Опубликовано: 1548

Как выжить хлеборобу? Репортаж из глубинки

Как выжить хлеборобу? Репортаж из глубинки

Как действуют программы, направленные на возрождение села? Прирастают ли аулы новыми жителями, бегущими от городской суеты? Растет ли количество крестьянских хозяйств, специализирующихся на земледелии? Ответы на эти вопросы “КАРАВАН” искал в Нуринском районе Карагандинской области.Поля зарастают сорняками

Чуть больше двухсот километров от Караганды, и вот она – другая реальность. Здесь за селом Заречным (бывший образцовый совхоз “Киевский”) простираются бескрайние целинные поля, когда-то кормившие Союз. Ожидания увидеть сплошную ниву с колосящейся пшеницей сменяются разочарованием – огромные пространства зарастают сорняками. Лишь островками выглядят квадраты земли, засеянные пшеницей и ячменем.

– В советские времена здесь засевалось двадцать четыре тысячи гектаров, – говорит наш провожатый, бывший агроном, а ныне глава крестьянского хозяйства Юрий САДОВЕНКО. – Сейчас если засевается половина от прежних площадей, то это очень хорошо. Климатические условия у нас сложные, а солярка, сельхозтехника, семена дорожают с каждым годом, вот и не тянут крестьяне. Я сам лет пять назад был вынужден сократиться на тысячу гектаров.

 Неурожайный год

По словам земледельца, за последние десять лет лишь дважды природа побаловала хлеборобов высоким урожаем и соответственно хорошей прибылью. Все остальное время крестьяне едва сводят концы с концами:

– Этот год урожайным не будет. Видите, какая низкая пшеница? Потому что дождей не было. Кроме того, мы не можем выполнять все агротехнические требования, ведь это дополнительные расходы – на химикаты, на распыление с самолета. Получается, что мы наказываем сами себя, поскольку без химической обработки зарастаем сорняками. А сорняки на поле – это снижение урожая.

Наглядную иллюстрацию этих слов мы увидели сразу же – кромка засеянного поля представляла собой обрамление из сорняка. А напротив, метрах в трех, – брошенное поле,  откуда и высеялась трава:

– Видите полынь среди пшеницы? Это уже брак. Если полынь попадает в комбайн вместе с культурой, потом это зерно не то что на хлеб – даже скотине на корм не годится. Это выброшенные на ветер деньги. Проросла полынь потому, что не вытравили ее весной химией. Крестьяне пытаются выдергивать ее руками, но это адский труд, не знаю, удастся ли им побороть весь сорняк.

Почему закрываются крестьянские хозяйства

Несколько глав местных крестьянских хозяйств, встретившихся нам в полях, были настроены не менее пессимистично.

– Я в этом году затратил на посевную четыре миллиона, – признался фермер Александр МЕЛЬНИЧУК. – Судя по нынешнему урожаю, я их не верну. Надеялся на субсидии от государства, но и здесь нас обманули. Обещали выплатить дотации на посев кормовых культур. Я рассчитывал получить 1 миллион 800 тысяч – окупить хотя бы солярку. А когда прошла приемка посевов, 17 июня всех крестьян района ошарашили тем, что субсидировать будут лишь тех, кто сеет зерно третьего класса репродукции, т.е. третьего поколения. Мы же, закупая семена, на класс репродукции не обращали внимания. Получается, что пролетели. Только какая разница свиньям, баранам, коровам, какого класса репродукции зерно кушать?

По словам крестьян, сеять хлеб в таких условиях стало невыгодно. Потому за десять лет ни одного нового крестьянского хозяйства в округе не появилось. А вот закрылись многие.

– Страшно то, что нет преемственности, – говорит земледелец Николай БУГАЕВ. – Я открывал хозяйство с сыном. Хотел, чтобы у нас была династия хлеборобов. Но при таких условиях, когда невозможно получить хоть чуть-чуть прибыли, зачем я буду гробить сына? Отправил его в Беларусь. Сам попытался переоформить его земли на себя, три месяца поездил по кабинетам и плюнул. Легче закрыть хозяйство и не тратить время и нервы. Теперь у меня 260 гектаров вместо прежних 550. Да и от этих уже впору отказываться. Устал.

Так же настроен и глава крестьянского хозяйства Александр МАРТЫНОВ:

– У меня рядом поля заброшенные, оттуда сорняк лезет на мои посевы. Сколько писал в район – бесполезно. Никакой управы на тех, кто взял землю и не возделывает. Техника – сплошное старье, оставшееся со времен Советского Союза. Вот окончательно развалится, пахать будет не на чем. Новую не купишь – только комбайн стоит 70 тысяч долларов. Посевной комплекс – 320 тысяч долларов. Это же нереально!

Без субсидий – не выжить

Вопрос о том, почему фермеры не берут технику в лизинг, вызвал у мужчин саркастическую усмешку:

– Потому что нам этот лизинг недоступен!

– Вот смотрите, – что называется, на пальцах объяснил Александр Мельничук. – Наш район сейчас переходит на животноводство. Я тоже решил переориентировать хозяйство. Начал строить ферму, думал, помогут по лизингу. Нет! Оказывается, чтобы получить технику в лизинг, надо иметь не менее ста голов дойного скота. А как я буду развиваться до ста голов, если мне с двадцати не дают развиться? Хотели объединиться с другим крестьянином, нам в банке отказали, спросили: “Как вы будете делить, кому трактор, а кому сеялку?”. Да это наше дело, как мы будем делить! Программы у государства  хорошие, интересные. Но условия невыполнимые.

– В зоне рискованного земледелия работать без дотаций невозможно, – дополняет Юрий Садовенко. – В том же Евросоюзе все сельское хозяйство живет на субсидиях! В Германии платят 370 евро за один посевной гектар. В России до 80 процентов стоимости новой техники по лизингу государство оплачивает безвозмездно. А 20 – в рассрочку на 7 лет под 5 процентов годовых платит фермер. У нас же с этого года 7 процентов из 14 годовых дает государство, остальное крестьянин должен выложить сам.

“Пора возвращаться к колхозам”

 Что требуется, чтобы поднять и возродить сельское хозяйство в Казахстане?

– Нужно вернуться к коллективным хозяйствам по типу колхозов и совхозов, которые похоронили с перестройкой, – убежден Юрий Садовенко. – Надо создать акционерные общества – коллективы собственников. Вернуться к имущественным паям, дивидендам, льготному выделению техники. Но только не насильственным методом. Потом государству надо поддержать тех, кто возьмет большие объемы земли под посевы. Если нам скажут: “Вот вы объединитесь, пять крестьянских хозяйств. Пропорционально этой площади получите 3 трактора со скидкой, в рассрочку на 20 лет”. Мы подумаем, обсудим и согласимся. Крупными хозяйствами легче выжить, просто бюджет должен быть прозрачным. Иначе, когда мы состаримся, никто на наше место не встанет.

Караганда



Загрузка...