постоять за себя).

“Мама, тебе такие нужны! У тебя нет таких!” – на потеху продавцам заявляла моя двухлетняя тогда внучка в обувном бутике, подтаскивая матери на примерку туфли. Она не разбиралась в размерах, но ни разу не ошиблась в модели – высокий каблук или шпилька – вызывающая женственность.

Какой она будет, когда станет взрослой? Пока и не угадаешь: дерзкой, яркой или, наоборот, тихой, себе на уме. Но женское ее начало будет главенствовать, уже сейчас видно.

Каждой принцессе по принцу

Бабушек и внучек разделяет поколение мам – тех, кому сейчас от тридцати пяти и ниже, лет до двадцати. Самое, кстати, актуальное поколение, которое как раз активно рожает. От них, собственно, и зависит, насколько женственными будут наши внучки.

Воспитывали ли железные леди дочерей “настоящими принцессами”? Вряд ли! Но время давало им больше возможностей в этом плане: на смену героически гибнущим образцам для подражания пришли другие, героически добивающиеся своего счастья. Зою Космодемьянскую сменила Скарлетт О’Хара. Лозунг “Жертвуй собой” – лозунг “Сделай себя сам”. Моя хорошая знакомая, приближающаяся к порогу 35-летия, как раз идеально иллюстрирует эту мысль.

Ее мама, вне всякого сомнения принадлежащая к поколению железных леди, наставляла девочку Жанну учиться, много работать и своевременно постигать женское искусство талантливо убивать все свободное время на домашнее хозяйство.

К 25, когда девочка вышла замуж, оказалось, что нарисованная мамой схема плохо вписывается в современную систему ценностей. И следование этой системе лично Жанну мало радует. В семье хотелось праздника, в работе – творчества, в себе – совершенства. А схема рисовала школьную рутину с 9 до 18, а позже – халат, увесистые семейные ужины и утолщающиеся с каждым годом бока.

Многие, заблудившись в этих противоречиях, находят компромисс, утешая себя тем, что довольствоваться меньшим – удел каждой, некоторые так и живут с ощущением несостоявшегося счастья. Жанна взялась переделывать свой маленький мир под себя. С хваткой деловой леди и с устремлениями настоящей принцессы. Благо ее принц эти устремления всячески поддерживал.

Начала со строительства собственного тела. Пока упиралась, пытаясь добиться желаемого, освоила кучу методик и получила второе образование – хореографическое. Так родилась работа – свой фитнес-зал и семейная культура – много тренироваться и режимить. Поскольку мужу надо было соответствовать, он это и делал. В итоге, честное слово, все как в сказке про Золушку, только без всякого участия феи и кареты, которой в тыкву превращаться не с чего.

До детей у этой пары с их приоритетами дело дошло не скоро, поэтому трудно сказать, как воспитает Жанна свою ясельного пока возраста дочку. Надеюсь, умение строить свое счастье ребенку передастся.

А может, слегка притормозить?

Вопрос в другом: куда мы денем такое количество образовавшихся принцесс – милых, женственных, воспитанных, сознающих собственную ценность и ничего не знающих о необходимости заходить в горящие избы. В том смысле, что пока на горизонте как-то не видно достаточного количества принцев, чей ян будет соответствовать этому торжеству освобожденного инь.

Потому что, хоть убейте меня, я не вижу революции в вопросе воспитания мальчиков, не вижу даже сколь-нибудь заметных тенденций, которые позволяли бы надеяться, что сильный пол в ближайшие десятилетия реально станет сильнее. Что необходимо, раз слабый пол возвращается на свои позиции.

Причина явления проста, многократно описана психологами, но трудно устранима: не первое поколение мальчиков воспитывается женщинами. А они, сколь бы “железными” ни были, мужика в этом вопросе не заменят. И даже в полных семьях, где отцы воспитаны слабым полом, а в семье процветает матриархат, мальчонке трудно вырасти до позиции настоящего принца.

С большим интересом наблюдаю потенциальных женихов своей четырехлетней внучки и их пап, поскольку уверена: хочешь понять, какой будет женщина, – смотри на мать. Хочешь увидеть, каким вырастет сегодняшний мальчик, смотри на отца. Увы, чаще всего вижу два варианта: интеллигентный (или не очень) мужчина, в области педагогики предпочитающий выполнять указания жены или мамы, или более взрослый и более состоятельный папа, который семью обеспечивает, с детсадовского возраста с сыном общается тепло, но все-таки считает, что пока мальчонке мамкино воспитание нужнее.

Взгляните, как много сейчас умных, не по годам развитых мальчиков дошкольного возраста. Соседский Карим, например. В свои четыре он прекрасно говорит, интересуется у зацикленной на раннем развитии мамы, что такое прогресс, знает все буквы и считает до тридцати и обратно. Удивительно нежный, милый и воспитанный ребенок. Таким же рос и его старший брат.

Все считали, что в школе у Даньки проблем не будет: соображал он быстро, реакцию имел отменную, усидчивость – выше всяких похвал. Сейчас Данияру 10 лет. Накануне сентября в доме слезы и истерики: возвращаться в свой класс пацан не хочет ни за что. Причем собственно учеба ни при чем, нормальный хорошист без особых всплесков, но и без проблем. А вот отношения в классе с пацанами не складываются никак. Система ценностей у парня своя. А умения отстоять эту систему и поставить себя в пацанячьем коллективе – ноль. Мама виновата? Да нет конечно! Виновато фактическое отсутствие номинально присутствующего папы, который вовремя не научил. Сейчас пытается, но сугубо мужские советы “дать в морду” обидчикам пропадают втуне. И не могут не пропасть: это ведь Данька, который в три года отпустил в ванну селедку, “потому что глазами смотрела” и “вдруг оживеет”.

Я не к тому, что Данияр и Карим не вырастут настоящими мужиками. Часто жизнь бывает лучшим воспитателем, чем родители. Но в социализации им придется, ох придется, нагонять. А значит, высок риск, что этому поколению тоже не дождаться мужиков с достаточно сильным мужским началом. И можно сколько угодно спорить о том, что было раньше – расцвет феминизма как следствие ослабление сильного пола или угасание брутальности как последствие воцарения железных леди. Суть в другом: рановато началась у нас принцессизация всей страны. Может, еще не поздно добавить в сегодняшних малышек немного железа?

Костанай

Загрузка...