Опубликовано: 1720

Клюшка, шайба, два конька

Клюшка, шайба, два конька

В первых числах февраля женской сборной Казахстана по хоккею с шайбой предстоит отборочный турнир на Олимпиаду-2014. В составе нашей команды не будет Ольги Потаповой. Трехкратная чемпионка Азиатских игр (2003, 2007, 2011 гг.) воспитывает полугодовалую дочь Александру. Хотя…Уже лыжи навострила

– Я предлагала свои услуги на олимпийский отбор, – смеется Потапова. – Вес бы сбросила и могла бы помочь. Я уже лыжи навострила на Олимпиаду, напрошусь как-нибудь в команду. На Играх все интересно. Правда, один раз в жизни там побывали (в 2002 году. – Прим. ред.), но хотелось бы еще. Тогда в Солт-Лейк-Сити рассчитывали на большее, но как-то не пошло (5 поражений, и последнее, 8-е место. – Прим. ред.).

– После победы на домашней Азиаде в 2011 году женская сборная Казахстана резко пошла по наклонной, оказавшись уже в третьем по силе дивизионе. В чем дело?

– Основные игроки ушли, а молодые еще не утвердили себя. У нас разрыв образовался между ветеранами и молодежью. Надеюсь, те девчонки, что пришли за нами, будут нам достойной заменой. Понимаю, что это тяжело, но надо работать.

– Может, пойти по пути других видов спорта и натурализовать несколько россиянок или канадок?

– Я “за”. Мне кажется, что это приемлемый вариант для нашей команды. Другой вопрос в том, захочет ли кто-либо из россиянок к нам поехать. Если же они не играют в своей сборной, не проходят в ее состав, то есть ли смысл нам их брать? В “Айсулу” сейчас играют канадки. Я их не видела, но девчонки говорят, что они не сильнее наших. Может, просто “слились с толпой”.

“А так я спокойная”

– “Айсулу”, как и сборная, в последнее время тоже не радует результатами…

– Команде не хватает везения. Кубок европейских чемпионов для нас какой-то проклятый, уже года три никак не можем выйти в финал. Вроде все складывается поначалу хорошо, а в решающих матчах снова терпим неудачу.

– Как реагирует главный тренер Александр Мальцев?

– Бывает, что кричит, а иногда просто замыкается в себе.

– Два года назад в одном из матчей Кубка чемпионов вас удалили до конца игры, а затем еще и дисквалифицировали на один матч. Что тогда случилось?

– Я упала в углу площадки, а девочка из команды-соперницы с разгону запрыгнула на меня. Это меня так взбесило, что я вскочила на ноги и с размаху дала ей клюшкой по шлему. А так я спокойная, держу себя в руках. Разве что на судей раза три кричала и получала 10-минутные удаления.

Уговорили попробовать

– Когда в вашей жизни появился хоккей?

– Довольно поздно, в 1994 году. Мне тогда уже лет 17–18 было. Я долго занималась конькобежным спортом, но мне надоело уже бегать. В хоккей позвали знакомые девчонки. Сначала не собиралась идти – не мужик же, в конце концов. Но уговорили попробовать.

– Часто приходилось слышать, что хоккей – не женское дело?

– Постоянно. Удивляются: “Как? Вы же девочки!”. Так девочки уже и штангой, и боксом занимаются. Поэтому неудивительно, что и в хоккей играют. Хотя в тяжелую атлетику я бы не пошла.

– Вы не понимаете женщины на помосте или в ринге?

– Нет, не понимаю. Я – хоккеистка – не понимаю девочку-штангистку. Может, и для нее тоже будет дико, что я играю в хоккей. Каждому свое.

Ботинок расшнуруешь – доктор в шоке

– Вы пришли в хоккей в 1994 году, а уже спустя два года выиграли бронзу Азиады в Харбине.

– Мы изначально вообще занимались ринк-бенди (хоккей с мячом в “коробке” для хоккея с шайбой. – Прим. ред.). Когда секцию бенди закрыли, нас быстренько перекинули на шайбу. Летом начали тренироваться, а уже зимой поехали на Азиатские игры. Помню, пригласили нас в Олимпийский комитет, стали рассказывать про китаянок, какие они маленькие, ничего особенного собой не представляют. Мы же, как приехали и увидели их, – все высокие. У нас самая мелкая команда оказалась.

– Со сборной Китая тогда сложно пришлось?

– Они нам 13 шайб забросили (счет матча 0:13. – Прим. ред.). Мы стояли в своей зоне и пытались принять все шайбы на себя, чтобы до ворот меньше долетало. От их щелчков ноги были все синие. Мы не пятерками менялись, а бежали на лавку наперегонки. Кричишь: “Я все!” – и чешешь. А тренер в ответ: “Ты чего прибежала? Иди назад!”. На лавку сядешь, ботинок расшнуруешь, так доктор сразу в шоке, закладывала синяки льдом.

