Опубликовано: 6051

Каменный век

Каменный век

Лучшие друзья не только девушек, но и целых государств – это бриллианты.

И если бы в Казахстане были месторождения алмазов, то, может быть, мы бы не так сильно зависели от нефти.

Но огромные просторы нашей родины уже не так романтичны для геологов, как в советское время. По запасам и добыче драгоценных камней Казахстан, к сожалению, ничем особо не примечателен.

Да и у казахстанцев, если говорить честно, нет особых навыков общения с драгоценными камнями. Поэтому так много мошенников вокруг сверкающих камней!

Но, с другой стороны, хаотичность рынка позволяет за относительно невысокую цену купить достойную ювелирную продукцию. И потому иностранцы едут в Казахстан в том числе и за драгоценными камнями.

На нет и рынка нет

В нашей стране рынка драгоценных камней нет, и, по прогнозам специалистов, вряд ли он сложится. Так как подобные рынки, как правило, связаны с месторождениями и добычей камней. В Казахстане, несмотря на то что мы занимаем 9-е место по территории в мире, пока не обнаружено богатых залежей самоцветов.

– Даже если собрать вместе всех наших ювелиров, получится один ряд маленькой выставки где-нибудь в Гонконге… – объясняет ситуацию дипломированный эксперт Московского государственного университета (МГУ) и геммологического института Америки (GIA) Игорь ГРЯЗНОВ. – Самоцветные рынки существуют традиционно там, где и были 100–200 лет назад. Самый большой рынок Европы – Мюнхен, также известны Валенца, Лондон, Тусон, Гонконг, Джайпур, Стамбул. То, что в небольшом количестве продается в наших ювелирных салонах, к рынку никакого отношения не имеет. По всей республике магазинов меньше, чем в какой-нибудь итальянской деревеньке (в Алматы около 40 магазинов). Обеспеченным людям легче и удобнее слетать в Лондон или Гонконг, чем покупать здесь непонятно что.

С другой стороны, у нас накрутки меньше, хотя мы, как и англичане, едем в Мозамбик за тем же самым сырьем. А огранить камень в Казахстане будет дешевле не на порядок, но чувствительно. Когда стоимость камня исчисляется пятизначными цифрами, разница в 20–30 процентов превращается в 8–9 тысяч долларов. Потому у нас немало покупателей-иностранцев. В Казахстане можно торговать драгоценными камнями, как обычным товаром, они не относятся к разряду суперлицензионных – и это хорошо.

Откуда камешки?

Алматинские ювелиры, с которыми довелось побеседовать, очень скептически относятся к “бриллиантам”, привезенным из-за границы. Драгоценное барахло везут из Таиланда, ОАЭ, Индии. Мало кто из казахстанских туристов не закупился, например, на ювелирной фабрике в Таиланде. Но все то, что так торжественно продают там, профессиональный эксперт-геммолог, скорее всего, оценит менее радужно.

– В Юго-Восточной Азии попадаются и хорошие камни. Но качество основной массы камней юговосточной и индийской огранки – из того, что там предлагают туристам, – очень низкое, – говорит кандидат геолого-минералогических наук, ювелирный дизайнер Александр МИТРОФАНСКИЙ. – Разумеется, там есть отличные камни, очень хорошо обработанные, но для тех, кто в этом разбирается. Остальные часто покупаются либо на некачественное сырье, либо и вовсе на подделки.

Караул, грабят!

На непросвещенных покупателях зарабатывают все, кому не лень. Причем не только за рубежом. На отечественном рынке драгоценных камней обмана не меньше!

– С бриллиантами (ограненными алмазами), особенно крупными, думаю, побоятся обманывать. Их покупают люди небедные и голову за обман могут открутить быстро. Что касается остальных, очень много синтетики, которая продается под видом натуральных камней, – продолжает Александр Митрофанский. – Если вдруг вам предлагают по дешевке хороший камень, лучше обратиться к экспертам.

Сказывается и непрофессионализм продавцов. В моей практике был случай, когда мы с женой пришли в ювелирный магазин купить изделие из хризолита, а продавец достал изделие из нефрита и утверждал, что это и есть хризолит. Хотя их отличить несложно: хризолит – это прозрачный зелено-желтый камешек, а нефрит – зеленый, непрозрачный. В одном магазине мне как-то предложили зеленый аметист, дома я не поленился, залез в справочник: зеленого аметиста не бывает в природе!

Есть и другие способы “нагреть” покупателя – например, предложить ему тот же агат – натуральный, но низкосортный – под видом первоклассного товара.

Бирюза, которая у нас продается, на 90 процентов прессованная, умельцы просто берут низкосортный порошок бирюзы, прессуют, облагораживают.

А особо наглые обманщики, бывает, вместо камня подсовывают просто пластмассу!

Но если в случаях с полудрагоценными камнями речь идет о небольших суммах – их не так обидно потерять, – то покупка тех же бриллиантов требует от покупателя большой бдительности!

