Опубликовано: 5136

Хангельды АБЖАНОВ: О ханском прошлом, исламе и белой кости

Хангельды АБЖАНОВ: О ханском прошлом, исламе и белой кости

Директор Института истории и этнологии имени Валиханова доктор исторических наук Хангельды Абжанов рассказал “КАРАВАНУ” о том, как пишутся книги по истории, чем запомнились знаменитые ханы и как преодолеть желание писать не историю, а шежире.

Шежире от Адама и Евы

– Сейчас появилась масса исторических книг, напоминающих шежире какого-то одного рода или одной семьи. Как преодолеть такой перекос?

– В чем-то я с вами согласен, в чем-то – нет. Должно быть много разных и хороших книг. Что касается шежире, мы должны понять одну важную вещь: оно является одновременно историческим источником, национальной формой самосознания и подтверждением роли личности в истории. В то же время нельзя превращать шежире в формулу абсолютной истины. Вызывает смех, когда некоторые “знатоки” начинают свою родословную от Адама и Евы (Адам ата – Хауа ана). В погоне за славой иные стали “приватизировать” Чингисхана, якобы вышедшего из рода тобыкты или из племени жалаир.

Но эту “детскую болезнь” научной левизны не преодолеть силой декрета или запрета. На мой взгляд, есть только один способ достижения цели – формирование правильного исторического сознания с малых лет. Когда мы добьемся всеобщей исторической грамотности, тогда шежире одного рода или одной семьи будут писать только настоящие профессионалы. А истинное знание о родословии станет важным фактором национального единства. Шежире одного рода, даже одной семьи, если оно составлено со знанием дела, способно обогатить историческую мысль новыми идеями и выводами. Другое дело, когда шежире становится промыслом дилетанта.

– В этом году страна отмечает 550-летие Казахского ханства. Чем примечательна его история? Какие ханы наиболее запомнились и чем? О каких незаслуженно забыли?

– Перед отцами-основателями ханства и нашими предками мы  в неоплатном долгу прежде всего потому, что они оставили нам необъятную территорию. Керей и Жанибек стояли у истоков ханства. Касым хан вошел в историю, как собиратель казахских земель. Есим хан укрепил вертикаль власти. Самый знаменитый хан – Тауке. Им заложены конституционно-правовые основы ханства, создана сильная централизованная власть, проводилась активная внешняя политика. Не случайно народ называл его аз-Тауке – мудрый Тауке.

История – наука точная. Ее крыльями являются факты, документы, материалы. В этом плане крайне скудны сведения о ханах Мамаше, Буйдаше, Тогыме. Их имена малоизвестны даже исследователям.

Кто они: последние казахские ханы?

– Когда Казахское ханство утратило свою государственность? По одной версии последним ханом был Кенесары Касымов, по другой – Амангельды Иманов?

– В 1731, 1740-х годах казахи Младшего и Старшего жузов приняли российское подданство, сохраняя при этом ханскую власть. В 1822 и 1824 годах царская Россия утвердила уставы о сибирских и оренбургских казахах, ликвидировавшие ханскую форму правления. Против колонизации края выступил Кенесары – внук Абылай хана. В 1841 году он провозглашается ханом и остается им до кончины в 1847 году. Следовательно, последним казахским ханом является Кенесары. Амангельды Иманов – руководитель восстания казахов Тургайской области. В ходе восстания 1916 года десятки человек – известные, малоизвестные, неизвестные – провозглашались ханами того или иного рода, племени, аула. Продолжительность жизни руководимых ими “ханств” исчислялась от нескольких дней до нескольких месяцев.

– Какова, по-вашему, роль чингизидов в Казахском ханстве?

– После монгольского завоевания Казахстан управлялся потомками Чингисхана. Это продолжалось вплоть до распада ханства Кенесары в XIX веке. В XV веке правители – чингизиды – были на 100 процентов казахами по языку и религии. Но чингизид XIII века и чингизид накануне образования казахского ханства – это разные социальные общности. Тем не менее успехи Казахского ханства неразрывно связаны с деятельностью ханов, султанов, торе – то есть чингизидов.

– Особенность нашего народа в том, что у нас большое влияние имели карасуек – бии, батыры, жыршы. Какова их роль в формировании казахской нации?

– В традиционном казахском обществе все население, кроме чингизидов и ходжей, называлось карасуйек – черная кость. Еще в древнетюркское время (VI–VIII века нашей эры) простой народ назывался “кара будун”. Иначе говоря, даже на терминологическом, понятийном уровнях прослеживается связь времен. Народ – творец истории. Его умом и руками воздвигнуты города, архитектурные шедевры Великой степи, из поколения в поколение передавались фольклор, музыкальные произведения. Ясно одно: без созидательного потенциала народа мы не дожили бы до сегодняшнего дня.

Можно ли вылечиться от коррупции?

– Как вы относитесь к верхушке власти – как к особой почитаемой части населения или как к представителям народа?

