Опубликовано: 1456

Как выжить в алматинских горах

Как выжить в алматинских горах Фото - Тахир САСЫКОВ

Самая главная достопримечательность Алматы – горы Заилийского Алатау. Домашние, родные, во всех смыслах близкие,  их даже видно из окна. Однако никогда не стоит забывать, что горы – это зона повышенного риска, и постоянно обновляющаяся печальная статистика несчастных случаев тому подтверждение.

Главная ошибка туриста

Недавняя смерть от переохлаждения польского туриста в ущелье Талгар шокировала многих. Мы не хотим никого пугать, но горы были и остаются зоной повышенного риска. Даже легкая прогулка с целью подышать свежим воздухом может превратиться в ЧП. Это касается всех.

Альпинист Дамир МОЛГАЧЕВ, поработав в службе спасения города Алматы и насмотревшись на различные ситуации, организовал курсы по выживанию в горах. По его словам, людей, которые не знают о правилах безопасности на природе, предостаточно, а горы не любят неподготовленных:

– Могу с уверенностью сказать, что в большинстве чрезвычайных ситуаций люди виноваты сами. В лучшем случае натерпятся страха, в худшем – были и летальные исходы. Горы предъявляют определенные требования к человеку: если он соблюдает правила в этой среде, то сводит риски к минимуму. Бывает, что дуракам везет, но это до первого несчастного случая.

Люди ходят и в одиночку, и группами. Имея такие красивейшие “горные стадионы”, как Туюк-Су, Кок-Жайляу, грех там не бывать. При этом самые распространенные ошибки, совершаемые в горах, – переоценка собственных возможностей, а также незнание опасностей, с которыми, возможно, придется столкнуться. Альпинисты рассказывают, что были случаи, когда люди во время восхождений ломали сразу обе ноги, когда разбивались, падая с карнизов...

– Переоценка проявляется по-разному, например, человек элементарно не взял с собой аварийный комплект теплых вещей. Без еды мы можем какое-то время прожить, но в горах холод и высота могут убить, – продолжает Молгачев. – Термоодеяло, которое весит 50 граммов, может спасти жизнь даже в зимнюю ночь. Бывает, что люди идут вверх и думают, что у них еще много сил, но они не знают, как высота повлияет на работу организма. Поднявшись, они уже не могут спуститься.

– Горы – враждебная для человека среда. И в первую очередь надо думать головой, что ты делаешь, куда идешь и какие будут последствия, – рекомендует Артем СКОПИН, руководитель альплагеря “Туюк-Су”, президент Федерации альпинизма города Алматы. – Любая вершина опасна, на любой тропе можно поскользнуться и свернуть себе шею. Главное – не ходить поодиночке. Это золотое правило. Рассчитывать свой график, чтобы засветло успеть спуститься до дороги. Если не успеваешь, не иди.

Туман и молнии всегда где-то рядом

В горы ходят и стар и млад, что касается высокогорья, то по стандартам альпинизма спортивные восхождения могут совершать только те, кому исполнилось 18 лет. Запрет наложен не просто так, неизвестно, как на высоте поведет себя молодой организм. Впрочем, поведение даже взрослых людей не всегда предсказуемо. Бывает уже на среднегорье, на высоте 2 000–2 500 метров, проявляется горная болезнь, признаки которой – головная боль, тошнота, потеря сознания, тахикардия. Добавьте к этому мощные природные проявления, которые могут настигнуть любого, – холод, туман, камнепады, ледопады, лавины, молнии...

– Если идет дождь, то вы являетесь хорошей антенной, – продолжает инструктор по выживанию Дамир Молгачев. – Туристы не знают, что делать в такой ситуации. Получают удар, ожог, были и смертельные случаи от ударов молнии. Она бьет в возвышение, поэтому искать укрытие под деревом – распространенная ошибка, оно, наоборот, притягивает молнию. Если на вас есть оборудование из железа, его надо скинуть, сесть на что-то сухое или найти впадинку, понижение и там спрятаться, чтобы уменьшить свою площадь. Если вы попали в туман, то теплопотери идут колоссальные. Мы можем не замечать, что наш организм начинает выделять тепло, чтобы согреться. Идет перерасход энергии. Плюс плохая видимость. Опять же может не хватить времени и сил вернуться назад. Любое переохлаждение опасно для человека, замерзая, организм в первую очередь хочет сохранить головной мозг и начинает отключать некоторые его функции. Замерзший человек – туповатый. Он может выкидывать непонятные фортеля – например, начать снимать с себя вещи. Я видел, как ребята раздеваются, причем в наших туюксушных горах, зимой…

