Опубликовано: 1673

Карагандинские козыри “Кайрата”

Карагандинские козыри “Кайрата”

Можно сколько угодно спорить, чей регион в советское время поставлял больше талантов в главную футбольную команду республики “Кайрат”. Южный Казахстан? Джамбул? Алма-Ата? Сегодня “КАРАВАН” вспоминает  о нападающих из карагандинского “Шахтера”, оставивших след в истории “Кайрата”.Виктор АБГОЛЬЦ: У меня было две команды – обе родныеВ футбольной карьере

Виктора АБГОЛЬЦА было только две команды – карагандинский “Шахтер” и “Кайрат” из Алма-Аты.

– В “Шахтере” я оказался в 1962-м, – рассказывал “КАРАВАНУ” Абгольц. – Мы выиграли в 1962-м свою зону первой лиги и глубокой осенью в Одессе встретились с победителем другой зоны, гомельским “Локомотивом”, за выход в высшую лигу. Мы выиграли – 1:0, я забил решающий гол, но высшую лигу нам не дали: Караганда была закрытым городом из-за космоса. К тому же очередное преобразование претерпел чемпионат СССР: высшую лигу расширили и оставили в ней “Кайрат”.

В “Шахтере” Абгольц задержался ненадолго:

– В 1963-м в “Шахтер” приехали российские игроки, команду возглавил Виктор Пономарев. К новичкам отнеслись ревностно. Пошли интрижки. Уже на следующий год я дебютировал в “Кайрате”. Тренировал его Александр Келлер – человек высочайшей культуры. Мог в сердцах на судью накричать, но на футболиста – никогда. В той команде верховодили ветераны. В частности, капитан “Кайрата” Вадим Степанов. Он мог бы добиться большего, если бы не нарушал режим. После поражения в Ростове-на-Дону я ему сказал: “Вадим, какой ты капитан? Ты атаман”. Он ответил, что мне рано в составе играть, нужно в дубле посидеть. Обиделся я страшно и уехал в Караганду.

В 1965 году “Кайрат” и “Шахтер” встретились в первой лиге:

– В Алма-Ате “Шахтер” проиграл – 0:2, зато в Караганде победил с крупным счетом – 3:0. “Кайрат” в то время шел в лидерах, а место в высшей лиге давалось только одно. Перед игрой к нам в раздевалку зашел глава казахстанского спорткомитета Каркен Ахметов. Спрашивает: “Ну что, мужики, все в порядке?”. Мы молчим. После заходит начальник областного комитета партии Денисов: “Не дай бог проиграете! “Волчий билет” всем выдам!”. Хотя настраивать нас на “Кайрат” и не надо было. Я против Степанова играл и забил гол уже на девятой минуте... В 1967-м у “Шахтера” вновь появился шанс выйти в высшую лигу. Мы заняли в своей подгруппе первое место, а в финальном турнире поделили очки с кировабадским “Динамо”. По регламенту предстоял дополнительный матч. Он состоялся в конце ноября в Ташкенте и оставил неприятные воспоминания. Игравшие за “Шахтер” легионеры сдали тот матч, и мы проиграли.

Но сам Абгольц без высшей лиги не остался – он вернулся в “Кайрат”:

– В Алма-Ату я не собирался. Меня приглашали в минское “Динамо”. Уже вещи собрал, но приехали гонцы из “Кайрата”. Говорят: знаем, почему ты покинул команду, сейчас формируется новый коллектив. Обговорили все условия, и я согласился.

В сезоне-1968 Абгольц первым в истории “Кайрата” забил три мяча в одной игре в высшей лиге. И сделал это не один раз. Сначала в Кировабаде – с “Динамо”, а спустя несколько дней в Алма-Ате – с донецким “Шахтером”. В том году у него вообще было много памятных голов – и Льву Яшину, и Виктору Банникову, знаменитым вратарям:

– Яшину я забил в кубковой игре в северные ворота Центрального стадиона в Алма-Ате. Выскочил на подачу с фланга и пробил головой. До сих пор где-то дома фотография, когда после того гола Яшин что-то своему защитнику “пихает”. До того сезона “Кайрат” регулярно проигрывал в Киеве “Динамо”, а тут мы вничью сыграли. Наш вратарь Виктор Шведков творил чудеса, я гол Банникову пяткой между ног “сунул”.

Кайратовская карьера Виктора Абгольца завершилась в 1971 году:

– Тот сезон, несмотря на выигрыш Кубка железнодорожников, для меня получился скомканным. Сначала я разбился на машине, лопнула височная кость, месяц лежал в тяжелом состоянии. Потом аппендицит вырезали. Но сильнее всего на уход из “Кайрата” повлияла смерть мамы. Отец в Караганде один остался. Разговариваю с ним по телефону, чувствую, голос у него дрожит. Вернулся я в Караганду, поиграл и в 1976-м закончил.

Сергей СТУКАШОВ: от Актаса до сборной СССР

В родном “Шахтере” Сергей СТУКАШОВ поиграл всего один сезон – 18-летнего нападающего забрал “Кайрат”.

