Опубликовано: 1267

Казахстанские ученые умоляют охотников сменить ружья на фотоаппараты

Казахстанские ученые умоляют охотников сменить ружья на фотоаппараты

“Гробовая тишина” – так оценили состояние живой природы ученые-орнитологи Восточного Казахстана. В прокуратуре региона выступают за запрет на сезонную охоту, а егерям предлагают стать для птиц и зверей заботливыми друзьями – заняться восстановлением.

Еще три года назад восточноказахстанский орнитолог Борис ЩЕРБАКОВ заявил об экстренной необходимости Красной книги региона. По его словам, край стал зоологической пустошью.

Вопиющую картину дополнили в областной прокуратуре: численность промысловых птиц и зверей с каждым годом снижается на тысячи, в охотхозяйствах – бесконтрольность и безнаказанность...

Сейчас по итогам очередной проверки надзорного органа выяснилось: ситуация усугубляется. Популяция ондатры сократилась еще на 10 тысяч, зайцев стало меньше на 7 тысяч, лисиц – на 2 тысячи, исчезают олени, росомахи, соколы, беркуты, лебеди, дрофы…

Если смотреть через мушку ружья

– По прогнозам через 100 лет на планете будет уничтожена половина фауны, – с горечью замечает Борис Щербаков. – Нашу область называют континентом в миниатюре, здесь есть все – пустыни, полупустыни, леса, озера, реки. Но это пустой континент. Из 350–360 видов птиц, которые обитали в крае, половина сейчас относится к исчезающим или очень редким. Я помню, как окрестности Усть-Каменогорска наполняли тысячи чечеток, снегирей, черных жаворонков. Все звенело птичьими голосами. Сегодня – гробовая тишина. Многих птиц я не вижу больше десяти лет! Раньше в дельте Черного Иртыша утки гнездились сотнями тысяч, теперь хорошо, если насчитаем 250–300 птиц.

По признанию ученых, обнищание природы затронуло всю планету. По одной версии, это связано со сменой магнитных полюсов Земли, по другой – с антропогенным давлением.

– Казахстан – транзитная территория для миграции птиц в Афганистан, Иран, Ирак, Пакистан, – рассказывает начальник отдела Восточно-Казахстанского историко-краеведческого музея орнитолог Сергей СТАРИКОВ. – Десятилетиями в этих странах действуют целые заводы по переработке мяса перелетных птиц. Стоят гигантские ловушки. Весной к нам возвращаются всего 20 процентов пернатых...

Возвращаются... чтобы угодить на мушку ружья. По словам сотрудника музея, ослабленных перелетом птиц уже поджидает целая армия охотников, экипированных продвинутым оружием и приборами ночного видения. Выстрелы распугивают пернатых, сгоняют с гнезд, лишают возможности для размножения.

– Надо запретить весеннюю охоту, – предлагает ученый. – Я знаю охотника, который сменил ружье на фотоаппарат. Еще больше удовольствия получает. Те же пейзажи, та же романтика, нажимает кнопочку. Собрал массу премий на отечественных и международных фотоконкурсах. Нельзя все видеть только через оружейный прицел, природу пожалеть надо.

Катастрофической  назвали ученые ситуацию с численностью сокола балобана. По данным орнитологов, за последние 15–20 лет популяция сократилась на 90 процентов!

Если в начале 90-х за неделю только в южных районах Восточного Казахстана находили десятки гнезд, в этом году на всю область два! Причем в одном кладка замерзла из-за фактора тревожности – пара бросила гнездо, потому что поблизости поселились люди. Сокол балобан занесен в Красную книгу страны.

– Снижение произошло исключительно из-за вывоза в арабские страны, – убежден Сергей Стариков. – Каждый год балобанов вывозят тысячами. Это сильная птица, даже в бескормицу выжила бы, но когда пара браконьеров за день вылавливает по 30–35 особей, ни одна популяция не выдержит.

Не видят, не говорят

Прокуратура Восточного Казахстана не первый год бьет тревогу по поводу странностей в охотхозяйствах. Статистика численности птиц и зверей берется с потолка. Территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира до этого нет дела, говорят там.

– В Уланском районе по нормам охотхозяйство могло добыть 4 кулика, но инспекция выделила квоту на 60, – возмущается старший помощник прокурора области Нурбулан МАКУЛБАЕВ. – В Глубоковском районе вместо 400 уток разрешили отстрел 1 тысячи! Подобная щедрость оказана 17 охотхозяйствам. В то же время на долю инспекции приходится всего 5 процентов выявленных нарушений правил охоты, и те незначительные.

Прокуроры и ученые единодушны в мнении, что в крае необходим запрет на весеннюю охоту и зимнюю со снегоходами. Как заметил Борис Щербаков, от такой техники не может уйти ни одно животное. Надзорный орган поддержал также идею переключения егерей с работы по отслеживанию и уничтожению животных на их восстановление – создание питомников, зон покоя, кормовых площадок, условий для гнездования...

– Нам от предков досталась богатейшая фауна, – отметил прокурор области Багбан ТАИМБЕТОВ. – И как ею распорядились? Идет варварское вмешательство в природу всех, кому не лень, – рыбаков и охотников. Охотхозяйства собирают деньги, но обязательства не выполняют...

Сейчас в прокуратуре края рассматривают идею создания в дельте Черного Иртыша и среднем течении Убы особо охраняемых природных территорий. По мнению специалистов, они необходимы для сохранения генофонда местной дикой природы. Десять лет назад усилиями ученых и общественности Казахстанский Алтай вошел в число 200 уголков планеты, признанных ЮНЕСКО природными эталонами. Хотя бы по этой причине государство обязано остановить здесь разгул охотников.

Усть-Каменогорск

Загрузка...