Самое опасное время года

Отдельная тема для разговора – лавины. Сезон как раз начинается. Нас с детства учили ходить по горам тихо, не кричать, чтобы не вызвать лавину. Профессиональные горовосходители говорят, что создавать меньше шума нужно еще и потому, чтобы вовремя услышать любую приближающуюся опасность.

– Когда сухая лавина – идет жуткий вой, а когда мокрая – она тихонько, очень предательски крадется. У альпинистов со второй половины февраля до первой половины апреля – мертвый сезон, – рассказывает Дамир Молгачев. – Мы себе запрещаем восхождения. Так, например, кубический метр мартовского снега может закатать до четырех человек. Я лично видел четыре трупа в объеме, который равен маленькому столу.

Считается, что если в течение первых пяти минут попавшего в лавину человека не откопали, то далее его шансы на выживание резко ухудшаются. И здесь еще один плюс в пользу того, чтобы не ходить в горы в одиночку. Погребенного из-под лавины первыми могут извлечь те, кто был рядом с ним, а спасатели обычно достают уже трупы.

– Сейчас для фрирайдеров (те, кто катается вне горнолыжных трасс), для альпинистов существует лавинный набор. Если ребята заботятся о своей безопасности, они будут с бипером. Он работает на прием и передачу сигнала. Если попали в лавину, вас смогут быстро найти с помощью бипера. Бывало, что живых находили и через сутки, но поверьте, это уже какое-то божественное вмешательство, – говорит Дамир Молгачев. – На моей памяти был единственный случай, когда после 35-минутного пребывания под снегом мы достали живую девушку, и то во многом потому, что она была на поверхности, снег был пористый. Лавина сошла буквально за плотиной, за катком “Медеу”, там есть место с родничком.

Безопасность превыше всего

Горный сезон – круглогодичный, в выходные народ особенно активен. Там – как в другом измерении: и воздух чище, и люди добрее. Но шансы попасть в неприятную ситуацию равны как летом, так и зимой. Лето коварно в том смысле, что любители гор уходят гораздо дальше, могут отклоняться от маршрута.

– Мы находили в горах тела замерзших людей в шортах и майках в августе! Таких случаев масса, – продолжает Молгачев.

После новости о гибели иностранца в обществе развернулись дебаты: обязан ли человек, выходящий в горы, будь то пеший, катающийся или покоряющий вершины, регистрироваться? То есть ставить в известность определенные службы о своем выходе в горы.

Для собственной безопасности  однозначно – да.

– У нас страна свободная, демократическая, мы куда ходим, туда и идем, я не могу настаивать, но рекомендовал бы: если вы не знаете дороги – обратитесь в компанию, которая вам даст гида, либо оповестите службу спасения о том, куда идете, – говорит Артем Скопин. – Наш альплагерь регулирует работу альпинистских групп, туристские группы, которые совершают переходы, могут также получить у нас консультацию, можем принять у них контрольный срок и оповестить ДЧС. В целом мы перекрываем наше ущелье, но не можем контролировать всех самостоятельных туристов.

Знаки, написанные кровью

Говорят, чтобы сегодня осуществлять контроль над всеми посещающими горы, не хватает КСП (контрольно-спасательный пункт), существовавших несколько десятков лет назад.

– Мы уже не первый год продвигаем проект создания КСП в местах массового скопления людей. Писали письма в акимат, получили одобрение, но никакого движения нет, – говорит Скопин. – КСП нужны, чтобы люди могли зайти, получить консультацию, оставить контрольный срок, если что-то случилось – попросить о помощи. Если бы сверху поступило указание, уже бы давно организовали такую структуру. В советское время КСП работали чуть ли не в каждом ущелье, народ был обязан отмечаться. В них дежурили по 4–6 человек.

