Опубликовано: 4244

Команда КВН "Азия Микс": Игра, кино и социальный лифт

Команда КВН "Азия Микс": Игра, кино и социальный лифт

Команду “Азия Микс” из Бишкека придумали на одной из новогодних вечеринок. Она с ходу выиграла первую лигу и громко ворвалась в Высшую лигу КВН. “КАРАВАН” встретился с фронтменом команды Эльдияром КЕНЕНСАРОВЫМ, чтобы узнать больше о веселых и успешных соседях из Киргизии.

Шестое чувство

– Эльдияр, что за смешная история, связанная с появлением вашей команды?

– Все мы являлись участниками авторского коллектива, создавали проекты для киргизского телевидения. В КВН вместе никогда не играли – кто-то им занимался еще в школе, кто-то вовсе не выступал. Но мы вращались вокруг этой сферы, и однажды на новогоднем корпоративе, празднуя наступление 2012 года, ребята сказали мне: “Братан, а поехали на фестиваль КВН в Сочи! Мы ведь вместе никуда не ездили”. А Сочи для кавээнщиков – это мечта, это Мекка. Мы поехали, сценарий писали, будучи уже в Сочи, чуть ли не на коленках, и оказалось, что выступили очень хорошо. Нас сразу пригласили в высшую украинскую лигу. На следующий год позвали в первую лигу, и мы выиграли ее. Тогда у нас в Киргизии была своя лига – “Азия Mикс”. И мы долго не задумывались над тем, как назвать команду.

– Как ваши близкие относятся к увлечению КВН?

– Я с детства не зависел ни от чьего мнения. Когда пошел в спорт, единственное, что попросил, – денег на кимоно. Все пробовал, везде себя искал. Условие родителей было таким: если успеваешь – занимайся, чем хочешь. Не знаю, как это назвать – рукой сверху или шестым чувством. Меня затянуло в КВН, еще когда был студентом, учился на специалиста по финансовым рискам.

Проверка для духа

– Как считаете, КВН – игра лишь молодых?

– Для молодых духом – да, готовых на какие-то риски, не желающих серой будничной жизни. Мне сейчас 30, я специально играю в КВН, чтобы чувствовать себя моложе. Это драйв, проверка на прочность. Мои сокомандники младше меня лет на пять, но они не выдерживают того, что выносит мой организм. У себя в Киргизии мы делали не только юмористические, но и социальные проекты. Но КВН – эта та вещь, которая отнимает время и деньги. На этом мы не зарабатываем, но я согласен, что КВН повышает на несколько этажей твой личный социальный лифт – больше людей тебя узнают, легче диалог вести.

– Помните, как появился ваш знаменитый голос?

– Почему стал гнусавить? Это делал мой младший брат Эрмек сначала в кругу семьи. А когда тоже стал играть в КВН, перенес задумку на сцену. Людям понравилось. Однажды брат получил приглашение от команды КБТУ из Алматы поехать с ними на Сочинский фестиваль. Но так никуда и не поехал, а я взял этот образ. У меня не было амбиций быть на сцене, работал в качестве соавтора в команде, но так сложилась судьба, что именно мне пришлось ехать в Сочи.

– В новостях пишут, что ребята из вашей команды кино сняли!

– Начнем с того, что ребята сняли шесть фильмов за этот год. Им творческий потенциал девать некуда! Сейчас у нас расцвет в области кино – в Киргизии средств на это надо раз в 10 меньше, чем в Казахстане.

– И за какой фильм вам не стыдно?

– Знаете, наверное, “Биртуганчики” и “Большие люди” – хорошие фильмы. На остальных фильмах, скажем так, мы набивали руку.

– Какие темы эксплуатируете в кино?

– Ментальность в основном. Хотя, если история удачно снята и по хорошему сценарию, люди по-любому пойдут. У нас в Азии с большой вероятностью пойдут на фильм, который ближе людям.

Сделано в Киргизии

– Интересуетесь ли политической жизнью страны? Как смотрите на вступление Киргизии в Таможенный союз?

– Если выражаться шахматными терминами, из двух ходов, которым наша фигура может пойти, этот  наиболее полезный. У нас два ориентира – Россия и Америка. Общество делится на тех, кто выбирает содружество с Россией, и тех, кто за отношения с западными силами. Но, во-первых, очень большие денежные поступления в казну приходят именно из России. Много моих соотечественников трудятся в этой стране, создали там семьи. Во-вторых, Россия – это исконно близкий партнер. В-третьих, если сравнивать, как сейчас живут афганцы и как мы, то я выбираю наличие асфальта, инфраструктуры, университетов, театров. Наш народ устал от революций и потрясений. У меня есть семья – дочь, жена (кстати, супруга Эльдияра – из Актау. – Прим. авт.). И я тоже хочу, чтобы в нашей стране было спокойно и стабильно.

– За какие продукты под брендом Made in Kyrgyzstan вы горды?

– Серьезный доход стране приносит швейная промышленность. Учитывая, что мы входим в ВТО, некоторые швейные фабрики шьют для мировых брендов. На Россию много шьем. Наши основные рынки – Урал и Сибирь, на втором месте – Казахстан. В Киргизии хорошо работают фабрики, перерабатывающие шерсть, их продукция идет на экспорт. И, что меня больше всего радует, – это интеллектуальный взрыв. Снимают кино, у нас есть очень серьезные дизайнеры… Это тот выход, которому мы должны следовать. Наша страна должна быть большой азиатской Кремниевой долиной – создавать венчурные фонды, объединения в 3–4 человека. Это, в принципе, и происходит, но обидно, что это делают не госструктуры, а сам народ. Если бы государство помогало, это было бы катализатором для такого интеллектуального подъема!

Алматы

Загрузка...