Опубликовано: 6104

Хрен нам, а не яблоки!

Хрен нам, а не яблоки!

Опасное карантинное заболевание яблонь и груш – бактериальный ожог – свирепствует в казахстанских садах: поражено более 780 гектаров. Об угрозе для всего мирового генофонда яблонь наши ученые твердят вот уже семь (!) лет. Но их сигнал SOS услышали только недавно, когда деревья заболели в садах депутатов и бизнесменов. Не было бы счастья, да несчастье помогло?

Бактериальный ожог распространяется стремительно. В 2008 году в некоторых садах южных регионов страны на деревьях почернели и увяли цветки, побурели, скрючились побеги и листья. Все эти симптомы характерны для бактериального ожога и бактериального некроза – его вредоносного “сородича”. Тогда из-за отсутствия современного оборудования специалисты не могли провести точную идентификацию болезни.

В 2010 году заболевание нанесло уже существенный урон яблоневым и грушевым садам в нескольких районах Алматинской и Жамбылской областей. В течение двух лет специалисты НИИ защиты и карантина растений обследовали сады Алматинской области.

В 2013 году владельцы Турарских дач, что в Карасайском районе, привезли в редакцию образцы почерневших яблоневых веток. Сотрудники института отправили их коллегам в Москву, а те переправили в Швейцарию. Предварительный диагноз – бактериальный ожог – подтвердился. Дачники уничтожили деревья, но болезнь пошла дальше. Сегодня местные садоводы уже отмечают резкое снижение урожая, низкое качество яблок. И это только один из примеров!

К 2015 году бактериальный ожог выявлен в садах Западно-Казахстанской, Кызылординской, Южно-Казахстанской, Жамбылской, Алматинской областей.

Беда пришла, откуда не ждали

Как рассказали специалисты НИИ защиты и карантина растений, в свое время бактериальный ожог, словно чума, пронесся по Европе, Северной Америке, Азии, уничтожая тысячи гектаров плодоносящих деревьев.

Причин появления опасной болезни в нашей стране несколько. Прежде всего бесконтрольный ввоз саженцев из неблагополучных по этой болезни стран. Предприниматели закупали в Европе посадочный материал, не имеющий карантинных сертификатов, после везли его в Казахстан. А теперь вся страна расплачивается за эту беспечность. К слову, регулярно из европейских стран к нам завозятся разные карантинные объекты вместе с цветами, столовой зеленью. К счастью, вредителей обнаруживают вовремя, весь товар сжигается.

Также возбудители бактериального ожога разносятся ветром, насекомыми (тля, медяница), пчелами, птицами. Вот почему важно вовремя обрезать больные ветки, выкорчевывать и сжигать пораженные деревья. Попасть в другие регионы болезнь может и с яблоками. Как нам сообщили в министерстве сельского хозяйства РК, бактериальный ожог распространен в приграничных с Казахстаном странах – КНР, Киргизии, России. Он приносит убытки садоводам Канады, Мексики, Египта, Израиля, Иордании, Ливана, Турции, Армении, Украины, Беларуси, Чили, большинства стран Евросоюза.

Прогноз – потеря 50 процентов садов

– Очаги поражения плодовых культур имеются во всех регионах Казахстана, эти сады подлежат выкорчевыванию и уничтожению, – говорит генеральный директор Научно-исследовательского института защиты и карантина растений, академик Национальной академии наук Абай САГИТОВ– По оценке наших специалистов, это примерно 780 гектаров из 40 тысяч. Больше всего – в плодовом регионе Алматинской области. Возможно, кто-то скажет – не так много. Но если с болезнью не бороться, в ближайшие годы Казахстан потеряет около половины всех плодовых насаждений. Мы опасаемся, что она дойдет до территории Джунгарского Алатау, где на площади 13 тысяч гектаров растет прародитель всех яблонь на земле – дикая яблоня Сиверса.

