Опубликовано: 4324

Колониальный евроремонт

Колониальный евроремонт

Одним из условий получения председательского кресла в ОБСЕ является реформа пенитенциарной системы. По мнению представителей международных правозащитных организаций, Казахстан в кратчайший срок должен привести свои колонии в соответствие с европейскими стандартами. А как выглядит казахстанская колония сегодня? Мы отправились с визитом в исправительную колонию строгого режима, что находится близ южной столицы.

Будет вам вентиляция

Насколько наши колонии отстают от европейского уровня? Об этом мы спросили начальника управления комитета уголовно-исправительной системы по городу Алматы и Алматинской области полковника юстиции Рысбека Улубаевича Садиева.

– Рысбек Улубаевич, в связи с предстоящим председательством Республики Казахстан в ОБСЕ международные правозащитные организации требуют навести порядок в уголовно-исправительной сфере...

– Да, это сейчас главное. Поэтому наряду с ведомственным контролем за пенитенциарными учреждениями республики работают различные общественно-наблюдательные комиссии. Исправительные учреждения Алматы и Алматинской области контролирует специальная комиссия. В ее состав входят известные адвокаты, юрист комиссии Международного бюро по правам человека и соблюдению законности, специалист Центра СПИД города Алматы, учредитель организации “Содействие тюремной реформе в РК”. Только за минувший год комиссия осуществила 29 проверок.

– Сколько осужденных содержится сейчас в учреждениях южной столицы и Алматинской области?

– Всего – 6315 человек, из них осужденных 4684, а 1831 – следственно-арестованные.

– Чем отличаются казахстанские колонии от исправительных учреждений европейских стран?

– Прежде всего условиями. В европейских исправительных учреждениях и следственных изоляторах на одного осужденного положено не менее 6 квадратных метров площади, а на четверых – 16 квадратных метров. В камерах есть душ, санузел и телевизор. В общем, очень комфортные условия.

– Насколько мы не дотягиваем до среднеевропейского уровня?

– В большинстве казахстанских колоний осужденные находятся в помещениях казарменного типа, как в армии. А в европейских учреждениях заключенные содержатся в камерах от одного до четырех человек. Но мы стремимся к евростандартам. Например, в Алматы почти завершено сооружение нового следственного изолятора СИ-18. Условия содержания там отвечают европейским стандартам, в камерах будет душ, санузел, вентиляция.

– Бич казахстанских колоний – туберкулез. Но в последнее время правозащитники говорят, что к этой болезни добавился еще и СПИД?

– Да. На сегодняшний день в исправительных учреждениях Алматы и области находится 98 больных туберкулезом, а 409 заключенных инфицированы вирусом СПИДа.

Три свидания в год

Получив разрешение на посещение колонии строгого режима ЛА-155/8 в поселке Заречный Алматинской области, мы смогли пообщаться не только с “красным” руководством, но и со “смотрящим”.

Как рассказал нам начальник колонии подполковник юстиции Куаныш Байгазинов, учреждение было создано в 1980 году и первоначально предназначалось для бывших сотрудников правоохранительных органов – милиционеров, прокуроров и судей, которых нельзя было держать вместе с другими заключенными. Но в апреле 2006 года учреждение перепрофилировали в исправительную колонию строгого режима.

– В колонии сейчас находятся 1300 осужденных, 80 процентов из которых – неоднократно судимые, а 20 процентов оказались здесь за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, – рассказывает Куаныш Байгазинов.

– Каков распорядок дня?

– Подъем в 6 часов утра, затем заправка кроватей, умывание и завтрак – до 7.30. До 8.30 – построение, а в 9 часов – развод на работу. С 12 до 14 – обед. С 14.30 до 17 часов – работа, после 17 часов – вечерняя проверка и построение. С 18 до 20 – ужин, до 21.30 – личное время. Осужденные в это время читают, смотрят телевизор, в 22 часа – отбой.

– Чем занимаются осужденные и сколько получают?

– Вся работа связана с обработкой камня – делают брусчатку, облицовочную плитку и т.п. Зарплата примерно 12 тысяч тенге в месяц.

Кстати, несмотря на жесткое расписание, руководство колонии не забывает о душе подопечных: для мусульман построена мечеть, для православных строится церковь, а десять католиков молятся в отдельном помещении.

– Какое наказание предусмотрено за неподчинение администрации колонии?

– Режим у нас нарушают нечасто. За незначительные проступки осужденных переводят в ШИЗО – штрафной изолятор, сроком до 15 суток. За повторные или более серьезные нарушения они могут угодить в ПКТ – помещения камерного типа, на полгода.

– Сколько заключенным разрешено свиданий с родственниками, сколько передач им положено?

– В год осужденные имеют право на три краткосрочных свидания и три длительных – до 3 суток. Количество передач – тоже три. Для тех, кто встал на путь исправления, условия более мягкие. Им положено одно дополнительное свидание. Больше – не положено, ведь режим у нас строгий!

Как обижают “обиженных”

Среди обитателей колоний существует жесткая иерархия. Своеобразная кастовая система, с которой борются, но победить не могут.

– Условно контингент можно разделить на три группы. Первых, так называемых блатных, немного, около 60 человек. Больше всего “мужиков”, на которых, согласно поговорке, “тюрьма держится”: более тысячи. Меньше всего “обиженных”, всего 30 человек, – поясняет Куаныш Байгазинов.

О том, почему они так называются, мы узнали от “смотрящего” колонии по прозвищу Рафик.

– “Обиженные” стали таковыми из-за каких-то проступков против негласного воровского кодекса, – пояснил смотрящий.

– Обычно проштрафившегося заводят в каптерку и плещут ему в лицо кружку чая. И все, он считается “обиженным”. Раньше эту процедуру проводили более радикальным способом, про который даже говорить неудобно…

По словам Рафика, в данной колонии подобного безобразия нет. Все “обиженные” прибыли сюда уже в этом статусе.

– Я вор, сейчас отбываю свой шестой срок за кражу. Меня выбрали “блатные” и “мужики”. Я должен следить за дисциплиной, предотвращать конфликты и не допускать беспредела, – объяснил он нам свои обязанности.

Татуировка все расскажет

Особая тема в колонии – татуировки. Они – как визитная карточка заключенного, по ним можно проследить всю их биографию.

С разрешения начальника колонии мы встретились с осужденным по прозвищу Расписной. Все его тело, руки и ноги были сплошь покрыты наколками. Первый свой срок, 12 лет, он получил за убийство. В память об этом сокамерники нанесли на шею изображение длинного ножа. Сейчас отбывает один год, говорит, что за хранение марихуаны.

По словам подполковника Байгазинова, Расписной встал на путь исправления и отобразил это двумя новыми татушками. На левой ноге выколол ползущего вниз паука, а на груди – женщину-оборотня.

– Обернулся я, – говорит Расписной. – Сначала был “черным”, не подчинялся требованиям администрации учреждения, не признавал режим, а сейчас стал “красным”…

Олег ГУБАЙДУЛИН, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...