Опубликовано: 4576

Казахские валенки для сибирских морозов

Казахские валенки для сибирских морозов

Валенки, изготовленные пимокатами из Семея, влет уходят в городах и селах Сибири. Когда на дворе минус сорок, ноги сами росятся в настоящую теплую обувь – казахские валенки! Десять лет назад войлочно-валяльный комбинат в Семее был рядом разоренных азграбленных цехов. Но кризисы приходят и уходят, а зима случается регулярно. И сегодня возрожденное производство завалено заказами!

Тюркская обувь для царской фамилии

– А вы знаете, что валенки – обувь кочевников? – провели нам урок истории семейские мастера. – Считается, что это такой же символ России, как самовар или косоворотка. Но на самом деле валяную обувь придумали кочевые народы. Самые первые валенки – это подошвы из скатанной шерсти, найденные в древнем Пазырлыкском кургане на Алтае. Толстый войлок защищал ноги зимой от холода, а летом от колючек. И оказался незаменимым в русском климате.

Действительно незаменимым. Благодаря валенкам сформировался целый пласт культуры. Один художник Суриков сколько почерпнул вдохновения! Например, на картине “Меншиков в Березове” опальный царедворец посиживает в сельском домике в валенках. И не простых, а прихваченных, видно, из Питера. Толстых, с тесьмой. На картине “Боярыня Морозова” мученица за веру, высылаемая из Москвы в сибирский острог, тоже обута в пимы. А “Взятие Снежного городка” – вообще праздник темы! Здесь увековечены валенки и черные, и белые, и женские, и мужские, и простые, и с вышивкой…

История утверждает, что долгое время пимы были верным признаком зажиточности. Обувь из скатанной шерсти стоила очень дорого. И если жених заявлялся свататься именно в таковой, родители отдавали дочь замуж без лишних слов – будет жить в достатке!

У царской фамилии к валенкам вообще было особое отношение. Петр Первый после бурных вечеринок наутро обязательно требовал миску щей и… валенки! Шерсть разогревала ноги, усиливала циркуляцию крови и проясняла императорскую голову. Анна Иоанновна высочайшим указом определяла своим фрейлинам “моцион” из парадного платья и к нему валенок. А Екатерина Вторая щеголяла перед заграничными гостями в чесанках – тонких легких пушистых пимках.

Валенки на службе революции

Еще одну историю с валенками мы нашли в книге Бонч-Бруевича, известного составителя детских рассказов об Ильиче. В одном из них описывалось, как вождь мирового пролетариата, отбывая ссылку в сибирском селе Шушенском, долго придумывал способ, как переправить товарищам свои гениальные труды. И придумал! Статьи были зашиты между подметками валенок и отосланы “в подарок” соратнице по партии. Та, разумеется, “передарила” их подпольной типографии. Бедные жандармы, они не подозревали такого подвоха от мягкой пушистой обуви!

Оставили валенки неизгладимый след и в творчестве Есенина. Рязанский парень приехал покорять столицу в деревенской одежде. Как-то на одном приеме светская львица Зинаида Гиппиус, наведя лорнет на ноги Есенина, громко отметила: “Какие на вас интересные гетры!” Все покатились со смеху. А уязвленный поэт взял да и написал впоследствии: “Я московский озорной гуляка. По всему тверскому околотку в переулках каждая собака знает мою легкую походку”.

Ну явно намекал на бесшумную походку в валенках!

Покорение Сибири

Впервые семейские пимокаты показали товар во всей красе шесть лет назад. В Новосибирске проходила выставка “Зима”, открытая как для производителей зимних вещей, так и потребителей – сибиряков и северян. Восточноказахстанцы выставили свое ноу-хау – мабуты.

– Мы полгода придумывали эту модель, – говорит директор Харис Гаязович Сайфутдинов. – То подшивали, то отрезали, язычок сделали… Было желание смастерить что-то оригинальное. Получился удобный валенок с разрезами впереди, на шнуровке, отороченный мехом и украшенный меховыми бантиками. Мы оформили даже патент на изобретение, но оплошали – не зарегистрировали его в России. В Новосибирске выставочную партию мабут раскупили влет. А через год прошла информация о Ярославской пимокатной фабрике, мол, молодцы – такие красивые валенки делают! Мы на конкурентов зла не держим. Рынок большой. В Семее все мамы берут детям мабуты, мы специально выпускаем размеры для малышей, начиная с грудничков.

Кроме валенок семейцы освоили чуни – так народ прозвал брезентовые сапоги с подошвой из литой калоши и внутренней войлочной вставкой. Официальное название – бахилы. “ Мы часто слышим – дескать, кому ваши валенки нужны, третье тысячелетие на дворе! – говорит директор. – Но эти люди живут, не выходя из джипов и теплых кабинетов. Напрочь забыв, что есть еще села, где ни снегоочистителей, ни офисов с каминами. И без валенок там зимой – никуда!”.