По словам заведующего отделом защиты плодо­овощных культур кандидата наук Бакыта КОПЖАСАРОВА, поражаются в первую очередь сорта казахстанской селекции – “апорт”, “румянка алматинская”, “рашида”, “восход”, “айнур”, груши – “талгарская красавица” и “лесная красавица”:

– Американские ученые поделили все сорта по степени восприимчивости к болезни по десятибалльной шкале. Так вот, стопроцентно устойчивых вообще нет! Но сорта американской селекции более устойчивы к болезни, потому их нужно внедрять, испытывать, смотреть результаты.

– Еще в 2008 году, когда болезнь только появилась в Казахстане, мы поднимали этот вопрос, – продолжает Абай Сагитов. – Пачками писали письма в министерство сельского хозяйства, предупреждали, чем все может обернуться. Однако нас услышали только в 2015 году! Вместе с комиссией из министерства мы объехали очаги болезни. Депутаты парламента тоже заговорили о проблеме, ведь беда нагрянула и в их сады.

Из-за отмены внутреннего карантина план мероприятий по борьбе с бактериальным ожогом этого ведомства совместно с акиматами трех областей был утвержден только… в феврале 2015 года. А ведь в данном случае бездействие и стало причиной повсеместного распространения болезни. Интересно, а кто будет возмещать ущерб дачникам, садоводам?

Миллиарды тенге – на ветер

– Казахстану нужно в экстренном порядке сформировать ассортимент препаратов, эффективных против ожога, включить их в список разрешенных пестицидов на территории нашей страны, – говорит Абай САГИТОВ– Минсельхоз дал разрешение на ввоз одного японского препарата – он сейчас проходит испытания. В будущем мы планируем работать с дачными кооперативами, предпринимателями, снимем видеоролик, как правильно обрабатывать сады. Но нужно понимать, что даже этот препарат – не панацея от болезни. Необходим комплекс мер, чтобы ожог не распространялся дальше. Времени на раздумья нет – угроза нависла и над молодыми саженцами, которые ежегодно высаживают на государственные деньги.

А речь, между прочим, идет о миллиардах тенге! Начиная с 2007 года из республиканского бюджета выделяются средства на субсидирование – до 40 процентов затрат сельхозпроизводителей на закладку и выращивание многолетних насаждений плодово-ягодных культур и винограда. По данным специалистов министерства сельского хозяйства, только по этой программе выделено в 2013 году 2,2 миллиарда тенге, в том числе – на яблони сорта “апорт” более 140 миллионов, в 2014 году– 2,6 миллиарда, в 2015 году– 3,5 миллиарда, из них на апорт – более 310 миллионов тенге.

Также с 2014 года реализуется программа инвестиционного субсидирования закладки яблоневых садов. Она преду­сматривает возмещение до 40 процентов расходов сельхозпроизводителей на покупку саженцев, систем капельного орошения, садовой техники. На закладку 141 гектара садов ушло 94 миллиона. Также кредиты даются по программе “Сыбага” дочерним компаниям АО “НУХ “КазАгро”. Профинансированы проекты по закладке садов на площади более 480 гектаров.

Высаживать сады, безусловно, нужно. Только миллиарды народных денег могут быть сожжены вместе с пораженными молодыми деревьями, если не остановить бактериальный ожог! Неужели этого не понимают сотрудники главного сельхозведомства страны? Ведь получается мартышкин труд…

Еще один из нерешенных вопросов – аккредитация современной лаборатории при НИИ защиты и карантина растений, которая имеет все возможности для диагностики бактериального ожога. Заявка уже подана в минсельхоз. Но сколько уйдет времени на оформление всех бумаг – год, два? Ведь пока лаборатория не аккредитована, ее заключения не имеют юридической силы! Тогда на каком основании фермерам будут возмещаться убытки?

В общем, пока чиновники пытаются нагнать упущенное время, специалисты предлагают садоводам для профилактики опасной болезни обрабатывать плодовые деревья бордоской жидкостью, как это практиковалось в советское время. И начинать нужно уже сейчас, после сбора урожая.

Алматы

Загрузка...