Опубликовано: 4491

Карл БАЙПАКОВ: О стройках на костях, бессовестных чиновниках и разграбленном наследии

Карл БАЙПАКОВ: О стройках на костях, бессовестных чиновниках и разграбленном наследии

Минувшим летом в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО включено восемь древних памятников Казахстана. Что дает стране такое признание, станут ли древние города казахстанскими Помпеями, рассказал “КАРАВАНУ” почетный директор Института археологии имени  Маргулана, академик Национальной академии наук Карл БАЙПАКОВ.

Золотого дождя не ждите

– Если памятники берет под свое крыло ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры), что это означает?

– Теперь эти памятники принадлежат не только нам – всему миру! Работа трех стран – Казахстана, Киргизии, Китая – в этом направлении велась несколько лет. В номинации были представлены “Начальный участок и Тянь-Шаньский коридор Шелкового пути”. Ученые собрали доказательства, научную основу номинации и включили в список восемь памятников – городища Талгар, Карамерген, Кайлык в Алматинской области,  Актобе, Кулан, Костобе, Орнек, Акыртас – в Жамбылской области… Ранее под охраной ЮНЕСКО были всего два памятника – мавзолей Ходжа Ахмеда Ясави в Туркестане и святилище эпохи бронзы Тамгалы в Алматинской области. Сейчас идет работа по подготовке к номинации “Сырдарьинский коридор и его памятники”. Эта работа международная. Ведь Шелковый путь шел через многие страны, пронизал всю Евразию. Предстоит собрать материалы по 16 памятникам – городам Отрару, Туркестану, Сыгнаку, Джанкенту, Саурану и другим. Наверное, некоторые чиновники думают: раз ученые включили в Список Всемирного наследия их город, то теперь на них прольется золотой дождь.

– Так прольется ли?

– Нет. Зато прибавится ответственности за сохранение памятников, их пропаганду, соблюдение границ охранных зон и другое. Если рядом, в охранной зоне, построят пивнушку, как это случилось в Талгаре, будет большой скандал. Туризм станет развиваться быстрее, когда наши памятники будут известны и о них появится информация. Во всем мире любители исторических, культурных древностей смотрят Списки культурного наследия ЮНЕСКО. Так и формируются туристические поездки, а мы к этому должны быть готовы!

– Какие перспективы открывает для страны дорога Западная Европа – Западный Китай, которая проходит и по городам Великого Шелкового пути?

– Новый автобан, по сути, повторяет Шелковый путь, проходит вблизи Каялыка, Талгарского городища, Тараза, Отрара, Туркестана. Пойдут грузы, будут развиваться торговля, экономика, поедут туристы, которые захотят посмотреть наши памятники, они заедут в Тараз, Отрар, Туркестан.

Черные технологии

– Отношение к культурному наследию страны характеризует цивилизованность общества – об этом вы говорите постоянно. А как у нас обстоят с этим дела?

– Многообразие культурного наследия может быть нематериальным – фольклор, эпос, танцы, музыка, что греет душу, создает истоки культуры, саму культуру. Существенный пласт – памятники археологии. Это материализованная память народа. По ней мы можем определить характер народа. Отношение к культурному наследию – индикатор цивилизованности общества, в какой-то степени оно определяет менталитет. В цивилизованных странах внимание к памятникам старины – огромное. В Швеции еще в XVII веке были приняты указы о том, что все памятники – “собственность королевской короны”, государства.

К сожалению, в Казахстане древнее наследие стало объектом обогащения. Появилась целая армия грабителей, копателей. Они поставили на поток разграбление курганов, могильников. Функционируют, развиваются черные рынки. Черных археологов греет стремление продать сокровища, многие из которых не имеют цены! В законе должны быть статьи, направленные против этого явления.

– О каких громких находках на черном рынке вы слышали в последние годы?

– Очень много “гуляет” монет. Они всегда были предметом собирательства. Хобби – такая вещь, которую ничто не может остановить. Собиратели готовы заплатить огромные деньги за монеты. И пока есть спрос – будут и предложения. Еще всегда был интерес к раритетам – керамике, изделиям из металла, оружию. Коллекционеры оружия непременно хотят пополнить свой арсенал старинными мечами, кинжалами… Сейчас у грабителей появились новые технологии, металлоискатели. Они позволяют быстро обшарить территорию памятника, извлечь все, что интересно.

Виллы растут как грибы

– “КАРАВАН” неоднократно поднимал тему сохранности курганов. Мы даже ездили защищать древнее городище Талгар в Алматинской области, через территорию которого собирались проложить водопровод.

– Люди, которые по долгу службы должны охранять и беречь памятники, делают все наоборот. При областных управлениях культуры есть инспекции по охране памятников. Но многие относятся к своим обязанностям халатно. Земля, где расположены памятники, распродается. Они в основном сосредоточены на удобных землях в красивых местах. Древние выбирали удобные для жизни и хозяйства места. Талгар находится в предгорной зоне, земля здесь нарасхват. Мы были свидетелями, как в охранной зоне городища Талгар словно грибы вырастали роскошные виллы. Наверняка их владельцы – люди небедные – имели выход на тех, кто по долгу службы должен защищать охранную зону.

