Опубликовано: 5526

"Казгидромет" и Ушаковы. Непогода в доме

"Казгидромет" и Ушаковы. Непогода в доме

– Всю жизнь защищала других и не думала, что сама так попаду, – с горечью говорит известный усть-каменогорский журналист Ольга УШАКОВА. Госпредприятие “Казгидромет” попросило Ольгу, что называется, с вещичками на выход – освободить квартиру, в которой ее семья прожила больше двадцати лет! Без компромиссов!

Ситуация ровно по классику: все смешалось в доме Ушаковых. Который месяц собкор республиканской газеты ходит по судам. Стучится к прокурорам и власти за защитой. Который месяц пробует доказать: в РГП (республиканское государственное предприятие) “Казгидромет” намеренно проволынили с разрешением на приватизацию квартиры, приравненной к служебной. В нарушение всех норм и правил. А сейчас в жажде заполучить недвижимость рьяно взялись за выселение семьи.

Квартиру в спальном районе Усть-Каменогорска 22 года назад получил глава семьи Владимир Ушаков. Именно жилье в свое время побудило его, перспективного специалиста-гидролога, устроиться в Восточно-Казахстанский филиал “Казгидромета”. Владимир возглавил важнейший отдел, стал признанным экспертом межправительственной комиссии по трансграничным рекам…

В мутной водице

– По закону у нас было право на приватизацию жилья, – рассказала супруга гидролога (теперь бывшая) Ольга Ушакова. – Но все попытки словно вязли в болоте. Муж откровенно говорил: на предприятии ему прозрачно намекают оставить затею. Только сейчас, когда дело дошло до суда, вылезла вся подноготная. По справке из управления юстиции, наша двушка, купленная явно на средства государства, числилась… в собственности экс-директора областного филиала “Казгидромета”! Только в 2008 году, когда, по всей видимости, запахло жареным, он официально передал ее предприятию в качестве дара. Получается, нашу семью много лет искусственно лишали законной возможности стать владельцами жилья. Но это не все. С оформлением дареной квартиры на предприятии затянули на пять лет! Только в 2013 году квартира официально оказалась на балансе РГП. То есть у нас опять не было возможности для приватизации.

Если что, Ушаковы до последнего верили в закон, в конституционное право на жилье. О покупке другой недвижимости не было и речи – не те в провинции заработки. В 2014 году глава семьи попытался все-таки приватизировать квартиру: собрал кипу справок, подал заявление.

– По правилам приватизации жилищная комиссия обязана в течение месяца вынести решение, – отметила Ольга. – Мы получили ответ через восемь месяцев! Почему?! Выжидали, пока Владимир не “подмажет”? После этой красноречивой паузы мужу из РГП пришел отказ. Предлог – якобы не хватает еще каких-то справок. По правилам жилищную комиссию возглавляет первый руководитель РГП, от Владимира я не раз слышала, что для положительного решения нужен подарок. Это не коррупция?

К помощи взяток Ушаковы никогда не прибегали, и глава семьи скрупулезно выполнил требования – выслал недостающие документы. В ответ вновь отказ. Теперь поводом стало, что заявление о разрешении на приватизацию не имела права подписывать бывшая супруга.

– Заявили, что я не являюсь членом семьи нанимателя, – передала журналистка. – Хотя в Законе “О жилищных отношениях” прямо сказано, что даже в случае развода супруги, продолжающие проживать в одной квартире, сохраняют свои жилищные права в качестве нанимателя и членов его семьи. Разве от всей этой ситуации не несет откровенной коррупцией?

Судебные тяжбы

Минувшей весной специалист-гидролог нашел перспективную работу в России и уволился из “Казгидромета”. Это стало причиной третьего отказа РГП на заявление о приватизации квартиры. По телефону Владимир высказал возмущение:

– Я по-прежнему гражданин Казахстана. Закон дает право на приватизацию квартиры, если человек проработал на предприятии не менее десяти лет. Я отработал в “Казгидромете” больше двадцати лет! Заявления подавал еще как сотрудник “Казгидромета”. Почему РГП трактует закон, как вздумается?

Сейчас РГП подало иск о выселении семьи Ушаковых. В свою очередь Ольга пробует в суде доказать несостоятельность отказа, вынесенного жилкомиссией.

– Похоже, госпредприятию не терпится отнять жилье, – заключает она. – Получается, одного из лучших специалистов использовали и с семьей выбросили на улицу?! Другой квартиры у нас нет.

К слову, за месяцы нервотрепки Ольга нашла в жилищном законодательстве немало любопытного. Например, следующее: в случае, если работник проживает в квартире, приравненной к служебной, он, даже попав под сокращение, сохраняет право на ее приватизацию независимо от срока работы. Другими словами, можно устроить на любое госпредприятие человечка, выдать ему жилье, приравненное к служебному. Продержать в штате месяц-два, сократить и… получить полноправного владельца недвижимости.

– Это не коррупция? – возмущается журналист. – Не хочу строить прогнозы насчет своей двушки, но разве такой вариант не исключен? Я надеюсь, в Генпрокуратуре обратят внимание на вопиющую ситуацию, в которой оказалась моя семья. И восстановят законность.

Усть‑Каменогорск

Загрузка...