Опубликовано: 2485

Как взрослеют девчонки

Как взрослеют девчонки

До выступления на “Новой волне” в них не верили, а после – критиковали и даже ругали. За что им досталось это в столь юном возрасте? Музыкальный обозреватель “Каравана” пообщался с участницами дуэта “А-Лау” – самыми обсуждаемыми казахстанскими исполнительницами минувшего лета.Признаться, в числе критиков был и ваш покорный слуга. Причем претензии я имел не столько к “А-Лау”, сколько к самой ситуации, заложниками

которой оказались эти девочки из Актау. Который год казахстанские артисты ездят на самый пафосный музыкальный конкурс (куда нас пускают) и возвращаются, как правило, с утешительными призами. Мол, спасибо, что приехали.

После нашего общения вопросов об устройстве “Новой волны” у меня, честно говоря, меньше не стало. Что-то из этого разговора мы публикуем, что-то по этическим соображениям оставляем за кадром. Но ясно одно: за несколько дней, проведенных в Юрмале, Лаура АРТЕЛБЕК и Актоты АЖИГУЛОВА повзрослели. И сейчас прикладывают усилия, чтобы завоевать-таки расположение “нашего любимого народа”, как они часто любили повторять.

“Обломали”

– С каким настроением вы поехали в Юрмалу?

Л.: Нас провожал наш город Актау. В Юрмалу приехали с боевым настроем. Но не тут-то было. Нас “обломали”. То есть заменили песню, которую мы готовили к конкурсу. Нам сказали: “Вместо вашей песни в качестве хита Казахстана лучше пойте на русском языке, потому что российские песни считаются хитами и в вашей стране”. Мы возражали, обижались, однако изменить что-то было невозможно – главный режиссер конкурса Александр Ревзин командует всем: выбором песен, костюмов, причесок, макияжа… Мы должны были просто подчиняться, и все. Нам поменяли песни, костюмы. То есть то, что мы с собой привезли, нам не пригодилось. А готовили мы это все – и одежду, и хореографию – в течение полугода. Почти каждый день за две недели пребывания в Юрмале нам сообщали какую-то новость. Например, за день до конкурса поменяли фонограмму песни. Как следствие – мы неудобно чувствовали себя во время выступления, потому что не были с ней знакомы. Главное для артиста – это чтобы ему было удобно. Но если тебе не нравится песня, ты не чувствуешь себя комфортно в ней, то не сможешь донести ее до зрителей и не понравишься им. Но мы старались выложиться на сто процентов и в тех условиях сделали все.

– А с какими мыслями возвращались домой?

А.: Можно сказать, мы были немного сломлены. В общем, так всегда бывает после поражения. Но на конкурсе мы набрались профессионального опыта. И нельзя сказать, что Ревзин был дьяволом. Он нас многому научил. Также я благодарю всех тех, кто отнесся к нам с пониманием.

– Вы были готовы к этому конкурсу?

А.: М-м-м… (Пауза.) Наверное…

Еще не раз увидите

– Как думаете, все эти “сюрпризы” с песнями были случайными или специальными?

А.: “Новая волна” больше ориентирована на Европу. И всю этнику оттуда стараются убрать, как было в нашем случае. Другие участники тоже с этим столкнулись. Но ведь при подготовке подбираются определенные песни, чтобы артист мог себя показать с лучшей стороны. Когда в последний момент все меняется, это ломает участников.

– Интересно. С одной стороны, вас таким образом “подставляли”, с другой – среди множества претендентов от Казахстана руководство конкурса выбрало именно вас.

А.: Мало кто знает, что раньше мы участвовали в детской “Новой волне”. Организаторы сказали: “Мы знаем, на что способны эти девочки. Из них можно слепить то, что нам нужно”. Но знаете, что меня удивляет в Казахстане? Я не хочу хвастаться, но мы участвовали и побеждали во многих международных конкурсах. Однако если ты ошибешься всего один раз, то это не прощается. Нам стало обидно после “Новой волны”, что нас так приняли.

– Вами были сильно недовольны?

Л.: Было много претензий, потому что люди видели только то, что показывали на экране, а о всех закулисных сложностях не подозревали. В Юрмале нам европейцы говорили: “Молодцы, девчонки! Такие прикольные, интересные!”. Но мы не ожидали, что от казахстанцев можно услышать такие слова.

– Вас это не сломило?

Л.: Думаю, наоборот, дало стимул доказать, что мы не такие легкомысленные девочки, которые выскочили на сцену с российскими песнями. Мы любим казахские песни, и это вы не раз увидите на проекте “Екi жұлдыз”.

В процессе

– Собираетесь еще что-то делать в Алматы?

Л.: Если все сложится хорошо…

А.: У нас есть некоторые секреты, связанные с Алматы, которые мы не хотим раскрывать.

Л.: Пока будем приезжать сюда лишь на съемки шоу. А живем мы постоянно в Актау. Актоты в этом учебном году оканчивает одиннадцатый класс. А я – гуманитарный колледж, где учусь на переводчика-гида. Все удивляются, что специальность вообще не связана с музыкой. Но я люблю языки и хочу заняться международными отношениями.

– А секретные алматинские планы не будут влиять на учебу? Родители не боятся, что жизнь в южной столице вас испортит?

Л.: Родителям важно, чтобы ты была жива-здорова, чтобы училась хорошо, чтобы получила диплом. Это мы и будем делать.

– Планируете получить музыкальное образование?

Л.: Сейчас можно и без этого. Главное – талант, силы, труд, чтобы музыка была в душе. На нашей эстраде много артистов без образования.

А.: Когда человек поет, он поет душой. Не важно, на каком языке. Потому что любовь понятна на любых языках.

– Вы уже успели пережить сильные чувства или пока только песни о любви поете?

Л.: Мы люди творческие. И, если честно, мы рано повзрослели. А что касается любви – то, наверное, в процессе…

А.: Почему, когда говорят “любовь”, подразумевают отношения между мужчиной и женщиной? Любовь может быть ко всему. К детям, к родителям, к сестренкам, братишкам, к природе… 

Загрузка...