Опубликовано: 1453

Как работнику промилле сфальсифицировали

Как работнику промилле сфальсифицировали

Предприятия не желают отвечать за несчастные случаи, которые произошли с их работниками на производстве. И чем крупнее предприятие, тем легче виновным сделать самого пострадавшего.

Иллюстрацией к этому тезису можно считать историю Ивана ЗАХАРОВА, проходчика АО “ССГПО” – крупнейшего предприятия Костанайской области, работающего в горнодобывающей отрасли. Почти полгода он доказывал, что получил производственную травму и в момент обвала породы был трезв.

Меняем шахту на гараж

Авария на шахте “Сарбайская” АО “ССГПО” произошла 6 октября 2014 года. Проходчик Иван Захаров заступил на смену в 16.00. Обязательное освидетельствование, проведенное примерно за час до этого, показало, что он трезв. Все сотрудники предприятия, которые видели Захарова в тот день, коллеги, с которыми он спускался в шахту, также утверждают, что он был трезв.

В 19.30 при проведении буровых работ проходчик был серьезно травмирован отслоившимся куском горной массы.

Странности начались сразу – в больницу его доставили с опозданием. Как утверждает сам Захаров, добивались, чтобы он заявил, будто травму получил не в шахте, а при… ремонте гаража. А когда проходчик дал показания, что был травмирован во время смены, комиссия по расследованию несчастного случая выдала заключение: полученная травма не связана с производством, потому что Захаров был в состоянии алкогольного опьянения. Якобы концентрация алкоголя в его крови достигала 4,6 промилле, что означало: работник был едва ли не смертельно пьян.

В своем заключении комиссия ссылалась на данные химико-токсилогического исследования крови, проведенного в наркологическом диспансере спустя двое суток после аварии.

Хотя фельдшер Оксана МУХАМЕДОВА, которая проводила освидетельствование Захарова перед сменой, утверждала в суде, что он был трезв. Врачи больницы, где лечился пострадавший, заверяли: каких-либо проявлений, говорящих об опьянении, тем более таком сильном, не было.

Но только недавно Костанайский городской суд частично удовлетворил иск Захарова к председателю комиссии по расследованию несчастного случая, государственному инспектору департамента труда и соцзащиты по Костанайской области Кенжетаю ДЕЛЬМУХАМЕДОВУ. Судья отменила три пункта акта расследования несчастного случая о том, что Захаров был в состоянии алкогольного опьянения, что травма не связана с производством и что стопроцентная вина в травме лежит на работнике.

Тенденция, однако

Что делает эту историю не разовым случаем, а нехорошей тенденцией? То, что она на АО “ССГПО” не первая.

Николай ЛОПАТИН погиб в Соколовском карьере в 2011 году. 26 ноября вместе с “Катерпиллером”, за рулем которого находился, он опрокинулся в карьер. Судя по первичному акту несчастного случая от 9 декабря 2011 года, нарушил технику безопасности, находясь в состоянии алкогольного опьянения. В основу заключения комиссии легли результаты токсикологического исследования после взятия крови в морге. Анализ был сделан 28 ноября.

При этом экспертиза получена комиссией лишь 14 декабря, хотя заключение было подписано пятью днями раньше. Выходит, еще до получения данных исследования члены комиссии твердо знали, что работник был пьян?

Между тем Лопатина освидетельствовали еще живым в больнице, куда он был доставлен непосредственно после аварии. Результат исследования – трезв.

Вдове потребовалось более двух лет, чтобы отстоять честь мужа. В конце концов суд признал: 100 процентов вины за гибель работника на производстве лежит на ССГПО.

Жаль только, что ни в одном из этих случаев никто не поинтересовался историей появления в крови пострадавших на работе неожиданных промилле.

Загрузка...