Опубликовано: 1740

Кина не будет?

Кина не будет?

Зарубежные фильмы в казахстанский прокат будут поступать с большим опозданием. “Пиратство” расцветет еще более буйным цветом. Голливуд откажется поставлять фильмы в Казахстан. Отечественный кинопрокат рухнет. Такую перспективу рисуют казахстанские прокатчики в случае принятия изменений и дополнений в Закон РК “О культуре”, которые сейчас обсуждаются рабочей группой Мажилиса.

Некоторое время назад к нам обратились читатели, обеспокоенные тем, что в казахстанские кинотеатры на фильмы, имеющие за рубежом возрастные рейтинги “до 13” и даже “до 17 лет”, без проблем пропускают детей и подростков. Когда мы стали разбираться в вопросе, то выяснилось, что в нашей стране нет положения о так называемом прокатном удостоверении, при выдаче которого и присваивается возрастной ценз. Возможно, в скором времени прокатные удостоверения в Казахстане появятся. Но будем ли мы рады этому?

Почитали, огорчились

Периодически отечественные кинематографисты ратуют за разработку и принятие самостоятельного закона о кино. Но воз и ныне там. Зато в конце прошлой недели нам стало известно, что в Парламенте обсуждаются поправки в Закон “О культуре”, касающиеся кинопроизводства и кинопроката. Пять статей, из которых наибольший интерес вызывают первые три – о национальном фильме, о выдаче прокатного удостоверения и возрастной индексации всех фильмов.

Самое интересное, что о готовящихся нововведениях с удивлением узнали многие из тех, кого это коснется напрямую, – прокатчики, директора кинотеатров, кинематографисты, производители видеопродукции. И они не просто удивились, а очень удивились, и даже сильно расстроились. Ведь поправки, в случае их принятия, поставят под вопрос само существование в Казахстане бизнеса, связанного с кино.

В попытке как-то повлиять на ситуацию было подготовлено обращение к депутатам Мажилиса, в котором, в частности, говорится, что негоже списывать ключевые положения с российских подзаконных актов, которым не только 15 с лишним лет, но и которые не учитывают нашей специфики, что речь идет фактически о введении цензуры, что планируемые дополнения противоречат другим действующим законам и что в итоге все закончится крахом кинопроката в Казахстане. Обращение, в частности, подписали директор киноцентра “Арман” Бауржан Шукенов (на снимке), известный продюсер, директор кинокомпании “Алдонгар продакшнс” Алия Увальжанова, режиссер ленты “Рэкетир”, директор кинокомпании “Сатайфильм” Ахан Сатаев, президент Казахстанской ассоциации по защите авторских и смежных прав Виктор Лосев, кинокритик Олег Борецкий и др.

Все дело в статусе

Статья 28-1 определяет, какой фильм может являться национальным. Помимо пунктов о не менее 70% общего объема работ, осуществленных казахстанскими киноорганизациями, продюсере – гражданине Казахстана, съемочной группе, не более чем на 30% состоящей из иностранцев, есть и такой: “Иностранные инвестиции в производство фильма не превышают 30% сметной стоимости фильма”. Помимо того, что денег в кризис много не бывает, возникает вопрос: а почему именно 30? И если иностранные вложения составят 25%, фильм будет более национальным, а если 31%, то уже как бы и не совсем?

Похожий вопрос интересует и Бауржана Шукенова, который в своих рассуждениях идет еще дальше: “По идее, зачем нужно понятие национального фильма? За словом “национальный” стоит статус. Значит, ты имеешь доступ к государственному финансированию, а государство является продюсером в данном случае. Но механизм не прописан. Кто имеет право получить доступ?

“Казахфильм”? У нас же финансирование сейчас идет только через “Казахфильм”, ну или если кто-то из продюсеров смог договориться с министерством, чтобы получить часть денег на свой фильм. Но сейчас кино снимают и

частные компании, которые к “Казахфильму” никакого отношения не имеют. Они ведь тоже, получается, снимают национальное кино. Или нет?”.

Ждите премьеры

Обычных зрителей, которые каждый уик-энд до отказа заполняют кинотеатры, наверняка “порадует” статья 28-2 – “Выдача прокатного удостоверения”. Подобная мера существует в России, теперь ее хотят ввести и у нас. Проще говоря, каждый фильм, ввозимый в Казахстан для публичного показа, должен получить свой паспорт, где все чин-чинарем: технические сведения, информация о создателях, возрастной рейтинг и вид фильма. Но получить такой паспорт не так-то легко. Помимо различных документов, нужно предоставить копию фильма и монтажный лист (описание готового фильма с последовательным указанием содержания каждого кадра). Срок рассмотрения заявки – до 10 дней.

Что это означает? То, что в лучшем случае премьеры мировых фильмов в наших кинотеатрах будут задерживаться недели на две. Сейчас копии новых кинолент попадают в кинотеатры за

2–3 дня, а иногда и в день премьеры. И увеличить эти сроки нереально: затаможка, растаможка, опасения правообладателей по поводу несанкционированного копирования.

– Да дистрибьюторы и представители российских и американских компаний просто не будут предоставлять нам копии заранее и давать исходные материалы, – уверен Бауржан Шукенов. – Кто ответит, если вдруг "пиратка" уйдет из министерства? В России были такие случаи. И потом – емкость рынка у нас небольшая, всего лишь 56 кинотеатров, мы завозим максимум 20 копий одного фильма. Ну будет у кинокомпаний на 20 копий меньше, какая им разница? А мы здесь весь рынок потеряем.

