Опубликовано: 1085

“Кочевник” из Казахстана довел до инфаркта немецкого квартиросдатчика

В тихом Дармштадте всю прошлую неделю обсуждали историю, едва не стоившую жизни 72­летнему пенсионеру Эриху Хольцу.

В наследство от умершей жены бывшему учителю досталась уютная квартирка в самом центре города. И тут же подвернулся квартиросъемщик – юноша с милой застенчивой улыбкой.

Никита Л. вместе с родителями переехал в ФРГ из степного казахстанского поселка еще 15 лет назад. На сегодня у этого 24­летнего электротехника – безу­пречный немецкий язык и отличные отзывы на производстве. Но вот в быту...

Как оказалось, до встречи с герром Хольцем любящий гульнуть “казахендойче” успел переругаться с массой народу в соседних городках. Там хозяева сдаваемых квартир не успевали принимать все новые и новые жалобы от соседей неугомонного устроителя шумных вечеринок.

Дальше – больше. И – громче. Свежий скандал затмил все остальные. Переехав в Дармштадт и обольстив старичка учтивыми манерами, молодой человек довольно скоро не просто вернулся к прежним загулам, но и запустил арендуемое жилище до такой степени, что теперь на его ремонт понадобится сумма, втрое превышающая тот двухтысячный залог, что был оставлен герру Хольцу перед заселением.

Почти полтора года Никита не платил и за квартиру. А затем с соблюдением всех приемов конспирации переехал в другой регион Германии. Оставив после себя четыре с лишним тысячи евро долга.

Добропорядочный, законопослушный пенсионер, потрясенный неслыханным в его долгой жизни коварством, получил инфаркт прямо на пороге разгромленной квартиры. Вскрывать которую пришлось с помощью судебных исполнителей.

Теперь вот в немецких СМИ с новой силой разгорелась дискуссия о так называемых “миттенномаден” – своего рода кочевниках, ставших чуть ли не главным бедствием для доверчивых и неискушенных квартиросдатчиков ФРГ. И это притом что германское жилищное государственное право является одним из самых объемных и тщательно продуманных в мире – ведь в этой комфортно обустроенной стране ежегодно сдается в строй около полумиллиона особняков и квартир.

В каждом втором случае это частный коттедж на семью из четырех человек размером от 150 до 250 квадратных метров. Однако далеко не всякий обеспеченный жильем в Германии владеет подобной роскошью. В таких мегаполисах, как Мюнхен или Гамбург, к примеру, каждые 8 из 10 граждан до конца дней своих арендуют квартиры или дома.

В посреднических конторах при найме жилья предлагаются контракты, предусматривающие, казалось бы, все до самых ничтожных мелочей. Можно ли содержать в снимаемой квартире домашних животных? В какое время суток допустимо сверлить стены? Да и разрешается ли их трогать вообще? Каким именно образом вывешивать на просушку белье или сажать цветы?

Тем не менее – и это подтверждается не одним только примером из Дармштадта – даже сверхрегламентированность не страхует от необходимости обращаться в полицию и суд. Целые документальные сериалы на немецком телевидении посвящены бесчинствам “миттенномаден”. Но прежде чем выселить такого вандала, сдатчикам жилья приходится потратить кучу времени, нервов и денег в судах – так уж гуманно даже к недобросовестным квартиросъемщикам относятся немецкие законы.

Поэтому в Германии все чаще создаются теперь новые общественные движения обманутых “фермиттеров” – владельцев сдаваемых в аренду квадратных метров. И все более настойчиво звучат требования об ужесточении ответственности за нанесение ущерба чужому жилью. А также за длительный отказ от арендной платы.

Что же до распространенных у нас афер, связанных с “выкуриванием” из приватизированных квартир одиноких пожилых людей или обманом “дольщиков” при строительстве жилищ, так это в ФРГ практически невозможно. Самая ходовая и вполне законная у немцев комбинация – это передача своего жилья в государственные социальные службы ради пожизненного благоустроенного проживания и ухода в доме престарелых. Кстати, потерпевший Эрих Хольц после выхода из больницы намерен именно таким образом и поступить.

Загрузка...