Опубликовано: 5 7460

“Казахское ханство” – это вам не “Сулейман Великолепный” – продюсер

“Казахское ханство” – это вам не “Сулейман Великолепный” – продюсер

Не успел фильм “Казахское ханство” выйти на широкие экраны, как многие кинокритики окрестили его будущей катастрофой и ночным кошмаром “Казахфильма”. И дело вовсе не в выделенной на съемки сумме – один миллиард тенге. Некоторые считают, что создать за короткие сроки масштабное историческое шестичасовое полотно и выпустить его на экраны невозможно.

Ожидает ли фильм провал, как и его скандального предшественника “Кочевники”? Почему на проект постоянно не хватает денег? Об этом и о многом другом мы поговорили с известным казахстанским продюсером Арманом АСЕНОВЫМ.

– Арман, незадолго до начала съемок фильма в Интернете была выложена аудиоверсия разговора министра культуры Арыстанбека МУХАМЕДИУЛЫ с работниками “Казахфильма”. Последние жаловались чиновнику о нехватке денег, о неподготовленной финансовой документации, из-за чего большие суммы денег проходят “мимо” киностудии. Министр в свою очередь упрекал их в разговорах о финансовых проблемах и подсказывал, что нужно говорить журналистам на пресс-конференциях. Кстати, в одной из его реплик прозвучало и ваше имя. Вы участвовали в этом скандальном собрании?

– Это было нормальное расширенное совещание, на котором присутствовал и я, не отрицаю. Министр приехал на киностудию, провел совещание по “Казахфильму”. Мы обсуждали рабочие моменты. А то, что он жестко разговаривал с нами, это нормально. Ведь он, по сути, и есть главный заказчик фильма.

– Кто выложил эту аудиозапись в Интернет, вам случайно не известно?

– Записывали совещание по просьбе самого министра. Сейчас не ведут письменно протоколы, а ведут аудиозапись, более цивилизованным и современным способом. Откуда утечка, не знаю, мы не выставляли эту запись в Интернет. Сам министр, насколько мне известно, спокойно отнесся к этой аудиозаписи. На совещании присутствовало около 50 человек. А это уже не секрет.

– Почему вам не хватило выделенного миллиарда на съемки фильма?

– В самом начале, когда планировали фильм “Казахское ханство”, мы думали, что он будет сниматься за счет инвесторских средств. И министр культуры сам ездил и договаривался со спонсорами. Но по стечению обстоятельств случился мировой финансовый кризис, что отразилось на наших съемках.

У “Казахфильма” нет такой статьи, по которой государство выделяло бы ему средства на содержание штата сотрудников, на налоги, коммунальные услуги и зарплату. “Казахфильм” живет только на те деньги, которые выделяются на кино.

Все думают, что один миллиард тенге – это очень большие деньги. На самом деле из этого миллиарда государство сразу же забирает 12 процентов НДС, 20 процентов КПН, остается 600 миллионов. Из этих денег “Казахфильм” забирает 15 процентов на общестудийные расходы. Остается почти 2 миллиона долларов. А “Казахское ханство” – это мощный проект. Невозможно просто выехать в степь и снимать кино. Нужны подготовительные работы. Первоначально мы три месяца обучали актеров верховой езде и фехтованию, потом на каждого шили по пять костюмов. Приплюсуйте сюда декорации, на которые тоже нужны деньги. Если нормально готовиться к проекту, то в конце подготовительного периода денег не останется. На что снимать тогда?

Многие журналисты бросились на нас с критикой, мол, еще ни одного метра не сняли, как уже деньги закончились. Не забывайте, что съемочной группе тоже надо платить, а это весь технический состав: гримеры, костюмеры… Итого вместе с актерами 240 человек. А зарплаты у хороших специалистов немаленькие. Меня часто критикуют, почему у нас 19 костюмеров. Но собрать и одеть массовку в тысячу человек одному костюмеру нереально. А потом их нужно раздеть и собрать костюмы обратно. Да и экипировка батыров – мечи и шлемы – стоит больших денег. Каждый участник массовки пытается что-то забрать себе на память о съемках. И за этим костюмерам нужно уследить.

Потом световой день очень короткий. Съемочный день стоит очень дорого, около 100 тысяч долларов. Поэтому мы дорожим временем. Приплюсуйте к расходам работу камер и приборов. Выработка одного съемочного дня составляет полторы-две минуты фильма. А нам необходимо снять 6 часов экранного времени.

Кинопроцесс – очень дорогое удовольствие. Не каждая страна может содержать собственную киноиндустрию. Поэтому мы объявили краудфандинг (народное финансирование). Благодаря поддержке неравнодушных граждан сейчас на счету у нас собралось около 101 миллиона тенге. Еще одна компания перечисляет 70 миллионов. Мы на них еще продержимся. После 16 декабря придут дополнительные средства, но всех этих денег не хватит. Нам нужно еще 200 миллионов тенге.

Фильм будет интересен каждому

– Многие кинокритики считают, что “Казахское ханство” будет состоять из разговорной политической драмы в декорациях фильма “Кочевники”, а в репликах героев, как всегда, будут звучать патриотично-поэтические восхваления степи. Тем более что фирменная стилистика Абдрашева к этому весьма располагает. Будете опровергать?

