Опубликовано: 944

Хамство в погонах

Дорожный полицейский должен быть другом человека. Об этом говорится с самых высоких государственных трибун. Но в жизни все намного прозаичней. Хамство “в погонах” давно стало привычным. Но если раньше наши “доблестные” инспектора все-таки не позволяли себе грубостей в отношении дам, то сегодня стерлись последние границы приличия.

Помню те добрые времена, когда за одну улыбку тебе вместо штрафа делали предупреждение и помогали выехать без происшествий с обочины на дорогу. Прошли годы, нас за рулем стало много. И теперь мы на равных правах с мужчинами делим дорогу и тех самых инспекторов, у которых бывает плохое настроение и вообще не бывает культуры.

Вот недавно хотелось разрыдаться прямо на руле. Так обидно стало. Решила вывезти детей на природу. Одному карапузу – три года, другой “кукле” – всего два. Усадила в детские автомобильные кресла, и мы отправились на Или. Доехали без происшествий, здорово отдохнули, но на обратном пути нас ждал “сюрприз” на обочине.

Я, как очень ответственная мама, вожу детей строго 60 километров в час, даже если на трассе разрешено намного больше. Знаю, что ползущая сбоку машина раздражает других водителей, но у меня свои веские причины – безопасность. Так и в этот раз мы культурно передвигались сбоку, как вдруг наперерез выскочил дорожный инспектор.

– Так, проверка документов… – начал он и заглянул в салон. Детишки весело поприветствовали его. Но дяденька не улыбнулся и строго так попросил меня выйти из машины.

Детей пришлось оставить в машине одних и последовать за инспектором. Перебрав все документы, проверив аптечку и огнетушитель, дорожный инспектор вдруг брякнул:

– Что, бухали на природе?

Сначала я подумала, что мне это привиделось или это последствия солнечного удара или слишком чистого воздуха. Но дорожный полицейский переспросил снова:

– Пили, да?

А я от неожиданности стала оправдываться. Да вы что… у меня дети… Так противно сейчас вспоминать.

– Знаю я таких мамаш, дыхните… Сейчас проедем на экспертизу… – продолжал издеваться инспектор. Он свернул мои права и техпаспорт и приказал дышать в трубочку.

Я дохнула.

– Говорил же, пьяная…

Тут я уже пришла в себя и не могла сдержать эмоций. Я ничего не нарушила, спокойно еду с двумя маленькими детьми, и какой-то хам в погонах смеет меня оскорблять!

Сначала началась перепалка. Дети в салоне уже заливались от плача.

И неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы я не показала удостоверение журналиста. Дорожный инспектор резко изменился в лице.

– Не нервничайте так, я пошутил… совсем вы шуток не понимаете, – вдруг сообщил он мне, положил на капот моей машины документы и побежал останавливать другой автомобиль.

Я пыталась переписать его данные, номер значка, но полицейский сделал занятой вид, остановил парочку других машин.

– Все, мне некогда, я работаю, не отрывайте меня от дел, я же сказал, что пошутил… – заявил он.

Нужно было проявить принципиальность в таких вопросах, достать его данные и написать жалобу. Но дети так орали в машине, что я, сдерживая себя из последних сил, вернулась в салон. Нужно было ехать еще три десятка километров, а меня трясло от возмущения. Нужно было довезти детей без происшествия.

А может, мне просто не повезло? И я нарвалась на единственного хамоватого инспектора дорожной полиции, который просто не знает, что живет за счет наших средств и должен как минимум вежливо с нами обращаться. Вот сижу я и пишу эту колонку, а под окном на перекрестке Фурманова – Сатпаева стоит регулировщик и орет: “Налево, я сказал, налево, лопухи!”.

Загрузка...