Опубликовано: 1636

Кочевники задумали поход на Запад

Кочевники задумали поход на Запад

Смешав, казалось бы, несочетаемое – домбру, скрипку и лектрогитару, – музыканты “Улытау” кладут на жесткий хард- роковый аккомпанемент казахские кюи и классические хиты.

Группа постоянно выступает с концертами на разных континентах. Недавно она побывала, к примеру, в Румынии и Колумбии.

Вообще всегда интересно и приятно узнавать об очередных достижениях “Улытау”. Тем более зачастую эти новости находятся на грани реальности для казахстанского шоу-бизнеса. То они берут Гран-при на чемпионате по исполнительским искусствам в Голливуде, то в их составе участвует один из лучших российских барабанщиков Игорь Джавад-заде, то они выпускают альбом в сотрудничестве с видным американским звукорежиссером Тимом Палмером, то выигрывают “Музыкальную фишку” и опять уезжают в Россию, чтобы искать выходы на европейский рынок.

Теперь отряд кочевников “с раскосыми и жадными очами” устремил свой взгляд на немецкую землю. Известно, что очередные свершения им предстоят в обновленном составе: к завсегдатаям “Улытау” – гитаристу и аранжировщику Максиму Кичигину и домбристу Ержану Алимбетову – присоединилась скрипачка Алуа Маканова.

В Москве все просто: нет денег – до свидания!

– Я вас поздравляю, в декабре произошло важное событие: вы подписали контракт с немецкой компанией IMusic. Что это значит для вас?

Максим: Мы жили какое-то время в Москве и поняли: пока у тебя есть деньги, ты красавчик, с тобой все здороваются. А когда денег нет, то до свидания. Причем КПД с этих денег там минимальный. Поэтому мы стали искать варианты в Европе. И выяснилось, что самые выгодные условия в плане законодательства и тех же авторских прав предоставляет Германия. От первого предложенного нам контракта мы отказались, а затем появился Марко Квирини из компании IMusic. Переговоры шли долго. Они сомневались, мы сомневались. Но когда на их телеканале был запущен наш клип “Жумыр Кылыш”, просто на пробу, то по SMS-голосованиям и звонкам он занял первое место. Немцы тут же приехали в Алматы, чтобы подписать контракт и вручить “Золотой диск”. “Золотой диск” дается, если группа продает 500 тысяч дисков.

– А вы их уже продали?

Максим: Еще нет. Но в том-то и фишка, что он приехал и заранее вручил его с полной уверенностью, что мы продадим не только 500 тысяч дисков, но и больше. В свое время Квирини работал на крупной звукозаписывающей компании EMI в США и Германии и продавал диски Pink Floyd, Queen, Робби Уильямса, Тины Тернер и других исполнителей с золотыми, платиновыми и мультиплатиновыми показателями.

Наш контракт с IMusic рассчитан на семь лет. Немцы составили маркетинг-план для раскрутки “Улытау” в двенадцати странах Западной Европы. Для начала с 15 января по всей Германии официально запускается в ротацию наш первый сингл “Жумыр Кылыш”. Затем второй сингл. Где-то в мае-июне мы приезжаем туда с концертами. Ну и, конечно, выпускаем альбом.

Алуа на смену Нуре

– Теперь, наверное, пора рассказать о переменах в составе группы.

Максим: Перестала работать с нами скрипачка Нургайша Садвакасова, которая была в “Улытау” четыре года.

Ержан: Мы ей очень благодарны за все, она вообще супер.

Максим: Правда. Просто сейчас наша Нурочка ушла в декретный отпуск. Она давно замужем и теперь решила посвятить себя семье. Наша новая скрипачка – Алуа Маканова, студентка третьего курса консерватории. В случае с Алуа нас прежде всего потряс ее музыкальный уровень. А про ее внешность, как сам видишь, говорить излишне. Уже сейчас приходится охранять ее от поклонников. Алуа, почему ты так играешь, расскажи.

Алуа: Спасибо моему педагогу Якову Иосифовичу Фудиману, который, к сожалению, скончался в сентябре. У него я занималась в Байсеитовской школе, потом поступила к нему же в консерваторию. Яков Иосифович учил меня никогда не жаловаться. “Твое дело, – говорил он, – заниматься и быть всегда на уровне”.

Максим: Алуа около двух месяцев в группе. Она очень быстро влилась в команду не только как музыкант, но и как человек. Первый ее концерт с нами прошел недавно в Колумбии.

