Опубликовано: 2023

Кокпекты: после потопа – суды

Кокпекты: после потопа – суды

Жители поселка Кокпекты считают, что пострадали дважды: в марте прошлого года – от затопления в результате разрушения плотины на одноименной реке, а позже – от действий чиновников, не выплативших им реальную компенсацию за утраченное в результате стихийного бедствия имущество.

Суд да дело

Беда поселка Кокпекты Бухаржырауского района Карагандинской области весной прошлого года всколыхнула всю страну. Рухнула плотина, и около трехсот домов были разрушены. Людям, оставшимся без крова, хозяйства, скотины, помогали всем миром – слали гуманитарную помощь, перечисляли деньги в фонд помощи. Экс-аким Карагандинской области Бауржан АБДИШЕВ пообещал построить новые дома вместо тех, что накрыло речной водой.

Однако спустя почти год после ЧС оказалось, что обещание свое чиновники сдержали, как обычно, кое-как. В январе текущего года 11 жителей поселка Кокпекты обратились в суд с иском к областному акимату. Они утверждали, что деньги выплачены им не в полном объеме.

Увы, 16 февраля судья Казыбекбийского районного суда отказал кокпектинцам в их исковых требованиях на том основании, что за составление смет отвечал районный акимат.

Теперь сельчане готовят иск к акимату Бухаржырауского района и департаменту по чрезвычайным ситуациям.

Дом, которого “не было”…

Кокпектинцы говорят: в суд пошли от отчаяния. Жительница поселка Кокпекты Марина ВИНСКЕВИЧ осталась без крыши над головой и без перспектив получить жилье взамен разрушенного наводнением. Домик по улице Набережной, 10, на который у женщины есть все документы, местные власти посчитали фикцией и не включили в список домов, пострадавших в результате паводка.

– Когда в апреле 2014 года сюда приезжал аким Бауржан Абдишев, он во всеуслышание пообещал построить нам дома вместо разрушенных. Мы тогда спросили его, можно разбирать разрушенные потопом дома? Он сказал: “Можно!”. Однако когда у акимата вывесили списки разрушенных наводнением домов, я своего там не обнаружила.

Женщина утверждает, что в мае вызвала на место прежнего жительства поселкового и районного акимов. Однако глава поселка неожиданно заявил, что дома как такового на этом месте и не было, был просто земельный участок, где Марина сажала картошку.

Как же так? В акте обследования имущества от 1 апреля значится: дом – саман, диван, кровать, шкафы, бытовая техника…

– Мне за мебель и технику заплатили по этому акту 138 тысяч, – рассказывает Марина. – Если дома не было, то получается, что все это стояло прямо на огороде в картошке? А если был дом, то почему мне выделили только 115 тысяч на его ремонт?

Валерий ЗВАЛИНСКИЙ, проживавший до наводнения по адресу: улица Торговая, 23, тоже возмущается:

– По смете ущерб у меня составлял 1 миллион 680 тысяч тенге, – рассказал “Каравану” Валерий. – На руки получил всего 700 тысяч тенге. В эту сумму вошла и компенсация за уничтоженную мебель, бытовую технику. А где остальное?

Раису РЯБЧИХИНУ, проживавшую до затопления по улице Силовой, 6, во всей этой ситуации больше всего возмущает отношение чиновников к пострадавшим.

– У нас после первого суда на руках два акта о чрезвычайной ситуации – один республиканский, другой областной, – рассказала она. – В областном сказано, что 30–31 марта 2014 года все соответствующие службы друг другу сообщали о надвигающейся стихии. Сразу после ЧС чиновники приходили к семьям погибших и требовали написать объяснительные, что якобы акиматовские работники предупреждали о надвигающейся беде, но жители сами допустили такую трагедию. Вы можете себе представить?!

Кокпектинцы намерены опротестовать этот акт в суде.

Караганда

Загрузка...