Опубликовано: 4037

Хотите ли вы говорить?

Хотите ли вы говорить?

Известный российский лингвист-полиглот Дмитрий Петров говорит, что на любом языке можно научиться говорить… за две недели! В том числе и на казахском.В интервью “Каравану” он раскрыл тайны профессии, а также объяснил, как облегчить для казахстанцев изучение родного языка.– Дмитрий, вы говорите, что любой человек может заговорить на любом языке через несколько недель изучения. Но

как-то с трудом верится…

– По статистике, 90 процентов лексики, которую мы используем в разговорной речи, не превышает 300–400 слов, поэтому тратить годы на изучение базовых основ языка не имеет смысла. Я предлагаю принципы изучения языка, опираясь на которые можно овладеть разговорным уровнем, который важен не просто как некий этап вхождения в язык, но и как способ преодоления психологических барьеров. Ведь многие люди изначально считают себя не способными к освоению иностранного языка.

На первом этапе обучения очень важно дать возможность человеку поверить в свои силы, чтобы он не боялся говорить на новом языке. Язык – не просто набор букв и грамматических правил, а прежде всего среда, в которую необходимо погружаться, чтобы почувствовать её вкус и цвет, впитать в себя.

– Казахского языка это тоже касается?

– Методика, которую я уже успешно опробовал на ряде западных языков, представляется мне вполне пригодной для изучения казахского, всегда есть какие-то общие лингвистические принципы.

– И какие это принципы?

– Как я уже отметил, любой язык обладает богатым словарем, но всегда есть некий лексический минимум, который следует осваивать с самого начала. Всего 300–400 слов и доведенные до автоматизма базовые грамматические структуры в сочетании с настройкой на систему этнокультурных образов, которые используются в ходе тренинга, вполне достаточны для того, чтобы слушатели в максимально быстрые сроки начали без затруднений, хотя и на элементарном уровне, говорить на казахском языке. Я провел несколько встреч с заинтересованными организациями, в частности с представителями Ассамблеи народов Казахстана, которые выразили готовность создать условия для проведения курсов. Поэтому если все пойдет по плану, то в ближайшее время моя методика пройдёт испытание и в Казахстане.

– В одном из выступлений вы отметили, что свою роль в отсутствии желания у части населения изучать казахский язык сыграли и имеющиеся на сегодняшний день учебники и методические пособия.

– При первом знакомстве с некоторыми учебниками по казахскому языку у меня сложилось впечатление, что они хоть и хороши как некий академический продукт, но не совсем годятся для быстрого и массового овладения языком. Обычный человек должен изучать язык в максимально комфортной форме, без избыточной научной терминологии и без лексики, которая не используется в реальном разговорном языке.

Плюсы и минусы

– Бытует мнение, что в плане грамматики и письменности казахский язык весьма непрост в изучении даже для самих носителей языка. На ваш взгляд, так ли это?

– Любым языком можно напугать. Английский или русский язык тоже не так прост, однако миллионы людей овладевают этими языками. При этом для того, чтобы общаться на языке, совсем не обязательно знать досконально все тонкости грамматики. Разумеется, в казахском языке есть ряд существенных отличий от европейских языков. Однако если сразу же объяснить и показать человеку, что существующие отличия лишь компенсируют отсутствие многих других сложностей, то многие моменты покажутся скорее плюсом, нежели минусом.

– Например?

– Одним из явных плюсов я бы назвал отсутствие в казахском языке артиклей, которые очень осложняют освоение немецкого или английского языка. В казахском языке нет категорий рода, которые очень осложняют освоение русского или французского языка. В отличие от того же английского в казахском языке практически нет исключений из правил, то есть, твердо освоив формы, образования и морфологию глагола, мы предсказуемо можем пользоваться любыми казахскими глаголами.

Немаловажно и то, что падежные окончания в казахском языке избавляют от необходимости во многих случаях использовать предлоги, вместо этого достаточно знать всего лишь корень слова и прилагающиеся к нему падежные окончания. Кроме того, кардинальное отличие казахского языка от любого европейского языка заключается в том, что форма отрицания в нем заложена в самой структуре глагола.

Важны также принципы комбинации слов в предложениях. Например, зная все формы десяти наиболее употребляемых глаголов и владея структурой местоимения, человек только на первом этапе своего обучения способен создавать до 5000 словесных комбинаций! Но почему-то многие люди не обращают внимания на эти явные плюсы, а вместо этого сразу принимаются убеждать себя в том, как сложен и непредсказуем казахский язык.

– Строгий порядок слов в казахском предложении – это хорошо или плохо, в плане обучения, разумеется?

– Это большой плюс! Некоторым осложнением называют то, что глагол в казахском языке всегда ставится в конце предложения. Что в некотором смысле ломает существующую логику русского или английского синтаксиса, но это всего лишь одна из тех данностей, которую надо принять и понять с самого начала освоения языка.

Использовать чужое, сохраняя свое

– В последнее время в казахском, так же как в русском языке, всё больше слов англо-американского происхождения. Каково ваше отношение как лингвиста к факту вхождения заимствованных слов в нашу лексику?