 – Земля вокруг уникального городища Кастек в Жамбылском районе – полностью в частных руках. Там пасут скот, сеют ячмень. Как такое могло произойти?

– Люди, распределяющие земельные угодья, ищут в законодательстве разные лазейки. Почему земля вокруг Кастека захвачена и археологов туда не пускают? В свое время инспекция по охране памятников района не позаботилась о том, чтобы городище имело охранную зону. В свое оправдание чиновники говорят, что сам же памятник никто не трогает. Но ведь в случае с Кастеком – это только центральная часть городища, вокруг находится пригород, занимающий несколько гектаров! Для этого и обозначается охранная зона. Эта работа не была сделана. Можно сказать, как “охраняются” в Казахстане памятники, глядя на знаменитый Иссыкский могильник. Его земли были распроданы дачникам еще в советское время. С тех пор дачники стали разрушать курганы. Даже когда организовали Музей-заповедник Иссык. До сих пор возникают земельные споры. В идеале, земля должна отчуждаться в пользу заповедника, дела должны решаться в судах, но это непростой и долгий процесс.

– Неужели при строительстве особняков на курганах владельцев земли не останавливает осознание того, что они будут жить на костях предков?

– Это звучит красиво, душа трепещет, но, увы, человек думает одно, а поступает по-другому. Здесь и воспитание играет свою роль. Такие люди не получили в школе нужной порции уважения к своей культуре, обычаям.

– Бытует мнение, что в таких домах не бывает счастья, происходят разные мистические явления…

– Думаю, стань это массовым явлением, происходи это на наших глазах – не было бы проблем с сохранением курганов.

“Мы скоро скажем, что Алматы – 2 000 лет”

– Какие древние города Казахстана могли бы стать казахстанскими Помпеями?

– Хороший вопрос! Когда в ходе завоевательных походов Россией был присоединен Южный Казахстан и образовано Туркестанское генерал-губернаторство, сюда поехали ученые, путешественники, писатели и художники. В 1867 году по поручению Императорской академии наук приехал востоковед Петр Лерх. Он первым описал остатки обследованных им городищ – Сыгнака, Саурана, Туркестана. В 1869 году художник Василий Верещагин посетил городище Джанкент в Приаралье и даже провел небольшие раскопки. Вскоре появились научные исследования, в частности, книга Семенова “Искусство Средней Азии”. В рецензии на нее критик и публицист Владимир Стасов заметил: “…Отчего старому городу около Джанкента не быть Помпеей”. Тем самым он определил мировую ценность казахстанских памятников культуры. Уже есть крупные центры туризма – Туркестан, Отрар, Сауран. Остро стоит вопрос об организации археологических парков, способных привлечь туристов.

– Какие крупные открытия сделали казахстанские археологи в последние годы?

– Открытия в археологии трудно классифицировать. Порой клад золотых монет менее значим, чем находка черепка, открывающего связь древних культур. У некоторых археологов даже появилась тенденция – непременно найти нового Золотого человека. Открытие в Иссыке – пожалуй, единственное захоронение, оставшееся непотревоженным. Поэтому и удалось воссоздать образ Золотого человека, его одежду, головной убор. Он стал символом страны, находка позволила сделать выдающееся открытие – установить, что государство в Казахстане возникло уже в середине первого тысячелетия до нашей эры. Но печально, когда археология превращается в кладоискательство. Открытиями последних лет стало изучение городов Казахского ханства. Сауран, Отрар, Туркестан процветали в эпоху Казахского ханства. Следует отметить открытие в Туркестане городища Культобе. Оно датируется I веком нашей эры. Это подтверждается находкой кушанской монеты I–II веков. Найдены керамика, фигурки древних божеств кангюйского типа. Раскопки подтвердили ранее высказываемое мнение, что Туркестану не 1 500, а 2 000 лет.

– В свое время возраст Алматы был определен в 1 000 лет. Но недавно вы заявили, что город может быть гораздо старше.

– Наука развивается. Так, находки археологов в Ташкенте позволили говорить о том, что городу не 1 500 лет, а 2 000 лет. Удлинился возраст Самарканда… Недавно археологи нашли очень интересные памятники времен усуней в южных пределах Алматы. Поселение имеет черты городского, здесь развивались ремесла, строились дома из сырцового кирпича, были улицы. Датируется оно началом первого тысячелетия нашей эры. Но оно не одно, обнаружен еще ряд поселений. В общей канве все более прослеживается, что Алматы как протогород возник раньше, чем считалось. Думаю, по имеющимся фактам мы скоро скажем, что ему не менее 2 000 лет!

Загрузка...