Алуа: Когда я пришла в первый раз, было немного непривычно, что я буду исполнять такую музыку. Ведь я привыкла столько лет играть классику – сольно или в оркестре. А здесь рок, этно. Но стало интересно.

Европейцы в шоке: как можно играть на двух струнах?

– Как думаете, чем проект “Улытау” стал интересен за границей?

Максим: Думаю, людей привлекает музыкальная энергетика. Потому что произведения, которые мы играем, это прежде всего казахская народная музыка, которую они никогда не слышали. К тому же она подается в такой обработке. Мы долго подбирали аранжировку под домбру и поняли, что той энергетике, которую имеет этот инструмент, отвечает только рок-музыка. И получился синтез, производящий сильное впечатление на публику. Причем люди там не понимают, как можно играть на двух струнах. Для них это вообще шок.

– А по какому принципу подбирались инструменты? Пробовались ли какие-то варианты или уже с самого начала было понятно, что в “Улытау” будут солировать домбра, скрипка и электрогитара?

Максим: Когда наш продюсер Кадырали Болманов в 1998 году создавал проект, он сразу планировал соединить домбру со скрипкой. Потом он понял, что нужно добавить что-то еще. Кадырали пригласил несколько групп, которые сделали аранжировки в разных жанрах: в попсе, джазе, роке, в чем-то еще. Если помнишь, была такая группа “Форрест Гамп”, в которой я тогда играл. Мы предложили рок-вариант. С тех пор все и закрутилось.

Единственный “ребенок” потребовал жертв

– Вы выпустили только одну пластинку “Жумыр Кылыш”. Причем это был российский релиз.

Максим: Пока да. И этим альбомом мы можем гордиться.

– А почему всего один? История группы довольно продолжительна.

Ержан: Того, что мы играем на концертах, хватит на несколько альбомов.

Максим: Мы шли к выпуску своего альбома семь лет, но при этом он стал победителем в различных российских рейтингах. Сначала он вошел в сотню лучших альбомов 2006 года по версии журнала Play. Мы были на десятом месте. Затем тот же журнал назвал пять лучших инструментальных альбомов. Мы стали четвертыми, причем в этом списке не было ни одного российского имени, все зарубежные исполнители. К тому же “Жумыр Кылыш” вошел в 50 самых продаваемых дисков студии “Союз” за тот год.

– Я помню, ваш диск тогда и у нас в музыкальных точках появился, но стоил уж совсем по-западному – около 25 долларов.

Максим: Так он и сейчас так стоит. Дешевле продавать мы просто не можем. Мы же писали его в Москве, потом материал повезли в Лос-Анджелес на Paramount Recording Studio, где его сводил Тим Палмер, человек, который работал с Оззи Осборном, Duran Duran, U2.

– Как же вы вышли на такого крутого звукорежиссера?

Максим: Когда мы были в Москве, с нами работал продюсер Табриз Шахиди. Он дал Палмеру послушать наш промо-диск, и тот сказал, что хочет сотрудничать с “Улытау”. Но у него было много своих требований. Записываться нужно было на студии, которая удовлетворяла бы его запросам. Мы нашли в Москве студию Владимира Осинского, где писались Земфира, “Мумий Тролль”. На сведение нужно было ехать именно в Лос-Анджелес. И было очень приятно, что Тим написал на диске такие теплые слова в наш адрес.

А кто музыканты? Не “Ал Давай” же!

– А что, по-вашему, нужно казахстанским музыкантам, чтобы продвинуться на Западе?

Максим: А наши музыканты – это кто? Не “Ал Давай” же! Есть, к примеру, JCS, другие талантливые ребята. Чего им не хватает? Естественно, денег. Без денег не будет связей, которые тоже очень важны. Если бы сейчас не было, к примеру, Кадырали, который все пробивал последние полтора года, мы бы тоже не пойми где играли. Но это один шанс на миллион…

Ержан: А я думаю, что у большинства наших музыкантов просто нет такой цели – вырваться на зарубежный рынок. Они ограничиваются выступлениями на свадьбах, днях рождения. Их главная цель – засветиться на радио и телевидении, чтобы их приглашали на корпоративки.

– Но вы тоже, надо полагать, не забесплатно выступаете?

Ержан: Естественно, нет. Просто у нас хороший менеджмент, который решает это все.

Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...