– Вовсе нет. В фильме прослеживается несколько параллельных сюжетных линий. В первых двух сериях мы знакомим зрителя с героями. После каждый герой живет своей судьбой, у него свои проблемы, своя любовная история и своя битва. Где-то герои пересекаются, потом расходятся. За основу нашей киноэпопеи мы взяли три трендовых фильма – “Чингизхан” китайского продюсера из Внутренней Монголии КНР Батыра. Кстати, он помог нам со сценарием фильма. Второй тренд – сериал “Сулейман Великолепный”. Оттуда позаимствовали костюмы. Мы решили одеть своих героев в дорогие костюмы, потому что изначально решили снимать дорогое кино. Кроме того, действие происходит в XV веке, когда через казахские степи проходил Великий Шелковый путь. Весь народ жил очень зажиточно. Поэтому на каждого героя мы сшили по пять костюмов. И третий фильм, на который мы ориентировались, – это “Игра престолов”. Нам понравились задумки режиссеров этого фильма по манере подачи материала и по интриге сюжета.

Думаю, зрителям будет интересен наш фильм. Тем более мы снимаем не сериал, как думают некоторые, а снимаем многосерийный художественный фильм. К примеру, как “Тени исчезают в полдень” или “Семнадцать мгновений весны”. Считаю, что и нам, и мировому сообществу будет интересно ознакомиться с кочевой культурой и историей становления Казахского ханства.

Что касается декораций, то мы использовали строения, которые были созданы для фильма “Кочевники” на Капшагае. Декорации были почти разрушены, и сценаристы вообще хотели поджечь их в конце фильма. Но мы их полностью реконструировали. Они сейчас очень красивые. Посмотрите и сравните, какой это был городок до и после, и почувствуйте разницу.

– А поджигать будете?

– Нет, мы ничего не поджигаем (смеется).

– Не боитесь, что ваш фильм будет пылиться на полке, как и “Кочевники”?

– Нет. Фильм будет интересен каждому. Кроме того, российские Первый канал и НТВ уже хотят купить кинокартину.

Алия Назарбаева, Бекболат Тлеухан, Имангали Тасмагамбетов

– На роль главной героини – Рабии, внучки Тамерлана – вы, насколько известно, приглашали Алию НАЗАРБАЕВУ. Злые языки утверждают, что, мол, тем самым вы пытались через нее добиться дополнительного финансирования. Так ли это?

– Рабия – очень яркий женский персонаж. Она была женой Шайбаншаха, внучкой Тамерлана. Сыграть ее может далеко не каждая актриса. Мы перебрали множество кандидатур, но когда я увидел на обложке одного модного журнала Алию, понял, что это именно то новое лицо, которое я искал. Внешность, изящные манеры и женственность Назарбаевой очень подходили к этой роли. И сначала она согласилась участвовать в съемках. Были сшиты специально для нее костюмы. Но когда мы посчитали, сколько она дней (как минимум 19 суток) должна быть на съемочной площадке, задуманное стало нереальным. У Алии очень плотный график работы, который не совпадал с нашим. Она физически не успевала участвовать в съемках. В результате ей пришлось отказаться.

А что касается денег, которые мы якобы хотели у нее попросить, это не так. Если бы нам нужны были от Алии деньги, мы бы спросили об этом напрямую, не прибегая к таким уловкам. Кстати, мы также хотели на эту роль пригласить Чулпан Хаматову. Но у нее тоже не оказалось свободного времени. Так что пока мы не нашли главную героиню. Здесь очень важно, чтобы актер сыграл самого себя. Нужно прочувствовать героя или героиню. В общем, мы ищем новые лица.

– Кстати, одним из таких новых лиц оказался нынешний депутат мажилиса парламента Бекболат ТЛЕУХАН, который играет роль Казтугана. Как народный избранник попал на ваши съемки?

– Он, как и все наши актеры, прошел кастинг. Нам нужен был человек, который поет и играет. И Тлеухан идеально подошел на роль Казтугана. Он находит время для съемок, хотя очень занят общественной работой. Баке старается помочь нам, зная наши финансовые трудности. Так, однажды он зарезал лошадь и накормил всю съемочную группу.

– Помогают вам, насколько известно, не только депутаты, но и министры. Это правда, что некоторые очень дорогие старинные украшения, используемые в фильме, – из личной коллекции Имангали ТАСМАГАМБЕТОВА?

– Да. Тасмагамбетов – заядлый коллекционер старинных предметов и украшений. Часть из них выставлена в астанинском музее. Мы отобрали для съемок некоторые дорогие украшения. Он разрешил. Никакой расписки не взял, только опись предметов. Нас это поразило. Он достаточно доверяет нам. При этом не приставил к нам охранника, который бы следил за тем, чтобы украшения не пропали. Кроме того, Тасмагамбетов предоставил в наше распоряжение конный полк министерства обороны. Ведь вы сами знаете, что такие исторические проекты, где много батальных сцен с участием всадников, не обходятся без армии. Поэтому в массовке у нас участвуют солдаты. Более того, министр обороны выделил КамАЗы, чтобы мы могли перевозить съемочное оборудование, и еще предоставил в Капшагае во время съемок зону отдыха “Алтын эмель”.

– В фильме задействован еще один герой – Кобланды-батыр, который снимается в маске. Почему?

– Бо́льшая часть книги “Алмазный меч” из трилогии Ильяса Есенберлина посвящена именно этому батыру – Кобланды. Это мифический герой. В одной из битв его лицо сильно обезобразили. Поэтому ему пришлось надеть маску. Никто не знает, когда и где он умер. Поэтому многие батыры брали на себя его миссию и надевали во время битв маски. Так, в истории было около десяти Кобланды.

– И кто, если не секрет, играет роль казахского Зорро в фильме?

– Пусть это пока останется тайной для зрителя.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Гость 7 июня

Хотелось бы поскорее увидеть фильм, " Казахфильм"всегда славился качественным кино, в России любят казахские киноленты еще с прошлого века! жду на каналах России!