– Правила-то успели выучить?

– Да. Правила знали – привыкнуть к игре было тяжело. Сначала боялись: сделаешь что-нибудь и ждешь свистка судьи. Труднее всего было привыкнуть к правилу “зоны”, потому что в хоккее с мячом только одна линия – центральная, а в шайбе еще две добавились.

– Дома где тренировались?

– На льду в одном из супермаркетов и в школе № 6 (специализированная школа-интернат для одаренных в спорте детей. – Прим. ред.). Заливали лед на улице, сами его чистили. А если зима теплая, то ледовых тренировок не было. Тогда в коридоре прыгали на скакалках в полном обмундировании, приседали. Еще в баскетбол и ручной мяч играли в форме, только без шлемов.

– И как после этого выходили играть на большую площадку?

– Да ужасно. Первую игру на турнире все сидят, пыхтят. Во втором матче уже нормально себя чувствуешь. Давали бы в Алматы лед – для чего Дворец спорта построили, если там нельзя заниматься? Сейчас команда тренируется на раскаточном катке за Дворцом спорта, но там, говорят, лед “ломается”. Даже пацанам негде заниматься. Что же тогда о девочках говорить?

Увидеть мир – из окна автобуса

– Если вдруг дочь решит пойти в хоккей, то от каких ошибок предостережете ее?

– В первую очередь, просто от хоккея. Не хочу видеть ее хоккеисткой. Это трудная работа, ради которой надо многим жертвовать. Здесь и физически тяжело, и морально надо быть готовой к любым ситуациям. С другой стороны, я рада, что попала в спорт. Везде покаталась, все посмотрела. Пусть и из окна автобуса.

– Девушка, которая занимается в Казахстане хоккеем, может себя обеспечить?

– В принципе, да, если она живет одна. А вот когда ребенок появляется, то уже становится тяжелее. Капитал не сколотишь, но если себя во всем ущемлять, то можно накопить энную сумму. Хорошо, когда премию получаешь. Вот после Азиады в Алматы нам выдали по 10 тысяч долларов – машину сразу купили. А за первую Азиаду мы получили по 500 долларов.

10 тысяч долларов пообещали. Помогло

– Вы еще до Игр-2011 знали о размере премии?

– Да. Зашел президент Федерации хоккея с шайбой Мамин и сказал, что в случае победы все получат по 10 тысяч долларов. Видимо, помогло.

– А это не давило психологически, когда в решающей игре с Японией бросали буллит и не забили?

– Мне до сих пор его вспоминают, говорят: “Что, тренируешь штрафные броски?”.

– С другой стороны, дали шанс Зарине Тухтиевой стать героиней…

– Наверное. Не зря же с ней столько времени играла – поднатаскала. Она ведь упрямая очень. Первый год тяжело было, а потом сыгрались. Она даже говорила, что хочет играть со мной, когда нас разбивали на разные пятерки.

Будем хоть полдня кружиться

– Заметил, что сборная Казахстана на турнирах, как правило, бросает реже других команд. Это потому что мало атакует?

– Вот не научили нас бросать. Все бросают из любых позиций, а мы будем кружиться полдня, пока шайбу в ворота не завезем. Правда, в последнее время стали над этой проблемой работать: заехал в зону, бросил, а там уже начинаешь комбинации разыгрывать. А когда бросков мало, так и голов не будет.

– В чемпионате Казахстана играть интересно?

– Это для нас такой отдых, возможность поиграть в свое удовольствие. Соперников у нас здесь, по сути, нет.

В Россию тренер не пускает

– А из России предложения поступали?

– Да, но нам нельзя уезжать – тренер не разрешает. Многих девчонок из основного состава приглашали, но он никого не отпускал. Наверное, не хочет ослаблять свою команду. Тогда с нами стали напрямую связываться, потому что через Мальцева бесполезно. Мне звонили из российского СКИФа, но я перед этим перенесла операцию и сослалась на то, что еще не восстановилась. Кроме того, они хотели вернуть меня в защиту, где начинала карьеру, но я уже играла в нападении и не видела смысла в том, чтобы снова менять позицию.

– Интересно было попробовать силы в чемпионате России?

– Сейчас нет, да и тогда не очень. Там свои движения. Может, в Канаду или США съездила бы.

– Думаете, смогли бы там заиграть?

– Мне кажется, да. Поучили бы чуть-чуть, и я бы им показала. Потом бы в Алматы мастер-класс проводила.

Из декрета – на лед

– После выхода из декрета собираетесь продолжить карьеру?

– Наверное, только в роли наставника молодежи. Сама уже тренироваться не буду, уступлю дорогу молодым.

– А если поступит предложение тренировать в другом городе?

– Нет, только в Алматы. Я патриот своего города. Меня звали в Астану, но там зимой холодно. Я лучше с родными буду рядом.

Загрузка...