– В любом процессе есть крайности и есть разумная середина. С одной стороны, следует избегать чрезмерного засорения своего языка иноязычными заимствованиями, дабы сохранить внутреннее богатство родного языка. Но, с другой стороны, глупо идти поперек глобализации и пытаться выдумывать на своем родном языке те или иные термины, которые уже давно существуют в других языках для обозначения новых реалий. К тому же каждый язык обладает способностью “перемалывать” международные слова, которые так или иначе обогащают любой язык.

– В своем экспресс-методе вы говорите о том, что изучение любого языка в первую очередь зависит от правильной мотивации, но как быть, если предпосылок для мотивирующего фактора не создается?

– Есть пример таких стран, как Индия, где прекрасно работает система трехъязычия. Там государственными языками являются хинди, английский, а также язык штата, например, бенгальский и тамильский. С момента обретения независимости в Индии также встал вопрос повышения статуса национального языка, но английский язык к тому времени активно применялся в высших государственных кругах и в системе образования и в какой-то мере был объединяющим. В итоге на помощь пришел… Болливуд, каждый год выпускающий огромное число фильмов на языке хинди. Обаятельные индийские киногерои стали некой мотивацией, толчком к изучению их языка. Именно этого не хватает Казахстану. Новых героев и образов, примеров для подражания в сфере литературы, кино и музыки. К примеру, когда я прошу назвать мне какого-нибудь известного современного казахоязычного писателя, я не получаю ответа. Такое ощущение, что после Абая и Мухтара Ауэзова нет каких-либо значимых литературных имен, которые были бы читаемы и популярны в казахстанском обществе. Иными словами, любой язык – это воздух, которым мы дышим, и поэтому, если создать определенную среду и пространство для его массового и беспрепятственного поглощения, человек непременно поймет, как сладко и легко можно дышать этим воздухом.

Если хотим погубить язык…

– В последнее время в обществе ведутся споры о целесообразности перевода казахского языка с кириллицы на латиницу. На ваш взгляд, имеет ли это смысл в нынешних условиях?

– Я считаю, что это очень правильная идея – если ставить своей целью окончательно погубить казахский язык!

В первую очередь надо обратить внимание на экономическую составляющую проблемы. Только представьте себе, сколько нужно потратить времени и средств, чтобы перевести всю имеющуюся национальную библиотеку, включая все учебники и методические пособия, на латинский шрифт. А потом, чтобы обучить население новой графике, нужно воспитать целое поколение новых учителей, воспитателей и преподавателей, которых потребуются сотни тысяч. Иными словами, данное “нововведение” станет лишь эпохой упущенных возможностей, которые предоставляются сегодня для изучения языка.

Скоропалительный переход с кириллицы на латиницу не привел к реальному повышению культурного уровня ни в одной стране. В том же Узбекистане или Туркменистане уровень грамотности с переходом на латиницу понизился. В то же время мы имеем примеры европейских стран – Греции, Кипра, Болгарии, которые даже со вступлением в состав Европейского союза сумели сохранить свой алфавит и прекрасно им пользуются.

Еще одна причина, по которой вряд ли стоит отказываться от кириллицы, заключается в том, что латинская графика имеет меньше букв. В современном казахском языке алфавит на основе кириллицы прекрасно отражает звуковой состав языка. Кстати, я периодически использую ваши буквы для транскрипции слов на европейских языках.

– То есть?

– Ну, например, при фонетическом обозначении некоторых французских слов нет никакого способа сделать это посредством русского алфавита, и тогда на помощь приходят специфические буквы казахского алфавита, такие как Ө, Ү или Ғ. С переводом казахского языка на латиницу, наверное, пришлось бы изобретать какие-то новые сочетания, знаки. В этом смысле лично мне казахский алфавит очень дорог именно в том виде, в каком он существует в настоящее время.

Полиглотом стать легко – было бы желание!

– Вы действительно в совершенстве владеете тридцатью языками?

– В совершенстве я не владею ни одним языком, поскольку совершенству нет предела. Можно лишь сказать, что есть несколько языков, которыми я владею достаточно профессионально и говорю на них очень часто и свободно.

– А что вообще значит быть полиглотом и как открыть в себе этот дар?

– Полиглот в отличие от лингвиста и филолога это не профессия, а некая форма азарта, личной склонности. Для меня изучение языка – это прежде всего страсть, которая даже не всегда имеет какое-то практическое применение. Так, я уже много лет интересуюсь древними языками – такими как латынь, санскрит, древнеегипетский, древнеславянский и готский. На этих языках мне просто не с кем поговорить. Полиглотом можно стать, если этого хочется, если есть мотивация, личный интерес, а также если уяснить, что это абсолютно реально, ведь каждый новый язык требует меньше времени и усилий, чем предыдущий.

Дмитрий Петров профессионально владеет тридцатью языками, из них на восьми работает как синхронный переводчик – этот факт еще в 1998 году был отмечен в Книге рекордов Гиннесса.На основе собственного опыта он разработал уникальную методику обучения любому иностранному языку.

Астана 

Загрузка...