Опубликовано: 5992

"КазМунайгаз". ДОРы, ЖОРы и убыточные консультации

"КазМунайгаз". ДОРы, ЖОРы и убыточные консультации

Три недели назад мы направили вопросы Сауату МЫНБАЕВУ, президенту Национальной компании “КазМунайГаз”. И хотя закон предусматривает, что на запросы СМИ надо отвечать в течение трех суток, ответов мы так и не получили. И я знаю почему. Господин Мынбаев ищет консультантов, которые помогут ему ответить на вопросы газеты “КАРАВАН”. Потому что без консультантов “КазМунайГаз” работать не может. Во всяком

случае, такое впечатление создается, когда начинаешь изучать их план закупок.

Мы уже рассказывали о том, как строится система госзакупок в “КазМунайГазе”, на примере издания корпоративной газеты. В тендерной документации мы обнаружили пункт, в котором заказчик оставляет за собой право поменять все – тираж, цветность, качество бумаги, но в пределах той же цены.

Но когда мы погрузились в мир сладких грез Мынбаева со товарищи – в план закупок – поразились еще одному обстоятельству. Оказывается, “КазМунайГаз” – чемпион по закупу консультационных услуг. Похоже, ни одного шага не делает руководство компании без того, чтобы не обратиться за советом к консультантам. У Хлестакова в “Ревизоре” было тридцать пять тысяч одних курьеров, а у Мынбаева – “тридцать пять тысяч” одних консультантов.

Надо купить что-нибудь ненужное или продать что-нибудь ненужное? Пожалуйста, оплачиваются “консультационные услуги инвестиционного банка по приобретению или отчуждению активов” – на 336 миллионов тенге! Нужно почувствовать себя непоколебимым столпом в бушующем океане экономической нестабильности? Нате вам, закупаем “консультационные услуги инвестиционного банка по финансовой устойчивости” – снова на 336 миллионов тенге! Пора внедрять новые технологии? Легко, только закупим “консультационные услуги по анализу, предпроектному исследованию и внедрению технологических решений” – на 240 миллионов тенге.

В “КазМунайГазе” что, нет никого, кто бы умел это делать? Там нет юристов, финансистов, инженеров? А кто там тогда есть?

Ощущение, что бухгалтеров там точно нет. Потому что даже с зарплатами разобраться некому – нанимают консультантов для оказания услуг “по закупу отчета по компенсациям и обзору заработных плат” – аж на 1,2 миллиарда тенге! Оценить, чем владеют и сколько это стоит, тоже некому – закупают “услуги проведения тестов по обесценению активов группы компаний” на 77 миллионов тенге (скромно!)

Понять, куда и как инвестировать, судя по всему, тоже некому: на разработку “консолидированной инвестиционной модели” планируется в этом году потратить 67 миллионов тенге.

Но самое интересное, что в “КазМунайГазе” нет, судя по всему, и нефтяников. А иначе зачем бы компания закупала “услуги по мониторингу геологоразведочных проектов, процессов нефтедобычи и разработки месторождений” на 6,4 миллиарда тенге! Нет, вы только вдумайтесь: нефтяная (!) компания нанимает консультантов, чтобы они помогли разобраться в том, как на наших месторождениях добывается нефть!

Всем известно, что в нацкомпаниях работают сплошь ДОРы и ЖОРы (дети и жены ответственных работников), но СУКи (случайно уцелевшие кадры) хоть как-то спасали положение. А теперь, похоже, всех СУК в КМГ истребили, работать некому, и приходится все покупать на стороне. В том числе и сами кадры – в 2015 году КМГ хочет потратить на закуп услуг по аутсорсингу персонала 440 миллионов тенге!

И даже на самом верху, видимо, возникают проблемы, а иначе как объяснить запланированные услуги по организации тренинга или консультаций для членов совета директоров в рамках повышения квалификации на 37 миллионов тенге? Зачем было назначать в СД людей, которых надо дополнительно обучать? Мне-то казалось, что там сидят мастодонты!

А теперь давайте посмотрим, где оказался “КазМунайГаз” с такими консультантами. В июне глава фонда “Самрук-Казына” Умирзак Шукеев огорошил всех сообщением, что “КазМунайГаз” имеет долг 18 миллиардов долларов, и все, что он зарабатывает, уходит на выплату процентов. Это консультанты так насоветовали Сауату Мынбаеву, что прибыльная компания вдруг стала убыточной? Это после консультаций с ними Мынбаев от имени КМГ набрал валютных кредитов, которые нечем отдавать? И до сих пор не понял своей ошибки, раз собирается взять еще взаймы путем выпуска ценных бумаг, да еще и заплатить консультанту 162 миллиона тенге?

