Опубликовано: 11455

Кен Алибек – двадцать лет спустя

Кен Алибек – двадцать лет спустя

Его судьба может стать основой для романа. В 1992 году, отказавшись продолжать военно-биологические разработки, он остался без работы. Уехал в США – и там смог вернуться в науку.

С 1999 года, после выхода книги “Осторожно! Биологическое оружие!”, вокруг его личности – постоянные дискуссии. Одни считали его предателем, раскрывшим подготовку СССР к биологической войне, другие – приспособленцем, а Би-би-си поместила его имя в список выдающихся исторических личностей 2000–2006 годов.

Канатжан Алибеков, или, как его зовут в Америке, Кен Алибек, через 20 лет вновь работает в Казахстане. По приглашению казахстанского правительства. Иммунолог, инфекционист, микробиолог, доктор биологических наук, полковник Вооруженных сил СССР, автор статей и книг по биовооружению и биозащите, профессор Университета Джорджа Мейсона, руководитель Национального центра биологической обороны США. Ученый, находящийся на втором месте по итогам второго ежегодного рейтинга наиболее влиятельных в США выходцев из бывшего СССР от Washington Profile в номинации “Наука, технологии и образование”, “Технология и образование”.

Что он делает в Казахстане? Заведует кафедрой в “Назарбаев университете” и руководит Республиканским научным центром неотложной медицинской помощи. Итоги его работы уже видны: центр вышел на качественно новый уровень работы, проводятся уникальные операции, ранее о которых можно было только задумываться. В настоящее время его главной задачей является участие в развитии Республиканского онкологического центра, а также медицинской школы “Назарбаев университета”.

Мы хотели подготовить с ним интервью, но получился монолог. В котором, ни убавить, ни прибавить, все – как есть.

– Что такое чувство родины?

Очень часто люди жертвуют своими благами ради мнимого чувства к родине, что приводит к человеческим трагедиям. Для меня было трагедией, когда потерял работу.

Я технократ с медицинским научным уклоном. Космополит. В Казахстане родился и вырос. Мои предки, родители похоронены здесь. Америка для меня – это моя семья: жена, дети. Я делаю умные вещи и в Казахстане вижу большую степень позитивного восприятия того, что делаю. Хотя и в Америке была и есть работа не менее интересная и важная.

Для меня в написание моей первой книги “Biohazard” – “Осторожно! Биологическое оружие!” был заложен смысл иной: закрыть определенную страницу своей жизни – ту, что осталась в Советском Союзе. Слишком было много противоречивого. Не осталось и боли. В Америке познал науку XXI века и теперь счастлив тем, что свои знания могу реализовывать здесь. По-видимому, это то, что и нужно современному ученому в жизни.

– Мне не нравятся далеко не природные вещи: чино- и возрастопочитание. Ни возраст, ни должность уважения не дают людям. Желание работать – вот что вызывает уважение, и – интеллект. Будущее Казахстана возможно лишь в том случае, когда начнут меняться межличностные отношения. Общественное восприятие людей, развитие общества, его динамика зависят от нашей пресловутой черепной коробки. Вот что надо помнить.

Что тревожит в Казахстане? Моменты получения образования за рубежом. Выпускники, вернувшись на родину, начинают мыслить стереотипами, сложившимися здесь.

– Почему я здесь? Занимаюсь наукой. Это касается новых методов лечения рака. Медицина не всесильна, но есть подходы, позволяющие лечить людей даже на поздних стадиях развития онкозаболеваний.

В “Назарбаев университете” заведую кафедрой. И этот вуз не случайно выбрал. Я сторонник того, чтобы строить. Вуз создается и развивается как исследовательский университет, где говорят на трех языках. Знание английского в профессиональной среде будет определять дальнейшее развитие Казахстана.

– Чем аморальное хуже морального? Это вопрос того, каким образом общество воспринимает то или другое. То, что считается аморальным сейчас, 300–400 лет назад было моральным или даже считалось высокоморальным. Каждая эпоха, каждое общество имеют свой взгляд на эти понятия. Изначально то, чем я занимался, было аморальным: исследования в области бактериологического оружия. Но в том обществе, в той системе, в какой мы существовали, в пропаганде того времени, восприятия того, что США – империя зла, готовая напасть на нашу страну, нужно было делать все необходимое, чтобы СССР был готов отразить атаки и прочее. Это было моральным. С точки зрения формальной пропагандистской системы, разработка любого оружия с целью убийства людей – это аморально, как бы мы ни относились к этому. Элемент аморальности добавляет использование врачей, которые давали клятву Гиппократа – не навредить. Но на весы кладутся еще твои страхи о той чужой и далекой стране, которая хочет тебя уничтожить, о необходимости защитить родину. Таким образом, тонкий слой моральности удерживает, чтобы не сойти с ума. В конечном итоге картина начинает более или менее прорисовываться, и в этот момент, когда пропаганда ломается, ты начинаешь понимать, что все становится неправдой. Вот тогда элемент морали начинает перекочевывать в сторону аморальности, и ты вдруг осознаешь: эта проделанная тобою работа не может быть ничем оправдана. И необходимости в ней нет.

– Чем бы хотел закончить свою работу в Казахстане? Оставаться надолго руководителем Республиканского центра неотложной скорой помощи не хотел бы. Нужно сделать центр таким, каким он должен быть, и оставить его в руках молодых менеджеров. Создаю свою научную школу. И, наконец, смогу завершить свою работу по лечению поздней стадии онкозаболеваний.

Буду правдивым. Мне нужно зарабатывать нормальные честные деньги для того, чтобы семья в Америке оплачивала свои расходы. Моя младшая дочь, страдающая аутизмом, должна получать необходимую медицинскую помощь.

Я в Казахстане до тех пор, пока здесь нужен. Таких, как я, в Америке много. Здесь – единицы. Не стремлюсь, чтобы мое имя осталось в анналах истории развития науки Казахстана, но все-таки где-то в глубине души надеюсь, что будут помнить о человеке, стоявшем у истоков развития “Назарбаев университета”.

Меня заботит одна вещь. Потенциал человека исчерпывается. И тогда я останусь с теми, кому нужен, – с детьми, женой. Для них я дорог вне зависимости от того, где я работаю и какие деньги зарабатываю.

– В будущее Казахстана? Верю. Если не делать ничего – ничего и не будет. Я вижу ребят, которые приходят ко мне с наивными детскими идеями, вижу, как загораются их глаза.

– Что хотелось бы пожелать себе? Завершить то, что я должен сделать, исходя из моих возможностей. Это главное.

Жанна САЛИМОВА

Загрузка...