– Мяч я пинал еще в детском саду в пригороде Караганды – Актасе, – вспоминал в интервью “КАРАВАНУ” Стукашов. – В секцию при “Шахтере” попал лет в 12. Каждый день ездил на тренировки пригородным автобусом. В то время Караганда переживала футбольный бум. В конце 60-х – начале 70-х “Шахтер” играл очень удачно, претендовал на выход в высшую лигу. На команду ходило много болельщиков, и отец часто брал меня с собой на стадион. Под этими впечатлениями я и попал в секцию футбола.

Карьера Стукашова развивалась хотя и поэтапно, но стремительно: сначала сборная Карагандинской области, затем сборная Казахстана. В 1978 году он перешел в “Кайрат”:

– На момент появления в “Кайрате” образцом нападающего для меня был Анатолий Ионкин. Перед сезоном-1977 он получил тяжелейшую травму, но вернулся и уже во второй игре забил три мяча ленинградскому “Зениту”. Ионкин был не только прекрасным футболистом. Он обучал меня многим игровым приемам. У нас в “Кайрате” была преемственность поколений. Кстати, в своем дебютном матче в высшей лиге против тбилисского “Динамо” я заменил именно Ионкина, для которого та игра стала последней в карьере.

После чемпионата СССР 1984 года, в котором Сергей Стукашов забил 13 мячей, он решил уйти из алма-атинского “Кайрата” в московское “Динамо”:

– В момент ухода из “Кайрата” я был кандидатом в сборную СССР, хотелось закрепиться в ее составе, а московское “Динамо” и сборную тренировал один человек – Эдуард Малофеев. При нем я сыграл в сборной шесть матчей и забил два мяча. Но, к сожалению, затем ставка делалась на других нападающих – Олега Протасова, Олега Блохина.

Эдуард СОН: судьба до “Днепра” довела

Уроженец Караганды Эдуард СОН мечтал вырасти в футболиста и играть в “Шахтере”, а потом в “Кайрате”.

– В атаке я играл практически с первых же дней, когда в семь лет пришел в футбольную секцию, – отмечал “КАРАВАНУ” Сон. – Был небольшой период, когда я встал в ворота. Но в одном из матчей защитник, откидывая мне мяч, забил гол. Я обиделся и вернулся в нападение. Кумиром для меня был Виктор Абгольц, хотя его игру я и не видел. Мои родители болели за “Шахтер” в то время, когда в команде блистал Абгольц. Я даже девятый номер взял в честь него.

В 15 лет Сон решился на важный шаг:

– Меня пригласили в Алма-Ату в спортинтернат, на базе которого формировалась сборная Казахстана. Мама поначалу противилась отъезду. В ее понимании в интернате живут дети, у которых нет родителей. Но мой тренер Серик Бердалин настоял на переезде. Сказал, что в Караганду я всегда успею вернуться, а вот попасть в “Кайрат” из “Шахтера” будет уже сложнее. Эти доводы убедили родителей.

Кайратовский период в карьере Сона оказался скоротечным – всего три сезона:

– В 21 год я окончил в Алма-Ате институт физкультуры. В тот момент дела у меня пошли неплохо. “Кайрат” покинул Сергей Стукашов, и я претендовал на освободившееся место в качестве партнера для Евстафия Пехлеваниди. Но в конце 1985 года пришло время служить в армии. Нам пообещали, что сразу после принятия присяги мы вернемся в “Кайрат”. Когда же позвонили из штаба и сказали, чтобы я в течение 48 часов прибыл в Москву, тренер “Кайрата” Леонид Остроушко ничего не предпринял, чтобы как-то договориться с ЦСКА. Я хотел жить и играть в Алма-Ате. Но Остроушко меня особо удерживать не стал.

Свой первый гол за “Кайрат” Сон забил не кому-нибудь, а самому Ринату Дасаеву – вратарю сборной СССР и московского “Спартака”, да еще в Лужниках:

– Обычно “Кайрат” проигрывал “Спартаку” на выезде с разницей в три-четыре мяча, но в 1985 году нам посчастливилось сыграть вничью. В конце первого тайма Курбан Бердыев сделал мне скрытую передачу, я вышел один на один с Дасаевым и забил гол. Эмоции были, как будто я полетел в космос! Еще недавно я выступал за дубль и смотрел по телевизору, как Дасаев играет за сборную на чемпионате мира. А тут выхожу против него и забиваю гол!

Отслужив два года, играя в смоленской “Искре”, Сон в “Кайрат” не вернулся:

– Честно говоря, я думал, что вернусь в “Кайрат”. Но весной 1987-го после кубковой игры в Никополе ко мне подошел тренер-селекционер “Днепра” и сказал, что будет разговаривать с руководством о моем будущем в Днепропетровске, а в июне предложил перейти на хороших условиях. Мне сразу пообещали квартиру, чего в “Кайрате” не гарантировали. Другим важным фактором в пользу “Днепра” стало участие команды в Кубке УЕФА, а мне очень хотелось попробовать свои силы в еврокубках.


Загрузка...