А между тем вся страна пытается вытащить “КазМунайГаз” из той же глубокой ямы, в которую его загнали столь любимые господином Мынбаевым консультанты. “Самрук-Казына” продала Национальному банку 10 процентов акций КМГ и собирается купить у КМГ долю в Кашагане за почти 5 миллиардов долларов – хорошая цена для 2012 года, но завышенная для 2015-го. И теперь получается, что за ошибки консультантов, чьи услуги щедро оплачивает “КазМунайГаз”, расплачиваемся все мы, казахстанцы. Ведь это наши деньги Нацбанк отдал за 10 процентов доли убыточной компании!

И даже несмотря на эту колоссальную поддержку, “КазМунайГаз” мог завершить год с убытком в 75 миллиардов тенге. К счастью, девальвация не позволила. Сауат Мынбаев, выступая перед Президентом РК в Атырау, сказал: “Нефтяники поддерживают проведенное инфляционное таргетирование курса тенге, поскольку большая часть добываемой нами нефти идет на экспорт. К сожалению, есть и факторы, которые работают в обратном направлении: это наши валютные займы. Однако, по нашим последним расчетам, в целом КМГ завершит год с прибылью вместо ожидаемых 75 миллиардов тенге убытков”.

Понимаю, что утомил вас цифрами, но посмотрите на показатели доходности “КазМунайГаза” за последние годы: в 2013 году чистая прибыль составляла почти 450 миллиардов тенге, в 2014 году почти 200 миллиардов тенге – уже в два раза меньше, а в 2015 году и того хуже – компания едва не получила убытки. Налицо успехи в управлении компанией! Налицо также успехи консультантов в освоении выделенных бюджетов. Наблюдается даже прямая зависимость: чем больше КМГ закупает консультационных услуг, тем хуже его экономические показатели.

В общем, если кто-то и выигрывает от привлечения консультантов, то никак не КМГ. Но ведь кто-то же выигрывает!

Есть известный анекдот про бизнес-консультантов. Представьте себе такую картину: солнце, травка, на ней пасется стадо овец. Подъезжает дорогая иномарка, из которой выходит мистер в дорогом костюме и обращается к пастуху: “Здравствуйте! Хотите, я скажу вам, сколько овец в вашем стаде? Но если мои данные окажутся точны, я заберу одну овцу?”. Пастуху, видимо, скучно, и он соглашается. Молодой человек достает из авто ноутбук, калькулятор, спутниковый телефон, соединяется с Интернетом, собирает информацию, изучает ее… И уже под вечер, изрядно попотев, он говорит пастуху: “У вас в стаде 297 овец”. Потом выбирает из стада одну овцу и кладет себе в багажник.

И тут пастух говорит ему: “Постой. Хочешь, теперь я скажу тебе, кто ты такой и чем все это кончится? Но если я окажусь прав, овцу ты мне вернешь”. Молодой человек соглашается. “Ты бизнес-консультант и сейчас опозоришься. Откуда я знаю? Во-первых, тебя никто не звал, а ты приехал. Во-вторых, ты сообщил мне то, что я знаю и без тебя. В-третьих, ты совершенно не разбираешься в предмете исследования. А теперь, пожалуйста, достань из багажника мою овчарку”.

Наверняка Сауат Мынбаев этот анекдот знает. И даже допускаю, он сам вполне мог бы выступить в роли такого пастуха. Но он предпочитает другое амплуа. То ли потому, что ему это выгодно. То ли потому, что он разбирается в предмете еще хуже, чем нанимаемые им консультанты.

И тогда возникает вопрос поважнее, чем тот, что мы задавали в прошлый раз. В конце концов мухлевание с условиями тендера – это проб-

лема надзорных органов, может, там действительно все по закону, и господин Мынбаев имеет полное право выбирать, когда хочет потолще, а когда захочет – подлиннее.

А вот вопрос эффективности расходования средств, эффективности работы с клиентами и в конце концов эффективности управления компанией – это вопрос государственной важности. Тут не может быть возможности для маневра, тут нужно ответить “да” или “нет”: правильно Сауат Мынбаев с командой при помощи консультантов управляет национальной нефтегазовой компанией или нет?

И если ответ “нет”, то такому менеджеру не нужно давать никакого выбора, кроме права уйти по собственному желанию. Не считая дополнительной опции – сгореть со стыда в своем коттедже.

Так что, Сауат Мухаметбаевич, можете не отвечать на наши вопросы. Вам, видимо, ответить все равно нечего. Но ведь не только мы спросим. А когда будет учинен другой спрос, уже никакие консультанты не помогут.

P.S. Когда верстался номер, нам таки пришло письмо за подписью заместителя председателя правления по корпоративному развитию НК “КазМунайГаз” Д. Берлибаева. Он просит предоставить дополнительное время для ответов на наши вопросы: они требуют “уточнения и проверки”. Не спорим, что вопросов очень много и все они не поместились в нашем материале. Ждем!

Алматы

Загрузка...