Опубликовано: 2801

“Казгидромет”: миллионы на ветер

“Казгидромет”: миллионы на ветер

Если бы все прогнозы, которые выдает в последнее время “Казгидромет”, оказались правдой, самый большой город страны, Алматы, давно лежал бы в руинах. Как зарабатывают на неверных прогнозах и чем они опасны?

Об этом рассказал профессор, главный специалист “Казгидромета” Борис СТЕПАНОВ. Которого, как считает сам заслуженный работник, решили уволить, чтобы он не мешал и дальше “мутить погоду”.

Прогнозы, как в Голливуде

Иногда складывается впечатление, что в руководстве “Казгидромета” попусту пропадают таланты. Ведь с такой фантазией это ведомство могло бы заколачивать миллионы в Голливуде, снимая блокбастеры про катастрофы. Их прогнозы погоды по накалу страстей хлеще любых сценариев. Только за одно это лето Алматы должны были накрыть 35 штормов, по всем рекам каждые три дня должны были идти сели – одновременно. И то, что мы, граждане мегаполиса, по сей день живы, наверное, чудо.

Почему же “Казгидромет” так часто выдает неточные прогнозы и что вообще творится в этом ведомстве, нам рассказал ведущий научный сотрудник этого предприятия Борис Степанов. В последние годы профессор Степанов работал над новой методикой, которая позволила бы сделать прогнозирование более точным, но его предложения оказались “Казгидромету” не нужны.

– Мы занимались как сверхкраткосрочными, так и долгосрочными прогнозами, так как и то и другое очень важно для государства. Чтобы спрогнозировать возможный сель с высокой достоверностью, нужны более точные прогнозы погоды, а с ними все не просто: отсутствует необходимая для этого информация, не хватает ни постов, ни частоты измерений. В результате оправдываемость прогнозов по селям очень низкая. На международном симпозиуме в Душанбе выступающие от “Казселезащиты” говорили, что их не устраивают такие очень приблизительные прогнозы и их сложно использовать для нормальной деятельности, – говорит Степанов. – В течение 13 лет никакой методики не было, была бумажка с алгоритмом, никто ее не утверждал, не рассматривал. И руководство было довольно тем, что никто его не контролировал, не проверял оправдываемость этих прогнозов.

Мы разработали метод, который не привязан к прогнозам погоды, прошли проверку, но внедрен он так и не был. В этом году наш метод не дал бы ни одного ложного прогноза. А по существующей схеме было дано 35 ложных штормовых предупреждений. Что такое штормовое предупреждение? Это значит, что ожидается сель или паводок, который приведет к гибели людей, потере здоровья или материальному ущербу.

Почему проспали карагайлинский сель?

Чем чреваты ложные прогнозы? Они могут оказаться очень опасными, считает профессор Степанов:

– Если постоянно, как в старой сказке про мальчика-пастуха, кричать впустую “волки, волки”, то в первый раз придут на помощь, во второй – насторожатся, а в третий – уже махнут рукой, но именно тогда и может случиться беда. Это снижает бдительность. Вспомните сель, который сошел на Алматы с 22 на 23 июля. Был дан очередной прогноз. До него – еще десятки ложных. Поэтому этот сель просто-напросто проспали. По моим сведениям, чеэсники опоздали на несколько часов.

А какие были последствия? Объявлено чрезвычайное положение, выделено 2 миллиарда тенге, в результате селя семь домов разрушено, 429 объектов подтоплено. Грязь, которой затопило Наурызбайский район Алматы, волонтеры разгребали все лето. Чудом удалось избежать человеческих жертв. Это, как говорят эксперты, был небольшой сель. Можно сказать, “щелчок по носу”, проверка на прочность и реакцию. Тогда все накинулись на чеэсников, дескать, проспали сель, не вовремя отреагировали. А удивляться нечему. До этого и ЧС, и “Казселезащита” почти каждый третий день получали штормовые предупреждения. Дежурить у плотин всем составом в течение лета, конечно, можно, но не лучше ли давать более точные прогнозы?

Штормит не за бесплатно

Если же каждый раз реагировать, как положено, с мобилизацией всех сил, то это достаточно дорогое удовольствие.

– Служба ЧС должна поднимать своих людей, должны перекрываться долины, должна быть готова техника на случай необходимости – представьте себе, в какие затраты это все выйдет, – говорит профессор Степанов. – Ведь штормовое предупреждение подразумевает готовность номер один. Сейчас уже трудно подсчитать, сколько миллионов было растрачено за эти годы из-за ложных прогнозов.

Зато можно неплохо заработать на таковых. У нас ведь как? Даешь прогноз – значит работаешь, а то, что он некорректный, уже дело двадцатое… В общем, похоже, “Казгидромет” не зря так старается, создавая бурную деятельность.

Такие прогнозы могут по цепочке давать и удорожание бюджетов других организаций, той же “Казселезащиты”, ЧС, ведь они отрабатывают все предупреждения, вне зависимости, ложные они или нет, по крайней мере так должно быть. Каждый раз высылаются СМС гражданам двухмиллионного мегаполиса. В соседней России МЧС предлагает наказывать штрафами синоптиков, выдавших неверные прогнозы или ложное штормовое предупреждение. А у нас? Неужели вообще не существует никакой ответственности за ложные прогнозы? Одно дело, когда обещали солнце, а пошел дождь, и граждане вымокли, другое – когда в результате этого дождя сошел разрушительный сель…

Оказывается, документ, который четко оговаривает, с какой погрешностью “Казгидромет” может давать прогнозы, есть. Так, в ежегодно утверждаемом паспорте к республиканской бюджетной программе на уровне правительства прописывается такой пункт, как результаты выполнения программ и их качество. Ведь не на воздух же должны уходить выделяемые миллионы… Читаем: “оправдываемость гидрометеорологических прогнозов: суточных по пункту – 88 процентов, опасных явлений погоды – 85 процентов, штормовых предупреждений о стихийных гидрометеорологических явлениях и резких изменениях погоды – 85 процентов…”. И где же обещанный результат?

Самых принципиальных – сократить?

Вместо того чтобы для экономии сокращать неточные прогнозы и совершенствовать работу, в “Казгидромете” решили сократить число работников и начали с профессоров.

– Я обращался к генеральному директору по этому поводу, что нужно наладить порядок, нужно возродить селеведение, но поддержки не нашел, – говорит Степанов. – После этих писем меня известили, что я буду сокращен, если не соглашусь ехать в Мангистаускую область инженером.

Борису Степанову 77 лет, он ведущий научный сотрудник, проработал в “Казгидромете” 41 год, является профессором, доктором географических наук, награжден медалью Флейшмана за выдающиеся заслуги в области селеведения, есть у него и награды от ЧС, грамоты от акима Алматы. Напомним, что именно Борис Степанов несколько лет назад начал бить тревогу об угрозе разрушительного селя в результате прорыва озера № 6, после этого было мобилизовано МЧС, озеро частично опорожнили.

Алматы

Загрузка...