Опубликовано: 1624

Как помирились теща с зятем

“Ну я же говорила!” – эта фраза из уст тещи для одного из петропавловцев, назовем его Сан Санычем, была самым страшным проклятием.

Все дело в том, что зять слышал ее по нескольку раз в день в течение 20 лет совместного проживания со своей второй мамой в малогабаритной “двушке”.

“Ну я же говорила!”, – восклицала теща по любому поводу, твердо уверенная, что ее дети – сорокалетние супруги и двадцатилетний внук – все делают не так, как надо.

Пересолила хозяйка борщ: “Ну я же говорила, солить надо меньше”, – уплетая ужин, ворчала теща. Задержался сын на дискотеке – тут же: “Ну я же говорила, что ребенок невоспитанным растет”.

Больше всего комментарии тещи касались деятельности Сан Саныча.

Как резюме всему сказанному за годы общей семейной жизни: “Ну я же говорила тебе, доченька, что Санька этот тебе не пара!”.

А еще теща все время твердила Сан Санычу, что люстра, которую он повесил в зале сразу после свадьбы 20 лет тому назад, непременно свалится, так как, мягко говоря, у мастера, вешавшего ее, руки растут не оттуда.

Сан Саныч только кряхтел в ответ…

И вот в новогодний вечер вся семья села за праздничный стол. Проводили старый год, наполнили бокалы шампанским, стали считать секунды до Нового года. Под бой часов дружно закричали: “Ура, с Новым годом!”. И с последним, двенадцатым ударом злополучная люстра ка-а-ак рухнет на стол!

“Ну я же говорила!” – первое, что услышали домочадцы в наступившем году.

Правда, после этого случая теща больше никогда не произносила свою коронную фразу, вдруг поверив в расхожую версию о том, что слова могут материализовываться.

Теперь теща и зять живут душа в душу. Но стол под люстрой больше не ставят.

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Загрузка...