– Эти посты спасателей можно было обойти, но если идешь по обычному маршруту, то должен зарегистрироваться, указать, когда вернешься, с этим было очень строго, – вспоминает представитель экологического общества “Зеленое спасение” Светлана СПАТАРЬ– Многие говорили, что эти посты мешали развитию туризма, но зато они обеспечивали безопасность, все туристы были под контролем. Сейчас этого нет. Турист может зарегистрировать контрольное время своего похода, но это все на добровольной основе, обязательного ничего нет.

КСП необходимы еще и потому, что предупреждающих знаков, табличек с указанием направления движения и расстояния, маркировкой маршрутов, сопроводительной информацией о том, куда можно ходить и ездить, непосредственно на местах у нас недостаточно, либо они отсутствуют вовсе.

Если же предупреждающие знаки встретятся на вашем пути, отнеситесь к ним внимательно:

– Эти знаки не дорожные, которые ставятся, может, чтобы немного усложнить жизнь автолюбителей, здесь все они написаны кровью, – отмечает Молгачев. – Если видите знак “Лавиноопасная зона”, такой есть перед “Туюк-Су”, это место следует быстро проскочить. Там каждый год однозначно сходит лавина.

Самый лучший спасатель – ты сам

Гражданский активист, защитник Кок-Жайляу Нурсултан БЕЛХОДЖАЕВ согласен, что “твоя безопасность – твоя забота”, но обращает внимание и на другую сторону проблемы, точнее, ответственности. Если вы находитесь на территории Национального парка, то он автоматически должен быть ответствен за вашу сохранность и должен предупредить об опасности любыми доступными способами.

По его словам, у нас меры по обеспечению безопасности преимущественно реагирующие, вместо того чтобы быть превентивными.

– Как правило, перед прогулкой на горнолыжном курорте у людей с европейским опытом катания нет мысли о том, что такая прогулка может стать фатальной (должны ли быть?!). Для людей дико, что где-то на горнолыжном курорте может вообще не быть никакой связи. Это странно и не укладывается в понятие горнолыжного курорта.

Мне не безразлично развитие туризма в нашей стране. Я бы хотел, чтобы к нам приезжало больше гостей. Чтобы они видели нашу природу и поражались ее красоте. Но пока не появятся меры превентивной безопасности в наших национальных парках, не надо нам массового туризма, – заключает активист.

Иностранцы из дальнего зарубежья из числа альпинистов вполне дисциплинированы, хорошо экипированы, и их риск никогда не будет граничить с безумием.

– Если говорить об иностранцах из ближнего зарубежья, с ними случаются конфликты, к сожалению, они не воспринимают наши горы серьезно. Это то, с чем мы сталкиваемся постоянно, когда к нам приезжают самостоятельные российские альпинистские группы, – говорит Артем Скопин. – Они часто работают на грани фола. У нас положено: один день – одно восхождение. Если не можешь, иди подготовься. У них по-другому, в 10 вечера могут залезть на вершину, а в 5 утра спускаются, зимой, к примеру, это очень экстремально. Можно потерять людей от усталости, голода, холода, ветра, высоты.

Легкомыслие, неподготовленность, незнание элементарных вещей в горах могут привести к трагедии. Альпинисты говорят, что если люди приучат себя оставлять контрольный срок, то трупов будет меньше. Практика показывает, что самый лучший спасатель – это мама или бабушка, им в случае чего по плечу дойти и до главы комитета по ЧС, но лучше до этого не доводить!

Смерть девятерых

Горы Заилийского Алатау всегда интересовали альпинистов разного уровня. Но далеко не всякое восхождение заканчивалось успехом. 44 года назад в Чертовом ущелье лавина унесла жизни девяти человек.

В истории наших гор было множество трагических случаев. Один из таких случился 9 апреля 1972-го в долине Малой Алматинки, возле Ворот Туюк-Су. Группа начинающих альпинистов отправилась на учебные занятия в Чертово ущелье. Проходя по нему, они подрезали лавиноопасный склон и попали в вызванную ими же лавину. На дне ущелья оказались 17 человек, спасатели смогли спасти восьмерых, девять погибли. В этом месте установлена мемориальная табличка.

Алматы

Загрузка...