Опубликовано: 2281

Хварот, чогори, вонсам, чонбок. Сногсшибательные наряды корейского театра

Хварот, чогори, вонсам, чонбок. Сногсшибательные наряды корейского театра

Чтобы увидеть красоту традиционных предметов корейской одежды, необязательно куда-то ехать. Достаточно прийти в Республиканский корейский театр музыкальной комедии в Алматы.

Костюмерная Корейского театра из Алматы – это целый мир. И назвать точно количество нарядов просто нереально. От одного только их вида поднимается настроение и создается впечатление, что оказался в гардеробной какого-то дворца из прошлого. Глядя на разнообразие платьев, можно подумать, что над этим работает целый отряд дизайнеров и модельеров. Но на самом деле – всего две хрупкие женщины…

Мозговой штурм

– Наверное, у нас несколько тысяч платьев, сарафанов, рубашек… И это только те, которыми мы пользуемся, не считая тех, которые просто лежат, – отмечает заведующая костюмерным цехом Лиана СТРЕЛЬНИКОВА. – Как минимум 60 костюмов шьется за год. А если выпадает торжественная или юбилейная дата, то их число может дойти и до 90. В год мы выпускаем 3–4 спектакля, в котором помимо актеров задействованы еще и солисты, балет. И для каждого – свой костюм.

Мы застали Лиану как раз в творческом процессе – она колдовала над очередным шедевром. Рядом с ней находилась Юлия ЧЕРНОВА, главный художник театра.

– Ну, с богом, – говорит Лиана, разложив ткань, из которой вскоре появится новое платье, и начинает кроить. – Создание образа – это такой мозговой штурм! Сначала приходит идея спектакля, потом пишется сценарий, затем Юля думает над образами, рисует эскизы, мы советуемся, все обдумываем, и, наконец, я берусь за шитье.

– Это ведь так трудно – каждый раз выдумывать что-то другое, учитывая, что стиль-то один?

– Стиль один, но каждый костюм должен быть непохожим на другой, – отвечает Лиана. – Все они разные и неповторимые. Выкройка каждый раз новая. Надо сообразить, что и где отрезать. Для каждого актера все шьется индивидуально.

– Создаваемый мной образ наряда зависит от характера актера, – поясняет Юлия Чернова. – Ему же носить этот костюм, вживаться в него. А сам костюм должен играть на сцене. Поэтому нужно обдумывать все его детали. Даже, например, лохмотья у бедняков надо делать со вкусом.

– Сколько времени занимает пошив одного наряда?

– У меня за 19 лет уже рука набита, – говорит Лиана. – Простой костюм, например, кофту и сарафан, можно сшить за день. Если же наряд сложный, требуется дня два-три. Зависит от того, какая это одежда – крестьянская, дворцовая или дворянская. На один костюм уходит минимум шесть метров ткани.

Розовый с зеленым

– Шесть метров? А какую ткань используете?

– Раньше использовали любимый креп-шелк, – начала Лиана. – Но сейчас он исчез, вышел из употребления. Потому что, кроме танцевальных коллективов и театров, его больше никто не использовал, для повседневной носки креп-шелк не годится. Но для театра просто идеален – не мнется и очень яркий. Теперь используем другие ткани.

– Но раньше возникали проблемы с поиском материала, ведь такого рынка, как сейчас, не было, – продолжила Юлия. – К тому же сейчас много готовых аппликаций: приклеил – и готово. Раньше каждый камешек, каждую бисеринку приходилось пришивать. У каждого были свои технологии и секреты, и работа на киностудиях.

– И  Интернета не было…

– Сейчас информации стало много, поэтому и работать труднее. Если раньше тот же корейский костюм видели только по телевизору и верили, что он именно корейский, теперь это можно перепроверить. Сегодня зритель – начитанный, сведущий в любой теме, и надо соответствовать его знаниям. Хотя по-прежнему путают корейские костюмы с китайскими и японскими. Смотришь порой журналы, там представлено платье и подписано “корейское”. На самом деле оно японское с характерной вышивкой, рисунком. У корейцев свой крой, и, как у любого народа, свое представление о цвете. Сочетание зеленого с красным, розовым или малиновым цветом.

– Юлия, а кому сложнее придумать наряд – мужчине или женщине?

– Мне всегда казалось, что с мужчинами тяжелее. Мужчина более сдержан в одежде, менее вариативен, поэтому и образ ему создать не всегда просто.

Шесть чемоданов

В театре Юлия – 18 лет. Рисуя эскизы, сразу придумывает, какая, например, корона будет украшать актрису. Юлия показала свадебную корону, сделанную из бусин:

– В плане украшений корейцы более сдержанны – в отличие от японцев и китайцев. У корейского народа есть свои необычные аксессуары. Например, украшения в виде бабочек крепились на спиральках, которые дрожат, создавая впечатление, что бабочки живые.

– Созданные вами костюмы соответствуют историческим?

– У нас костюмы стилизованы. Если бы мы посмотрели на те, которые носили много веков назад, вряд ли бы они произвели на нас впечатление. Невозможно делать только исторические вещи. Ведь мода диктует свое. В театрах Кореи тоже используется стилизация.

Перед выступлениями артистов Лиана должна подготовить каждый костюм. Причем глажка тоже входит в обязанность художника. Одно дело, когда выступления в родном городе, а другое – когда доходит до гастролей! Летом и осенью театр побывал с представлением “Связанные одной судьбой” в девяти городах России. С собой труппа брала 80 костюмов – и это только для одного представления:

– Самое интересное, что эти наряды, которые мы везли в 6 чемоданах, я умудрялась погладить за полдня! Когда этот же спектакль ставили дома, то на глажку уходило три дня…

Пока Лиана и Юлия раскрывали тайны своей работы, они успели раскроить чхима – традиционную корейскую юбку. Затем Лиана примется за шитье, а Юлия пойдет дорисовывать очередной реквизит. Кстати, все, что украшает сцену во время спектакля, – тоже ее заслуга. Напоследок мы спросили:

– Вы всегда полны уверенности перед началом работы? А вдруг не получится?

– Не стоит браться, если не уверен. Но у нас не так много времени на раздумье!

Загрузка...