Опубликовано: 7133

Как страна остается без мозгов

Как страна остается без мозгов

Год за годом на протяжении многих лет Казахстан теряет свой интеллектуальный потенциал. Причем в угрожающих масштабах. Происходит это при полном, возможно, даже преступном, бездействии правительства и других госструктур. И пока мы не думаем о будущем, другие страны прибирают к рукам наши лучшие мозги, ослабляя нас на десятилетия вперед.Различные страны настойчиво и методично завлекают вчерашних школьников из Казахстана

бесплатным образованием, более приемлемыми условиями жизни и работы. А мы бездействуем и теряем даже не сотнями – тысячами будущих ученых, инженеров и прочих технарей, недостаток которых Казахстан остро испытывает уже сейчас.

 Забирающие умы

Возможно, для кого-то это будет неожиданностью, но одна из стран, методично “забирающих” наши мозги, – Китай.

Здесь многие после годового обучения могут рассчитывать на грант. Зачем это нужно многомиллиардному Китаю, можно только догадываться, – говорит председатель алматинского филиала РОО учителей “Ар-Намыс” Ирина СМИРНОВА. – С 1996 года Германия приложила также немало усилий, чтобы сосватать к себе наших ребят, учеников школ с немецким языком обучения. Сдав экзамен на знание языка, они могут претендовать на бесплатное обучение в любом вузе Германии. И если раньше прием шел только на гуманитарные специальности, то теперь они приглашают и на технические… То же самое стали делать страны Прибалтики: помимо стипендии и бесплатного жилья они предоставляют разрешение на работу.

 Большую активность в плане “приватизации” умных голов проявляет Россия. Ее вузы, не скрывая, что у них в стране не хватает молодежи, перетягивают к себе выпускников казахстанских школ.

– Наши дети, уезжая на учебу в другую страну, очень редко возвращаются, – продолжает Смирнова. – Особенно это касается России, так как у нас общее языковое, культурное пространство. Чтобы нашим выпускникам легче было решиться на выезд на учебу в вузы, Россия идет на хорошие уступки. Например, там часто проводятся олимпиады, которые по сути ими не являются, так как в них задания намного проще. Но это своеобразное знакомство на будущее. Российские вузы устраивают в Казахстане выездные экзамены. Позже детям обещают и действительно предоставляют бесплатное проживание в общежитии, стипендию и дальнейшее трудоустройство.

– Что в ситуации с утечкой мозгов вызывает наибольшую тревогу?

Удручает бездействие нашей образовательной системы. Мало того, что многих выпускников отпугивает ЕНТ, так еще и те, кто не прошел пороговый уровень, а это примерно 40 процентов из сдающих тестирование, просто оказываются за бортом любого образования в первый год после школы. А ведь молодые люди, достигшие 18 лет, – это самое дорогое, что есть у государства. Оно тратит на них миллиарды, чтобы дать бесплатное образование в школе, и... вот так просто отдает их другим государствам.

Безвозвратно потерянные кадры

Чтобы понять, почему Казахстан должен испытывать как минимум беспокойство (а лучше – бить тревогу) по поводу “утечки мозгов” – причем уже со школьной скамьи, оглянемся назад.

Эксперт исследовательского совета по миграции стран СНГ при центре миграционных исследований Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Елена САДОВСКАЯ исследует проблему утечки мозгов уже давно. В интервью “Каравану” она отметила:

– По данным государственной статистики, за 1994–2004 годы Казахстан покинули 245 390 человек, имеющих высшее образование, 82 974 – не­оконченное высшее образование и 463 323 человека – среднее специальное образование. Разница между выбывшими и прибывшими составила: 152 949 человек – с высшим образованием, 36  947 –  с  неоконченным  высшим  и 383 705 – со средним специальным. Эти потери включают и годы высокой (1994), и относительно низкой (2004) эмиграционной активности. Анализ состава безвозвратно выбывших из Казахстана специалистов с высшим образованием показывает, что из 184 632 человек, покинувших республику в 1996–2004 годах, 47 563 имели техническое образование, 37 990 – педагогическое, 19 266 ­– медицинское, 18 380 – экономическое, 12 061 – архитектурно-строительное, 9 595 – сельскохозяйственное, 4 500 – юридическое, 35 277 человек – другие специальности.

По словам Садовской, из-за утечки умов Казахстан уже давно испытывает дефицит высококвалифицированных кадров в сфере управления, образования, здравоохранения, промышленности, в сельском хозяйстве и в других секторах экономики. По данным казахстанской компании “КазМунайГаз”, только ее потребности составили в середине “нулевых” около 25 тысяч специалистов нефтегазового сектора.