Любимая обувь Гринписа

Валенки – самая любимая обувь гринписовцев, за всю историю валяной обуви не пострадала ни одна овечка. Наоборот, стрижка густой шубы только на пользу изнывающим от летней жары животным.

Традиционная кустарная технология предполагает обязательное мытье и вычесывание шерсти. Потом руно смягчают на шерстобитной машине, а затем долго гладят ладонями, чтобы шерсть слиплась. Заготовку лепят словно из пластилина и вываривают в кипятке до настоящей плотности. А дальше натягивают на колодку и дубасят со всех сторон деревянной колотушкой, пока изделие не сядет до необходимого размера. В завершение валенок сушат, бреют и шлифуют до блеска. На одну пару обуви уходит несколько дней. Мастер должен обладать не только мускулами, но и терпением. Так работали в кустарных мастерских 500 лет назад, так работают и сегодня.

Конечно, сейчас на фабрике львиную долю труда выполняют машины, но без человеческих рук все равно никуда. Работницы очищают шерсть от мусора и колючек, сортируют ее на “взрослую” и ту, что сострижена с ягнят. Затем навивают на каркас и расчесывают шерсть специальными иголками, стирают.

На каждый валенок нужно примерно 2–3 килограмма сырья. Этот полуфабрикат поступает на два пресса, где превращается в мягкое полотно. Это уже сама по себе готовая продукция – можно сделать, например, сырмаки.

А дальше мастера опять вручную лепят заготовку, снова уплотняют и формуют на нужный размер. Тщательно прощупывают, чтобы убедиться – валенок получается ровным, без уплотнений. Потом неуклюжее и мешковатое пока изделие вращают в барабанах с горячим паром, вынимают, подправляют и… утапливают в серной кислоте. Заготовка на глазах скукоживается.

На финише изделие нахлобучивают на колодку, обдают кипятком, сушат при высокой температуре. И, можно сказать, валенок готов – осталось только отшлифовать ворс, обрезать голенище и… подобрать пару. Последнюю работу выполняют только женщины. Их руки автоматически, по наитию находят в груде обуви подходящие друг другу “башмаки” и сшивают их голенищами. Чтобы больше не потерялись.

На прилавке магазина у пары нет правого и левого валенка. Но стоит поносить их день-другой, катанки примут определенную форму, и хозяину уже ни за что не перепутать, на какую ногу надеть.

Общий цикл фабричного изготовления валенок составляет 2–3 дня. Кустарным способом – примерно столько же.

Самый большой и самый маленький

На специальной выставке в здании валяльно-войлочного комбината есть валенки уникальные. Без преувеличения. Самые большие в мире и самые маленькие. Семейцы рассказали, что идею этих “рекордсменов” подсказала газетная заметка. В ней шла речь об одном предпринимателе, который для Книги рекордов Гиннесса сделал валенок 56-го размера.

– А мы решили переплюнуть россиянина, – рассказал Харис Гаязович. – И сделали валенок 106-го размера на великана и 3-го размера на Барби! И думаем, наш рекорд никто не побьет! Это очень сложная работа. Форму для самых маленьких валенок приходилось заправлять на колодку пинцетом. Зато заготовку для самого большого сделали величиной 5 метров! Во весь мой рабочий кабинет. Ее кошмовали и притирали на промышленных прессах. А потом, чтобы поправить, лезли внутрь, как по туннелю. Этот валенок у нас пытался купить предприниматель из Красноярска – хотел сделать вывеску над магазином. Но мы не продали. Над своим магазином выставили!

Новая жизнь войлока

Валенки, валенухи, валежки, валенцы, катанки, пимы… Интересно, что такое обычное для нас название считается непереводимым на иностранный язык. Как самовар или юрта. В других языках нет аналогов, способных передать колорит войлочной обуви. Как иронично заметили семейцы, валенки – они и есть валенки, сотни лет были до нас и сотни лет останутся после. “Ничего лучше войлока человечество еще не придумало, – говорят мастера. – И вряд ли придумает. При минус сорока все переобуваются в валенки – и деревня, и город”.

На следующий год семейцы намерены презентовать в Астане свой фирменный двухцветный войлок – серо-белый, как двухслойный пирог. Это уже и не войлок, а скорее фетр. Такой материал бесценен при изготовлении юрты. Конструкцию не надо обтягивать тканью, войлок сразу снаружи белый, а внутри серый. Или наоборот. В Казахстане аналогов не выпускают, но есть умельцы в Китае, Германии и Корее. Если семейские мастера освоят новую технологию, наша республика станет четвертой страной в мире, выпускающей древнее шерстяное полотно в новом виде.

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, фото Виктора ВОЛОГОДСКОГО, Восточно-Казахстанская область

Загрузка...