Опубликовано: 801

Кому будем помогать?

Кому будем помогать?

Эту нехорошую квартиру знает вся округа. Пожары в ней дело обычное, хоть службы и отключили все, что только может гореть, – газ и электричество, толку нет. Две душевно болящие женщины непонятно как и почему устраивают огненную феерию с удручающей регулярностью.

То ли их завораживает вид огня, то ли банальное желание поесть чего-нибудь горячего, ведь газ-то отключили, но мыкаются от этого все вместе: и повредившиеся рассудком, и те, кто живет с ними рядом. Жильцы многоквартирного дома, ясное дело, трясут председателя КСК: мол, сделай хоть что-нибудь (!), ведь неизвестно, проснемся завтра или нет (!), та идет в отказ: не могу (!), нет у нас такого закона, чтобы людей жилплощади лишать. Те, конечно, к голове города: мол, разберитесь, не желает решать проблему председатель, сгорим мы с этими чеканутыми. Власть слушает, но сделать тоже ничего не может, закона такого и правда нет, потрясут-потрясут за шкирку председателя на своем заседании – вот и все дело.

В Законе “О жилищных отношениях”, Гражданском кодексе РК и прочих документах все нужные вроде бы статьи прописаны: мы, собственники, защищены от соседей, которые безобразие безобразничают.

Но защищены мы от тех, у кого мозги есть, а по-человечески они жить не хотят. Вот и приводят их к общему знаменателю через суды и полицейские участки. Здесь же случай иной – эти люди сами не ведают, что творят, и чаще всего они первыми и гибнут то от взрыва газа, то от огня пожара. Случаев таких немного, но они есть, и, как принято говорить в СМИ, все резонансные – ведь на пожарах и от взрыва газа гибнут порою десятки человек, а дома получают масштабные разрушения.

Поэтому для подобной категории болящих крайне необходимо принятие закона, где регламентировался бы порядок их проживания при отсутствии опекунов. В данном случае опекуном им могло бы стать государство: построить для них социальный дом с отдельными квартирами взамен прежних, где они могли бы жить так же свободно, как и раньше, без решеток на окнах и засовов, имели бы право свободного передвижения, приглашать гостей и делать все то, чем они занимались в обычной жизни. Только в их квартире уже не будет кухни с газом, а будет общая столовая и медицинский пункт с дежурным врачом, способным вовремя отреагировать на ухудшение состояния такого жильца. Думаю, наличие такого закона отрезвило бы родственников больных, ведь никакой квартиры по наследству они бы уже не получили. А так сгорел дядька – вот и отлично, квартирка наша. Увы, такие теперь нравы.

К слову, жильцами социального дома могли бы стать и “плюшкины” – душевнобольные люди, не представляющие угрозы для соседей, не устраивающие поджогов, однако жизнь рядом с которыми нельзя назвать… приятной. Они несут в дом весь хлам с помоек, так что вонь и антисанитария напрочь лишают соседей радости бытия.

Но это пока предложение, когда государство сподобится – неизвестно, а в ситуацию с таким соседством попасть может сегодня любой. Самое простое решение: продать квартиру и купить другую – экономим силы, нервы, время и не играем с судьбой в рулетку. Другой вариант – подключить правоохранительные органы и найти родственников душевнобольного соседа: на полицейских лучше навалиться всем домом.

Объясняем родне по-хорошему, что в современном Гражданском кодексе РК имеется статья 1045 “Устранение от наследования недостойных наследников”, и если они своего дядю, тетю, троюродного брата-сестру-племянника не заберут либо не поселят с ним вменяемого родственника, который будет за ним присматривать, то мы всем домом пойдем в свидетели, что вы оставили болящего в опасности и не можете наследовать его жилье.

К слову, на наследников переходят все материальные обязательства, и это еще один довод, чтобы отрезвить родню. Ну если и это не подействует, то обращаться в суд, чтобы уже “психолог в мантии” привел их в чувство. Дорога трудная, но не безнадежная. Есть и третий путь – самим присматривать за пошатнувшимися умом соседом-соседкой. Но это уже только для святых и специалистов.

Алматы

Загрузка...