Опубликовано: 15 22391

Кому выгодно падение тенге?

Кому выгодно падение тенге?

Когда происходят изменения, то есть стороны, которые проигрывают, но есть и те, кто обязательно выигрывает. Кто проигрывает от дешевого тенге? Прежде всего – население страны. А кто выигрывает? Давайте разбираться.

Теневой капитал

Главное условие грядущей очередной приватизации – она проводится в тенге. В долларовом эквиваленте объекты подешевели почти в 2 раза. А значит те, кто хранит деньги в валюте, останутся в выигрыше. Поэтому для них приватизация становится еще более лакомой.

– Ведь что будут распродавать? Мелкие предприятия, небольшие месторождения. Олигархи на эту мелочовку даже внимания не обратят. Они уже сыты. А вот для чиновников, накопивших небольшие состояния, но не рискнувших прибрать к рукам их раньше, такие куски будут в самый раз. Для них это будет такой свечной заводик, который позволит диверсифицировать бизнес, – считает руководитель НПО “Финпотребсоюз” Айдар АЛИБАЕВ.

Средняя цена подобного объекта будет в пределах 5–10 миллионов долларов. Но важно, чтобы “инвестор” потратил не весь свой капитал, нажитый непосильным трудом. В итоге получается состояние от 30 до 50 миллионов долларов. Вполне себе успешные чиновники средней руки.

Импортеры и экспортеры реагируют на снижение курса не сразу. Экспортеры быстрее, импортеры – чуть помедленнее. Через некоторое время экономика отреагирует на девальвацию сокращением своих объемов и ухудшением всей внутренней ситуации. Это скажется и на состоянии тех объектов, которые собираются приватизировать, рассуждает экономист Петр СВОИК. Грубо говоря, их стоимость упадет.

– У Казахстана достаточно высокий внешний долг – 156 миллиардов долларов. Основная часть – это корпоративный долг квазигосударственного сектора. Где-то через полгода нацкомпании почувствуют удар девальвации, потому что им надо обслуживать свои заимствования. Но далеко не все они получают доход в долларах. Но даже те, кто зарабатывает валюту, часть своей выручки формируют на внутреннем рынке. А значит, в тенговом выражении они также страдают. Такое удорожание долларовых долгов может их подкосить. Где-то к лету мы это почувствуем, – уверен Петр Своик. – Этот процесс накладывается на приватизационный фон. В итоге инвестиционная ценность приватизируемых объектов упадет еще ниже.

Экспортеры

Еще одна категория, для которой выгоден дешевый тенге. Они получают за продажу своего товара валюту и существенно богаче всех других, кто работает в Казахстане.

– Если тенге понижается, то экспортерам нет нужды заводить в страну прежние объемы валютной выручки. Ведь они возвращают в Казахстан далеко не всё, – уверен Петр Своик. – Они заводят только ту часть, которая им нужна для продолжения функционирования, для чего нужен тенге. При падении курса текущие расходы в валюте падают.

Правительство

Как ни странно, девальвация выгодна и правительству. Для него это будет такой работой над ошибками, которая позволит скрыть все явные и неявные огрехи в работе. Ведь снижение цен на нефть – объективный фактор. И Астана в этом никак не виновата.

– За счет падения тенге довольно симпатично выровняются цифры всех показателей, за которые отвечает правительство. Это бюджет, сбор налогов, таможенные сборы, ВВП. Все они будут улучшены, – уверен Айдар Алибаев. – Это позволить залатать дыры, которые сильно бросались в глаза. Именно в этом заинтересовано правительство.

В этом случае курс тенге будут определяться только двумя цифрами: дефицитом бюджета и ценой за баррель. Со снижением цены на нефть возможности наполнения казны снижаются. Следовательно, для сокращения дефицита правительство будет вынуждено снижать курс тенге и за счет курсовой разницы наполнять бюджет.

Недавно Bank of America рассчитал, как будет изменяться курс рубля при реализации разных сценариев Центрального банка России. При цене до 35 долларов за баррель доллар должен стоить около 94 рублей. При цене 30 долларов – 104 рубля.

Структурно экономика Казахстана напоминает российскую: большая доля перерабатывающих отраслей экономики компенсируется и большей долей расходов на оборону. Этот сценарий можно переложить и на нас. Следовательно, при цене в 35 долларов за бочку нефти курс нашей валюты будет 420 тенге за доллар. При 30 долларах – 480.

В реальности курс может быть опять ниже. Еще 15 лет назад 30 долларов за баррель были очень даже неплохой ценой. Ведь до этого они были еще ниже. 17–20 – вот обычные цены до 1990 года. Только с 2005 года начался интенсивный рост. В январе – 44 доллара, в марте уже 53 доллара. В начале 2006 года цена нефти превысила 60 долларов. Для Казахстана это были замечательные годы.

Бизнес

Есть еще одна версия, кому выгоден дешевый тенге. Это экспортно ориентированный бизнес. Наложение двух факторов – приватизации и подешевевшей рабочей силы – делают выгодным размещение в стране производств для мирового рынка или хотя бы для ЕАЭС. Но при ближайшем рассмотрении она рассыпается.

Главная уязвимость этой теории: коррупция. Размер теневой экономики в стране составляет не менее 40 процентов. Значимая ее часть – взятки и откаты за “решение вопросов” на всех уровнях. Коррупционные скандалы были главными темами 2015 года. Впрочем, как всегда. Экономические выгодные производства создаются в странах с предсказуемым поведением госаппарата.

Неопределенный курс тенге тоже не добавляет уверенности. Капиталоемкие производства создаются на года. И главным условием их работы является предсказуемость курса национальной валюты. От этого строятся все планы и проекты. Что если завтра нефть вырастет в цене и курс тенге восстановится? Тогда и рабочая сила резко подорожает. Нет никакой гарантии, что это не произойдет завтра.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