Опубликовано: 4117

Казахский Бибер

Казахский Бибер

Рустем ЖУГУНУСОВ имеет все данные, чтобы стать вторым Кайратом НУРТАСОМ на казахстанской эстраде. Но вторым он быть не желает! Столичный вундеркинд с шести лет зарабатывает на тоях, он лауреат международных конкурсов, участвовал в проекте X-Factor в этом году. Рустем подвижен, обаятелен, ему всего-то 18 лет! Мы встретились во время его визита в Алматы

и расспросили восходящую звезду с пристрастием.

Мама вместо продюсера

– Расскажи о последних новостях, чем занимался после X-Factor?

– Вернулся домой, в Астану, там 21 мая прошел мой первый сольный живой концерт. Я не останавливаюсь, иду дальше, продолжаю петь.

– Как прошел концерт?

– Друзья и поклонники говорят, что на высшем уровне. Центральный концертный зал Казахстана был полный. В первом блоке я очень волновался, были даже такие паузы, когда не знал, что сказать. Но потом привык к зрителям.

– У тебя нет продюсера. Скажи честно, сложно одному двигаться по лабиринтам шоу-бизнеса?

– Не скажу, что тяжело, но и не скажу, что легко. Есть люди, которые меня поддерживают – мама, папа, братья. Когда моя семья рядом, это придает мне уверенности.

– Одно дело, семейная поддержка, другое – иметь продюсера.

– На данный момент могу сказать, что мой продюсер – мама. Она организовывает концерты, ведет переговоры. Предложения от продюсеров, конечно, были, но я никому не доверяю.

– Ты же понимаешь, что все мировые звезды работают с профессионалами, это эффективно!

– Пока не слышал о таком продюсере, о котором бы все певцы сказали, что он хорошо продвигает.

Куда мне жениться!

– У Кайрата Нуртаса тоже всем мама занимается, это какой-то новый тренд?

– Я не маменькин сыночек! Я все делаю сам, мама мне помогает.

– Ощущаешь конкуренцию с его стороны или от других одиночных исполнителей?

– Пока у меня такого чувства не было. Мы, казахстанцы, должны поддерживать своих. Если меня спросят, как мне Кайрат, я скажу: отличный парень! Также очень люблю группу “МузАрт”.

– Вы с Кайратом пересекаетесь на концертах?

– Да, бывало, пересекались, но у нас стили разные. Он поет попсовые казахские песни, а у меня – и поп, и рок-н-ролл есть. Люблю слушать Майкла Бубле, Брайна Макнайта, Майкла Джексона. Я даже пародировал Джексона, когда был маленьким. В моем репертуаре все песни – авторские. Я купил эти композиции, чтобы выпустить альбом, в планах – снять клип. У меня есть два клипа, которые мы давно сняли в Ташкенте.

– Говорят, в Ташкенте ты влюбился в героиню своего клипа, и у вас завязались отношения?

– Да это все шалости, мне тогда было 16 лет. Сейчас – 18, и я более ответственно отношусь ко всему. Ну куда мне жениться!

Незабываемые моменты

– Ты рассматривал Интернет как средство продвижения своего творчества? Например, Джастина Бибера там и нашел продюсер.

– Признаюсь, сижу в Интернете часто – “ВКонтакте”, в “Фейсбуке”. Записывал любительские каверы, выкладывал в Сеть. Люди смотрят, пишут комментарии – очень приятно.

– Тебя с Бибером постоянно сравнивают, как к этому относишься?

– Пусть сравнивают, но поклонники моего творчества пишут, что “Рустем лучше Джастина”.

– Ты вообще в курсе его творчества?

– Да. Он всего на год меня старше, его продюсирует Ашер. Мне бы такого продюсера!

– Расскажи о своем опыте участия в международных конкурсах.

– В Египте в 2005 году был конкурс, все говорили, что я должен был взять первое место. Но в финальный день я выпил холодной колы. С больным горлом спел песню из репертуара Алтынай Жорабаевой, и под конец голос сорвался… Мне дали второе место. В 2006-м, в Польше, занял третье место. В 2009-м, в Москве, стал первым. Теперь мне не хватает Гран-при.

– Гран-при, например, “Новой волны”?

– Да! Певец должен развиваться, соревноваться с другими, это большая школа. И это очень интересно. Даже X-Factor оставил незабываемые моменты в жизни.

– Ты анализировал, почему вылетел из проекта?

– Бесполезно после этого анализировать.

– Узнаваемость твоя выросла после проекта?

– Например, сажусь в автобус (!) у себя дома или в Алматы, люди начинают перешептываться: “Это Рустем Жугунусов?”. Конкурс сделал мне большой пиар.

Каждый день – фотосессия на улице

– Какого возраста твои поклонницы?

– Есть маленькие девчонки, есть – моего возраста. В Астане у меня каждый день на улице “фотосъемка”. Но я всегда доволен, потому что в один день Аллах может у меня все это забрать.

– У тебя, наверное, телефон не смолкает?

– Один раз указал номер сотового в “Фейсбуке”, и после этого началось! “Алло, Рустем, можно познакомиться?”.

– И ты сменил номер?

– Нет, со всеми разговариваю, а что делать? Если буду скидывать звонки или игнорировать, люди скажут, что заболел звездной болезнью.

– А тебе какие девушки нравятся?

– Главное – она должна понимать, что я работаю в сфере творчества, поддерживать меня и не ревновать.

– На что предпочитаешь тратить деньги?

– Если у меня есть деньги – я отдаю их маме или папе. Трачу на одежду, на свое развитие, люблю погулять с друзьями.

– Как считаешь, какой у тебя характер?

– Тяжелый. Моей жене будет нелегко, честно скажу. Просто я – человек творческий, иногда мне больше надо уделять внимания. Бываю чуть агрессивным, если что-то не по-моему. А так я очень открытый. Люблю поддержать разговор, общаться.

– Ты ведь еще учишься?

– Перехожу на четвертый курс Казахского национального университета искусств в Астане, отделение – “Искусство эстрады”. В планах поработать и в другой сфере, может, связанной с международными отношениями.

Поющая династия

– У тебя творческая семья?

– У меня и с папиной, и с маминой стороны все поющие. Мама – актриса, папа – бывший хореограф. Прадед бабушки по папиной линии был учителем Ахмета ЖУБАНОВА. Я, когда это услышал, был в шоке – звали его Хусейн Ажгалиев. Он подарил Жубанову свою скрипку. У меня три брата – Мирас, Мухамедали и Альтаир, я – самый старший. Мирас и Мухамед­али поют. Мухамедали – как я в детстве, маленький, пухленький, с такой же прической. Голос у него очень гибкий. У Мираса более классический голос, его надо отдать на академический вокал. А самому младшенькому всего 3 месяца.

– У Майкла Джексона была группа The Jackson 5. Может, вам тоже организовать бэнд?

– На моем концерте мы c братьями втроем пели песню Майкла Джексона We are the world. Особенно аплодировали, когда начал петь Мухамедали, ему 9 лет, он очень шустро ведет себя на сцене. Говорит: “Когда вырасту, буду петь лучше тебя!”.

Алматы


Загрузка...