Опубликовано: 1201

Кольцо

Кольцо

Тоненькое колечко с двумя крохотными бриллиантиками всегда было на бабушкиной руке. Сколько Люда помнит бабушку, столько помнит и это кольцо. Она его никогда не снимала. Простой золотой ободок, потемневшая платиновая восьмерка, в которой глубоко спрятаны два крохотных камешка.

Фамильная шкатулка

Одно из первых детских воспоминаний: бабушка хлопочет на кухне, стряпает пирожки – и вдруг на ее перепачканной мукой руке что-то ослепительно сверкнуло. Маленькая Люда закричала: “Бабушка, у тебя на руке снежинка!”.

Когда умер дедушка, бабушка сложила все накопившиеся за долгую жизнь нехитрые драгоценности в шкатулку, и каждый год она на дни рождения дарила дочке, снохе, а потом и внучке по одной вещи оттуда. Фамильные драгоценности – стандартные кольца с рубинами и аметистами, цепочки 586-й пробы и прочий набор советского золота – принимались с благодарностью. Но все ждали, кому достанутся бриллиантики? Это была маленькая интрига их семьи. Женская половина делала предположения, что, скорее всего, бабушка бережет кольцо до 16-летия любимой внучки. Когда оно миновало, решили, что уж точно это будет свадебным подарком…

…Шкатулка давно уже опустела. Любимая внучка окончила школу, поступила в университет, вышла замуж, родила первую правнучку. Но бабушка по-прежнему не снимала колечко с руки.

Неразгаданный секрет

Бабушка с дедушкой прожили долгую и счастливую жизнь. Они были красивой парой. И родили красивых детей, полукровок. Баба Люся – кореянка. Из семьи депортированных корейцев, которых в далеком 36-м эшелонами свозили в казахстанскую степь с Дальнего Востока. Деда Митя – типичный славянин-богатырь, светлокудрый, голубоглазый. Бабушка едва доставала до его плеча. Все вокруг ей завидовали до самой старости, говорили: Митя всю жизнь носит Люсю на руках.

Люда их помнит уже пенсионерами. Они целыми днями были вместе, рядышком. Вместе – на огороде, вместе – на прогулку, вместе – в магазин. Если бабушка хлопотала на кухне, дед, послонявшись по дому, все равно в конце концов заруливал на кухню. Весь день они о чем-то шептались, беседовали, что-то обсуждали. Люда всегда удивлялась этому: они вместе прожили полвека, ни на день не расставались, неужели еще остались невысказанные слова?

Оказалось, остались. Однажды она спросила деда: “Ты когда подарил бабушке это кольцо?”. Она помнит, какое неловкое молчание воцарилось за столом. Потом дед, всегда отличавшийся чувством юмора, разрядил обстановку: “Бабушка с этим кольцом родилась! Разве ты не знала?”.

Никто в семье не знал истории кольца. Ни дед, ни дети, ни внуки. И почему-то никто не спрашивал об этом у бабушки.

Подарок

И все-таки бриллиантики достались Людмиле. Она собиралась в заграничную командировку, в Америку, куда ее пригласили на крупный международный научный симпозиум. Она впервые получила такое приглашение и очень волновалась.

Накануне отъезда неожиданно пришла бабушка. И без всяких объяснений надела на ее палец кольцо: “Носи! Теперь оно твое…”.

В самолете Людмила наконец-то смогла его как следует разглядеть. Золотой ободок от времени истончился, платиновая восьмерка немного расплылась и просела, и от этого камешки выступали чуть выше, чем раньше. Ни клейма, ни надписей. Словом, кольцо не хотело раскрывать свой секрет.

Но колечко отлично прижилось на руке. Не мешало, не раздражало, не соскальзывало и не впивалось в палец. Оно тихо жило своей скромной жизнью, изредка позволяя камешкам сверкнуть на миг.

Сердце женщины

…Командировка подходила к концу. Симпозиум завершался большим банкетом. В перерыве к ней подошел человек и передал просьбу профессора Хона, который хотел бы с ней поговорить.

У Людмилы от счастья аж сердце запело! Профессор Хон – путеводная звезда этого симпозиума, ученый из мировой когорты! Член жюри и главный эксперт представленных работ.

Высокий худой старик – гроза и слава одного из лучших университетов мира, долго молча смотрел на нее. А потом неожиданно спросил: “Откуда у тебя это кольцо?”.

От неожиданности Люда потеряла дар речи.

Но профессор ждал ответ, буравя ее колючими маленькими глазками, спрятанными под кустистыми белыми бровями.

“Бабушка подарила”, – тихо выдавила Людмила, как студентка на экзамене.

“Люся?! Ты Люсина внучка?!”.

Только теперь до Людмилы дошло, что они с профессором говорят по-русски.

…На следующий день профессор Хон лично прибыл в аэропорт провожать казахстанскую делегацию. Старик долго держал в своей руке руку Людмилы. И смотрел на нее, смотрел, как будто не мог насмотреться.

В самолете коллеги многозначительно посматривали в ее сторону. Бог весть что вообразили! Но Людмилу эти взгляды не смущали, она их не замечала. На руке тихо сверкало кольцо. А в сумочке лежало письмо, которое она везла бабушке.

60 лет кольцо хранило тайну. Как молоденькая студентка бегала на тайные свидания с иностранцем, стажером горного института. Ей было всего 18 лет. А он стоял на коленях, умоляя расписаться и уехать с ним. Она долго не решалась сказать родителям. Но те неожиданно легко благословили молодых. Только свадьбу решили отложить до весны, расписаться прямо перед отъездом, чтобы не было преждевременных разговоров и пересудов. Время было послевоенное, тревожное, страшное.

А 15 февраля 1947 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР “О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами”.

Весной Хон уехал один. Никому и никогда они не рассказывали, как сидели рядышком на рельсах в ожидании поезда, решив покончить жизнь здесь и теперь, пока они вместе. Но поезда так долго не было…

Он надел ей на палец кольцо, которое собирался подарить в день свадьбы. “Никогда не снимай его. Пока оно будет с тобой, мы будем ждать и верить, что когда-нибудь будем вместе”.

Бабушка верила и ждала 60 лет.

Как там говорила героиня “Титаника”? Сердце женщины – это океан, полный тайн.

Татьяна ТЕН, Караганда

Загрузка...