Существует специальная экспертиза на даймонд-тестере – приборе, который отличит алмаз от имитаций. Правда, не все новейшие даймонд-тестеры распознают подделки. Например, даже профессионалам сложно отличить минерал муассанит от бриллианта (правда, и сам этот минерал довольно редко встречается). Мошенники знают об этом, и бывали случаи, когда “кидали” целые ломбарды!

– В Казахстане – экспансия турецкого товара, куда ни глянешь – сплошь камни высочайших характеристик! Но на самом деле они им не соответствуют. И никто не собирается за это отвечать, – говорит Грязнов. – Я знаю довольно крупный ювелирный магазин в Алматы, где в отделе специально держат человека “по скандалам”. Согласно статистике магазина, из десятерых обманутых максимум двое вернутся. А остальные восемь либо не поймут, что их обманули, либо махнут рукой.

Но это в Алматы, здесь все-таки довольно много обеспеченных людей, многие уже научились разбираться в камнях, да и за советом есть куда обратиться. А чем дальше от южной столицы – тем легче впихнуть покупателю фальшивку или низкопробный товар, потому что там нет экспертов.

И, кстати, в последнее время все больше народу приходит за экспертизой. Слишком дорога бывает цена ошибки! Например, многие предлагают изделия якобы с драгоценными камнями как залог, берут при этом в долг большие суммы. И кредиторы остаются без денег, но с дешевкой на руках!

Бриллианты не дешевеют!

Самыми ценными среди драгоценных камней считаются бриллианты. Потому их принято рассматривать не только как украшение, но и как одну из форм вложения средств, сохранения капитала. Маленькая горстка бриллиантов может стоить очень больших денег. При этом они не портятся от времени и удобны для перевозки и хранения, их можно веками передавать из поколения в поколение.

– Рынок бриллиантов контролирует очень маленькая группа людей, которые между собой всегда могут договориться, – говорит Александр Митрофанский. – На рынок выбрасывается ровно столько, чтобы не давать ценам падать.

Но, кроме того, бриллианты еще и показатель достатка его владельца, так сказать, статусная вещь. А наши граждане никогда не отличались умеренной скромностью…

– У нас в Казахстане если машина – то “Мерседес”, если камень – то обязательно бриллиант, – заметил один из наших экспертов. – Посверкаешь таким, и сразу видно: вот какой я крутой, сколько у меня денег, что смог купить себе бриллиант большого размера.

Ценятся у наших нуворишей изумруды, рубины, сапфиры. Хотя на самом деле разновидностей драгоценных камней намного больше. Те же турмалины – это неафишируемое благородство.

Но если уж вы покупаете изделие с драгоценным камнем, то необходимо требовать сертификат, причем описание камня должно быть доскональным – дефекты, грани... Камень без сертификата – как собака без родословной: видно, что бульдог, но, насколько породистый, никто не знает.

– Кстати, не все камни баснословно дорогие. Популярностью у казахстанцев пользуются 10–12 видов самоцветов, среди них топаз, аметист, аквамарин и другие. К примеру, цена топаза – 7–10 долларов за карат, это не такие уж огромные деньги, – заметил Игорь Грязнов.

Как средство инвестиций, может, и не лучший вариант, а как подарок – хорошее решение!

“Терра инкогнита”

Согласно карте минерально-сырьевого комплекса РК, подготовленной для Института геологических наук им. К. Сатпаева, среди перспективных районов, где теоретически могут быть алмазы, ученые выделяют больше прочих Северный Казахстан и в меньшей степени – Южный. Месторождения алмазов связаны с так называемыми кимберлитовыми трубками, наличие которых сегодня можно определить из космоса.

Так вот, на территории Казахстана кимберлитовые трубки не обнаружены.

Мировые же лидеры по добыче алмазов – Якутия, Африка, Индия, Австралия, Южная Америка. Разработка местных месторождений самоцветов – удовольствие крайне дорогое, с трудно прогнозируемым результатом. Пока Казахстану похвалиться нечем, разве что империалом – сортом жадеита, который ценится истинными знатоками на Востоке. Но это только пока…

– За последние годы целенаправленные работы по поиску и оценке месторождений самоцветного сырья не проводились. Что-то еще добывают на месторождении мохового агата, 20 лет назад был на хризопразном месторождении, но оно уже тогда было выработано, – рассказывает Александр Митрофанский. – Проблемы разработки упираются в цены на мировом рынке. Медь, нефть, золото легче искать. А тут, пока глыбу не раздолбишь, не поймешь, есть ли там что-то.

У нас есть месторождение изумрудов в Семипалатинской области, но они трещиноватые, с дефектами, реально хороших камней нет. На месторождении Огневка в Восточном Казахстане добывали турмалины, но как попутный продукт, сейчас шахта затоплена.

Из специальной литературы мы знаем, что есть рубины в Восточном Казахстане, в районе озера Маркаколь. Однако никто не спешит их там разрабатывать. В том же Восточном Казахстане есть топазы, бесцветные, прозрачные, но не те объемы, не та цена, чтобы вопрос был интересен.

Вложить надо много, а вот окупится ли – неизвестно. Хотя я на 90 процентов уверен – если провести нормальные поисковые работы, то найти месторождения можно.