Своих отдаем, а чужих приглашаем?

– Мозги из Казахстана утекают в США, Канаду, Россию, Германию, Израиль, и правительство ничего не сделало, чтобы предотвратить этот процесс, – говорит Елена Садовская. – Оно и сейчас ничего не делает, а только “борется” с последствиями безвозвратной интеллектуальной эмиграции, создавая все новые и новые противоречивые документы по привлечению специалистов из-за рубежа. Делать это все более и более трудно, потому что конкуренция за умы возрастает во всем мире, а Казахстану пока нечего предложить – он проигрывает по уровню оплаты труда, социальному пакету и по многим другим параметрам в сравнении с развитыми странами. В Казахстане еще не смоделированы последствия интеллектуальной эмиграции, которая всегда имеет негативные последствия для национальных экономик. Не была сделана оценка ущерба от потери человеческого и интеллектуального капитала, что затрудняет оценку перспективной потребности республики в рабочей силе в разрезе отраслей и регионов.

Посчитали – прослезились

Российские ученые оценили экономический ущерб от утечки умов – ежегодной безвозвратной эмиграции 50 тысяч специалистов с высшим образованием – в 25 миллиардов долларов в год, что сравнимо с суммой оттока из страны денежного капитала. Экономический ущерб от безвозвратной интеллектуальной эмиграции из Казахстана оценен по аналогичной методике. Выезд специалистов с высшим и не­оконченным высшим образованием из Казахстана за период 1992–2004 годов составил около 235–250 тысяч человек, и, таким образом, общий ущерб от утечки умов может быть оценен в 120–125 миллиардов долларов. Потеря человеческого капитала, как никакой другой фактор, негативно повлияла на все стороны жизни Казахстана и еще длительное время будет сказываться на перспективах его индустриального развития и в целом экономического состояния.

Директор Центра макроэкономических исследований Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ считает, что в среднем подготовка грамотного специалиста на уровне бакалавра обходится в 100–150 тысяч долларов, включая расходы с первого класса школы:

Если студент окончил еще и магистратуру, то еще 30–100 тысяч долларов в зависимости от того, где учился. Но под квалифицированными специалистами сейчас понимаются в основном те, кто учился за рубежом, поэтому, скорее всего, надо брать верхний потолок. Доктор добавляет к стоимости еще 200 тысяч долларов. Но это только цена подготовки, а ведь есть еще потенциальная стоимость использования их знаний, точнее, идей.

Бездумное образование?

90-е годы породили не только внешнюю утечку мозгов, но и внутреннюю. Примеров тому масса.

Дочь моих знакомых училась шесть лет по гранту в медицинском университете, но на последнем курсе узнала о возможности открытия своего бизнеса через Интернет. Итог: страна недосчиталась врача общей практики, но на деле их – тысячи! Другой пример: сын коллеги учится на прикладного математика, но возможности трудоустройства по специальности весьма туманны, поэтому он уже на третьем курсе устраивается работать в крупную торговую сеть, где у него есть перспектива роста. Угадайте, получит ли страна прикладного математика? И нужен ли он ей вообще? Продумало ли государство, открывая специальность, куда потом пойдут работать эти светлые головы? Подобная практика – с выпускниками аграрных, педагогических факультетов. Я уже молчу про пресловутых экономистов и юристов. Год назад в Казахстане финполиция объявила в розыск болашаковцев, не вернувшихся в страну после учебы. Но зачастую и эти специалисты с дипломами Йеля, Лондонской школы экономики, Массачусетского технологического института и с хорошим знанием английского тоже оказываются в Казахстане либо не востребованными, либо им не могут предложить достойную оплату.

Системная невостребованность

По мнению социолога Елены Садовской, ситуация, когда люди с высшим образованием, не найдя применения своим знаниям, занимаются малоквалифицированным трудом, к сожалению, далеко не редкость в Казахстане:

Это свидетельствует о недостатках системы высшего и среднего специального профессионального образования. Говорит об избыточности числа специалистов с гуманитарным образованием, не востребованных на рынке труда, и нехватке специалистов с техническим, в которых остро нуждается страна. Резкое социальное расслоение в Казахстане, социальная несправедливость и отсутствие социальных лифтов для молодежи – все это приводит  к тому, что молодые люди начинают подрабатывать где и кем угодно. Лишь бы заработать деньги на содержание семьи, ведь многие после окончания вуза не только женятся или выходят замуж – у них уже появляются дети, которые требуют огромных расходов. Такая занятость не по специальности приводит к недоиспользованию интеллектуального потенциала, структурной безработице, социальному напряжению. Это также ведет к формированию эмиграционных настроений, которые возросли в последние годы.


Загрузка...