Проще говоря, Голливуду и другим кинопроизводителям легче будет совсем отказаться от Казахстана, чем пытаться решить возникающие трудности и, возможно, нести финансовые потери.

Можно спросить, а как же в России спокойно живут с прокатными удостоверениями? Дело в том, что в России делают дубляж и печатают копии, в связи с чем получают исходники за много месяцев вперед и спокойно работают с министерством.

Плюс кинофикация всей страны

– Бауржан, слова в обращении к депутатам о том, что кинопрокату грозит крах, – не преувеличение?

– Конечно, нет. Кинотеатры просто не будут получать фильмы. Сейчас в связи с кризисом и так сокращается кинопроизводство, мы и без всяких прокатных удостоверений скоро будем ощущать дефицит свежих фильмов. А в республике на подходе новые кинотеатры в Астане, Алматы, Темиртау, Костанае. Кинофикация страны, слава богу, не останавливается, и это делает частный бизнес – государство туда ни копейки не вложило. Частные инвестиции уже составили порядка 100 миллионов долларов, и еще 50 будет вложено в ближайшие годы. Но как дальше жить бизнесу, если этот закон пройдет?

– А формулировка “речь идет о введении цензуры” не слишком резкая?

– Фактически это и есть цензура. Потому что без просмотра никто прокатное удостоверение давать не собирается. При желании ведь любой фильм можно “подвести под статью”. Вот скандал вокруг фильма “Келин”: не понравилась кому-то какая-то сцена. Как это называть, кроме как цензурой? Или фильм “Тюльпан”, он идет сейчас в Америке, Европе, получил массу призов, а здесь не понравился начальству. Мы его сейчас запускаем, и слава богу, что пока есть такая возможность. Страшно, что все может решить мнение одного большого чиновника, который волен дать разрешение или не дать. Но мы и сейчас ограничены определенными статьями законов, например, о разжигании межнациональной розни и т.д., работаем в соответствии с ними, соблюдаем их.

Детям до 16

И, наконец, статья 28-3 – “Индексы фильмов”, предусматривающая получение всеми фильмами возрастных цензов. Радение государства о нравственности и обеспокоенность тем, чтобы юное поколение не смотрело кино, ему, мягко говоря, не предназначенное, по большому счету, радует. Вот только в проекте статьи нет ни слова о том, будут ли нести кинотеатры-нарушители какое-то наказание, равно как и о том, кто, на каком основании и чем руководствуясь, будет определять возрастную категорию фильма. Система рейтингов Американской киноассоциации в этом отношении расписана достаточно четко. Например, рейтинг PG-13 (дети до 13 лет допускаются на фильм только с родителями): “Грубое или продолжительное насилие отсутствует; сексуальная ориентация на наготу отсутствует; некоторые сцены употребления наркотиков могут присутствовать; можно услышать единичные употребления грубой сексуальной лексики”. Похоже расписана система и в России.

У нас пока только литеры и краткие расшифровки, иногда очень забавные. Например,

“Б-16” – фильмы предназначены для детей до 16 лет”. А как же люди старше 16 лет? Или взрослого дядю на сказку не пустят?

Кинотеатры, со своей стороны, не имеют ничего против возрастных ограничений.

– Это есть в любой стране, – говорит Бауржан Шукенов. – Но кино, которое к нам приходит, и так имеет ограничения, полученные в стране-производителе. И этим кинотеатры должны строго заниматься: если нельзя – не пускать. Но самое неприятное в ситуации с этими поправками, что нас – кинотеатры – почему-то поставили по одну сторону баррикад, а чиновников – по другую. Зачем и кому это нужно?

Фото Ивана БЕСЕДИНА, Руслана ПРЯНИКОВА

Из статьи 28-3. Индексы фильмов

Устанавливаются следующие индексы фильмов:

“К” – фильмы, предназначенные для зрителей разного возраста;

“Б-16” – фильмы, предназначенные для детей до 16 лет;

“БА” – фильмы, которые детям до 16 лет рекомендуется смотреть вместе с родителями;

“Ж” – фильмы, предназначенные для зрителей с 16 лет;

“Е” – фильмы, предназначенные для зрителей с 18 лет.

* * *

Понимаю прокатчиков

Режиссер Сламбек Тауекел, являющийся также главным редактором АО “Казахфильм”, был одним из тех, кто ратовал за введение прокатных удостоверений. Но и он видит ситуацию совсем не однозначной.

– Почему мы ратовали за введение прокатного удостоверения? Чтобы как-то уменьшить риск загрязнения нашей нравственной среды, чтобы к нам меньше попадало зарубежных фильмов низкого качества. Но я и прокатчиков понимаю. Прокатчик покупает права на картину, но при этом должен будет рисковать на предмет того, что завтра чиновник не даст разрешение. Я поставил себя на место прокатчика – и, честно сказать, изменил свою точку зрения. С одной стороны, ему нужно единолично принять решение по художественному качеству произведения и при этом еще держать в голове требования, которые предъявляют госучреждения. Прокатчики попадают в сложную ситуацию, почти неразрешимую. Мы как-то очень упрощенно посмотрели на все это, а к чему все приведет, наверное, никто особо не рассматривал.

Вообще вопрос по прокатным удостоверениям очень обширный. У нас нет никакого общественного совета по нравственности, как, допустим, в России. И вечный вопрос: а судьи кто? Кто будет судить?

Дмитрий МОСТОВОЙ

Загрузка...