– Социальное деление на черную и белую кость было еще со времен тюрков. Правители тюркской эпохи называли себя потомками Тенгри. Такая философия позволяла им держать себя особняком. Это закреплялось и в сознании народа. Все-таки верхушка должна отличаться, нести особую ответственность и осознавать свое особое предназначение.

– В связи с этим вспоминаются многочисленные коррупционные скандалы, посадки? Как тут быть с особой ролью? Сделать их неприкасаемыми?

– На мой взгляд, коррупция – это атавизм советской, даже российской колониальной эпохи. Возьмите алашскую интеллигенцию. Ни одного слова не найдете, чтобы они как-то себя запятнали. Так что все это – чужая болезнь.

– А как вылечиться?

– Только когда общество будет открытым и заработают законы, не будет и коррупции.

– Какие законы из древнего мира можно было бы перенести в наше время?

– Трудно сказать, какие. Взять “Жеты жаргы”. К примеру, там для вора предусматривали наказание в виде отрубания рук. Сейчас мы такое вряд ли сможем себе позволить. Поэтому рецепты из прошлого неуместны. Важно, чтобы общество было морально и психологически здорово. В нем должны царить гуманизм, оптимизм и вера в будущее. В этот мир мы должны войти со своим обликом, своим голосом и своими особенностями. Только тогда мы будем интересны миру.

Глобализация без американизации

– Какие устои и традиции Казахского ханства можно отметить как наиболее передовые?

– Вся наша национальная история, в том числе и периода Казахского ханства, пронизана оптимизмом и верой в будущее. Такие качества имеют судьбоносное значение на переломных моментах истории. Свидетельством тому творчество поэтов. В XV–XVIII веках они не просто выражали трудности эпохи, а воспевали высокий дух народа, героизм батыров, мудрость правителей, утверждали высоконравственные принципы и идеалы человеческого бытия.

Именно эти ценности сегодня нам очень нужны. Мы вошли в глобальный мир. Я – сторонник глобализации без вестернизации и американизации менталитета. Оптимизм и вера служили эффективным защитным механизмом казахского этноса как в колониальный, так и в тоталитарный периоды. Они при наличии государственной поддержки могут нейтрализовать негативные последствия глобализации, обеспечивая тем самым информационную, продовольственную и экономическую безопасность страны.

– Каково, по-вашему, влияние ислама на формирование власти в древние времена?

– В 751 году произошла Атлахская битва под Таразом. В смертельной схватке сошлись арабские и китайские войска. Победу одержали арабы, благодаря поддержке местного населения. Отсюда вывод: датой проникновения исламской религии в степь нужно признать 751 год. Все казахские ханы проповедовали ислам. И он, разумеется, оказал существенное влияние на природу и содержание государственной власти средневекового Казахстана.

– В истории навечно остались вписанными имена Карашаш и ханши Айганым, Бопай ханым и Бай Аны, Тойкары ханым и других видных представительниц народа. Какова их роль в Казахском ханстве?

– По свидетельству древних авторов, царица Томирис управляла сакским государством. Орхоно-енисейские письменные памятники сообщают имена и высокий статус женщин тюркской эпохи. Имена одних стали ураном (кличем) целого рода, другие увековечены в названиях местностей, третьи похоронены в святых некрополях. Казахское общество доколониального периода не знало дискриминации людей по полу. Женщины решали множество сложных вопросов.

Повторенье – не мать ученья

– Сегодня в учебной среде зачастую превалирует логика “копипаста”, когда студенты и ученики копируют чужие тексты, формируя из них свои работы.

– Эти ребята – большие мастера собирать всю информацию с разных концов света. Но, к сожалению, своей мысли в таких работах почти не бывает. Я провел небольшой мониторинг. Изучил примеры мэтров исторической науки советской эпохи и тех, кому сегодня 45 лет, то есть людей, ставших историками в период независимости. Наши советские ученые – Бекмаханов, Маргулан, Козыбаев, Акишев – стали корифеями в своем деле до 45 лет. А вот среди кандидатов и докторов нового времени продолжателей традиций исторической науки я назвать затрудняюсь.

– Как вы относитесь к ЕНТ?

– В целом я за ЕНТ, потому что принимал вступительные экзамены в советское время, знаю, как формировались результаты. ЕНТ для нашего общества важно и нужно. Но надо менять формы и методы его организации, чтобы не было заучивания. А при поступлении на некоторые творческие профессии включить устный экзамен, чтобы преподаватель мог увидеть, кто перед ним сидит: зубрила или мыслящий человек? Сейчас вокруг ЕНТ много ненужного психоза, порождаемого зачастую учительской средой и самими родителями. Нужно относиться к ЕНТ как к нужному этапу в приобретении специальности. Но на нем жизнь тоже не заканчивается. Это не тот уровень, когда нужно решать вопрос: быть или не быть.

Алматы

Загрузка...