В Алматы, в районе Айнабулака, и в области, возле китайской границы, есть агаты.

Я полагаю, поиск и разработка месторождений камней – тема перспективная, но этим должно заниматься либо государство, либо частные структуры, готовые рискнуть. Если найти хорошее месторождение тех же рубинов, то все затраты окупятся.

Мистика камней

Драгоценные камни всегда были объектом вожделения. И чем крупнее и старше камень, тем пристальнее к нему внимание. В истории камней есть целый список алмазов, которые пережили рождение и крах целых государств.

Есть камни, которые приносят своим обладателям счастье, а есть, наоборот, несчастливые и даже смертельно опасные. Один из самых известных алмазов в истории – “Хоуп” (на фото), обладание им всякий раз оборачивалось трагедией и потерями для его владельцев. Первой жертвой голубого алмаза стал английский банкир Генри Хоуп, который и дал ему свое имя. За “Хоупом” тянется вереница смертей, ему приписывают даже гибель “Титаника” – на борту злополучного лайнера была супружеская пара, которая везла с собой этот алмаз.

С алмазом “Санси” тоже связано много историй. Как и “Хоуп”, он не принес своим владельцам процветания, все они умерли в борьбе за обладание им.

Алмаз “Кохинор” – один из самых знаменитых индийских бриллиантов, который после бурных приключений в течение примерно 2000 лет достался английской королеве Виктории, – его биография тоже весьма кровава.

Алмаз “Орлов” был украден из трона персидского шаха Надира и перепродан графу Орлову за 400 тысяч рублей, который подарил его императрице Екатерине II. Сейчас он хранится в Москве.

Самый крупный в мире алмаз “Куллинан” (масса 3106 каратов) был найден в Южной Африке. Из него было изготовлено 9 крупных и 96 мелких бриллиантов. Самый крупный – “Большая звезда Африки” (на фото), второй по величине – “Малая звезда Африки”.

Пока сильные мира сего делили крупные алмазы, для простых смертных было придумано ношение камней по астрологическому гороскопу. Не все верят в подобный подход в отношении самоцветов, предполагая, что это выгодно разве что производителям камней – привлекать внимание публики к разного рода амулетам.

Есть и те, кто относится к подобным уловкам продавцов вполне серьезно. А почему бы и нет, если это помогает в жизни?

Камни вместо… красок

Александр Шурдук рисует свои картины… камнем. Его работы из самоцветов оценило правительство Казахстана – “каменные” картины во время официальных визитов преподносились главам других государств. Такой сувенир неизменно вызывает восхищение!

Чтобы “рисовать” нечто подобное, нужно быть не только художником, но и… геологом. Рисование с помощью камня – производство не из дешевых, но уникальность таких картин неоспорима. Кстати, правительство нашей страны заказывало картину для Туркменбаши, а для Московской епархии Шурдук писал портрет Иисуса Христа.

Для изготовления мозаик Александр ищет свои каменные “краски” всюду: на улицах города, в горах, заброшенных карьерах.

– Люди ходят по улице, пинают камешки, не обращая на них внимания, – рассказывает Александр. – Да и трудно разглядеть в обычном булыжнике художественные “способности”! А вот когда его распилишь – понимаешь скрытую красоту камня. Я в основном работаю с казахстанскими камнями – из Прибалхашья, Караганды, Западного Казахстана. Привозить какой-нибудь крашеный халцедон из Бразилии смысла нет, у нас свой красивый. Друзья-геологи привозят образцы из экспедиций, то, что интересно, я приобретаю.

На одно произведение у Александра Шурдука уходит 15–20 разновидностей камней. Одной только яшмы с разных месторождений, бывает, он использует по 5–6 разных сортов. Яшма, кстати, – один из любимых камней художника наравне с агатом, халцедоном, нефритом, жадеитом, хризопразом и топазом.

– Зачастую я гляжу на срез, и, как другие, глядя на облака, видят лошадок, так и я что-то интересное разгляжу. Тогда рождается определенная композиция, а все остальное “нарастает” вокруг этого сюжета. Если вещь заказная, то там приходится идти от эскиза, хотя я предпочитаю работать, что называется, от камня. Потому что камень сам по себе дает уникальный рисунок. Но узор даже внутри одного камня изменяется, и подобрать 2–3 одинаковые плитки, когда это очень надо, сложно. Причем практика показывает: чем красивее камни, тем они труднее в обработке, у них сложнее структура, они более капризные.

– Самые большие трудности возникают в плане цвета, особенно когда работаю на заказ. В каждом камне бывают разные оттенки, можно объем создавать. Сложнее всего делать портреты, подобрать палитру непросто.

Александр отдает предпочтение полудрагоценным и поделочным камням. А драгоценные камни его не воодушевляют, это уже поле деятельности ювелиров.

– Маленький рубинчик, к примеру, куда его не вставишь – не будет смотреться. Он не позволит другим камням рядом находиться, затмевать его красоту. Самоцветы не такие эгоисты, и, по-моему, они намного интереснее!

Марина ХЕГАЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...