Опубликовано: 2670

Кого охраняют сотрудники заповедника в Маркаколе?

Кого охраняют сотрудники заповедника в Маркаколе? Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

“Особо охраняемая территория браконьерства” – похоже, такую вывеску пора разместить над въездом в государственный Маркакольский заповедник. Масштабы незаконной рыбалки такие, что невольно возникает вопрос: уж не браконьеров ли охраняют сотрудники заповедника?

Недавно полицейские сообщили: в Зайсанском районе задержан КамАЗ с тремя тоннами (!) ускуча. Ущерб государству превысил 19 миллионов тенге, против 35-летнего жителя Курчумского района возбуждено уголовное дело за незаконную добычу рыбы.

Для несведущих: ускуч – разновидность ленка, или сибирской форели, которая встречается только в высокогорном озере Маркаколь. То есть рыба-эндемик, ценная порода. Сорок лет назад для ее охраны был создан государственный Маркакольский заповедник.

Промышленный лов сетями с тех пор под полным запретом. Рыбалка на удочку разрешена только местным, за деньги и не больше 5 килограммов.

В маркакольской “столице” селе Урунхайка проживает чуть больше 300 человек. Даже если допустить, что каждый урунхаец, включая младенцев и столетних стариков, оформил в заповеднике разрешение, закинул в озеро удочку и вытащил все разрешенные пять килограммов рыбы, общий улов потянет на полторы тонны. Напомним, в задержанном грузовике полицейские нашли 3 тонны ускуча. Спрашивается, как штат инспекторов вел охрану, что не заметил, как на заповедной акватории ловят тоннами?!

Какие защитники, такой и заповедник

Факты браконьерства в Маркакольском заповеднике стали чуть ли не повседневными. Год назад полицейские задержали КамАЗ с 1,1 тонны ценной рыбы, весной и осенью прошлого года – ряд рыбаков с уловом по 50–100 килограммов ускуча.

В 2014 году вообще дошло до анекдота: замруководителя Восточно-Казахстанской территориальной инспекции по охране леса и животного мира Владимир Шешуков попался с тремя мешками ускуча во время… служебной командировки по выяснению фактов браконьерства!

Чиновник подписал протокол, оплатил штраф в 20 МРП. А на областной дисциплинарной комиссии вдруг вспомнил: три мешка рыбы спиннингом с берега Маркаколя выловил его подчиненный, что называется, без отрыва от производства.

Смешно? Не очень, особенно если учесть, что такое пояснение вполне устроило как департамент по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями, так и областной дисциплинарный совет. В мешках с браконьерской рыбой там не увидели состава преступления. Владимир Шешуков отделался строгачом и как ни в чем не бывало по-прежнему продолжает наносить непоправимую пользу природе.

За что платим?

Для Казахстана заповедники и парки – особая история. Считается, что они работают на привлекательный имидж государства, и хотя бы по этой причине бюджет не жалеет на них средств. Ежегодно на особо охраняемые природные территории из казны уходит колоссальная сумма. Сотни миллионов! Но что в сухом остатке?

В том же Маркакольском заповеднике целый штат инспекторов, каждый получает зарплату, каждого обеспечивают обмундированием, транспортом, оружием, инвентарем… Для чего? Чтобы запрещенную для вылова рыбу таскали тоннами?

Или в областной природоохранной инспекции заместителя руководителя направляют в служебную поездку с задачей разобраться с вопиющими фактами браконьерства. Помимо немаленькой зарплаты выплачивают ему еще командировочные, предоставляют служебный транспорт, запас топлива. С какой целью? Чтобы он в автомобиле природоохранного ведомства перевозил мешки, полные незаконной рыбы?

Самое грустное, что вопиющая ситуация на Маркаколе, похоже, мало кого волнует. Во всяком случае, СМИ ни разу не слышали, чтобы в департаменте внутренних дел Восточного Казахстана или в прокуратуре проанализировали бы происходящее, дали оценку. Тишина! Между тем факты говорят за себя.

По данным службы ЧС, только в 2013–2014 годах во время незаконной рыбалки на заповедном озере утонули 7 человек. Тело одного не найдено до сих пор.

При этом в той же теринспекции сделали вывод: в гибели виноваты сами утонувшие. Сами зашли на озеро, за всеми не уследишь, служба охраны заповедника ни при чем. Словом, спрашивать не с кого.

Усть-Каменогорск

Загрузка...