Опубликовано: 2 2234

Казахский понт дороже доллара, но хуже индейского потлача

Казахский понт дороже доллара, но хуже индейского потлача

Зимой 1921 года уважаемый индеец-квакиютл Дэн Кранмер, житель Канады, устроил той на 300 человек. Праздник удался и растянулся на пять дней. Каждый приглашенный получил подарок. Дэн был человеком богатым, поэтому ни один его гость не был обижен. Все, что было нажито непосильным трудом, было роздано. В запале на подарки пошла даже собственность родственников его жены.

Всего он раздал сотни одеял – это была местная валюта индейцев, двадцать четыре каноэ, четыре моторные лодки, триста дубовых стволов, керосиновые лампы, скрипки и гитары, кухонные принадлежности и швейные машины, граммофоны, кровати и письменные столы, платья, шали и браслеты женщинам, рубашки и свитера молодежи. В финале он одарил каждого мешком муки. В историю индейцев этот праздник вошел как потлач Кранмера, один из крупнейших за всю историю народа квакиютл.

Правда, потлач Кранмера стал знаменит и скандалом. Пятидесяти двум участникам церемонии власти предъявили уголовные обвинения. Двадцать два получили по два месяца лишения свободы. Остальные получили отсрочку исполнения приговора при условии добровольной сдачи танцевальных масок, церемониальных свистков, щитов из кованой бронзы и прочих ритуальных принадлежностей потлача…

В неразвитом обществе всегда существует институт перераспределения ценностей. Так как денег еще не изобрели, то товар нельзя купить. Его можно получить или отняв, или получив в дар. Индейцы Северной Америки решили проблему своеобразно. Они придумали потлач.

Сначала торжества устраивали по любому поводу. Родился ребенок – устраиваем потлач. Похороны – потлач. Переехали в новый дом – потлач. При этом хозяин приглашал не только родственников или друзей, но и недругов. Ведь целью праздника было не просто повеселиться, а продемонстрировать свою силу и влияние. Потлач – это персонифицированная честь. Лучше дарить, чем принимать. Тот, кто дарит, превосходит того, кто получает. Совершать потлач крайне престижно: чем больше потлач и чем меньше ты оставил себе, тем круче.

Поэтому дарить нужно публично, чтобы все знали, кто кому и сколько должен. Через некоторое время подарки вернутся. Часто сторицей. Известны даже “войны имуществ”: кто устроит потлач мощнее. Чаще всего это приводило к совместному уничтожению имущества.

Настоящий вождь умирает бедным, говорит местная пословица. Раздарив все свое имущество, он приобретает честь и почет. А его род пользуется большим уважением соплеменников как семья человека, устроившего Самый Большой Потлач.

Все, что наживалось годами тяжелого труда, могло уйти на подарки. Иногда все это прямо на глазах у гостей сжигали или выбрасывали в море, чтобы показать пренебрежение к материальным ценностям. Авторитет вождя и его клана резко возрастал. Но такие праздники были и разорительны. Прежде богатая семья или племя после потлача оставались в нищете. Белые этого не понимали. В результате в ХIХ веке канадские власти запретили потлач, чтобы уберечь индейцев от разорения. А в 1885 году приняли даже закон об уголовной ответственности за него. Но индейцы упорно придерживались старых обычаев.

Дары гостям скрывали под видом помощи нуждающимся, религиозных праздников. Вместо даров передавали записки с указанием, где те зарыты и когда за ними можно сходить.

Сегодня возникает потлач по-казахски. В нашем обществе происходит быстрое расслоение. Хвастаться дорогими часами и машиной уже не круто. Особенно детям “новых казахов”. Потлач по-нашему – это понты. Надо поразить всех, устроить шоу, о котором будут вспоминать годами. А какое шоу – не важно. Сними это на видео и выложи в социальную сеть – и слава твоя. Понты должны светиться.

Самый простой пример – покатушки задом по встречке на нескольких джипах. Устроить дрифтинг. Только простым людям такой роскоши не понять. Мы уже поражены экономностью “белых”. Поэтому требуем наказать лихих мальчиков. А что уничтожается? Карьеры их отцов. Из “новых казахов” они превращаются в обычных.

Нормальное такое жертвоприношение.

В Казахстане бедность есть. Часто беспросветная. Люди живут на 25–30 тысяч тенге на человека в месяц. И выживают. За счет чего? Мне не всегда понятно. Но социологи, которые эту бедность изучают, объясняют: все просто, в казахстанском обществе сложился уникальный институт перераспределения доходов. Более богатые родственники почти всегда поддерживают более бедных. Покупают еду, одежду, помогают деньгами. Немного, но такая помощь работает.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