Опубликовано: 1123

Как погубила сталь

Как погубила сталь

Жизнь 27-летнего павлодарца Николая Селенчука изменилась буквально в одночасье. Молодой и доровый парень стал беспомощным инвалидом – прямо на рабочем месте.

Еще недавно он считал себя счастливым человеком: отличная семья, отличная работа на заводе с приличной зарплатой и премиями. У жены небольшой бизнес – скромное кафе. Супруги, уверенные в своих силах, купили по ипотеке квартиру, обставили ее.

На здоровье Коля не жаловался. Рост – выше среднего, сложение крепкое – так что ему доверили нелегкую работу сталевара.

Сегодня его вес едва дотягивает до 35 килограммов.

Трагедия, искалечившая его, случилась в конце минувшего года. Но только сейчас Николай и Валентина Селенчук решились рассказать о ней во всеуслышание. Они надеялись, что предприятие поможет своему рабочему.

Но… Металлургический гигант ТОО “Кастинг” соглашается взять на себя только половину вины за случившееся, а остальную половину вменяет в вину самому пострадавшему.

На днях Валентина Селенчук отнесла заявление в городскую прокуратуру и главному госинспектору труда по области.

Чудо, что остался жив

Николаю трудно вспоминать тот день. Но он вновь и вновь рассказывает, как все было. Смена в электроплавильном цеху шла обычным чередом, когда к начальнику плавки обратилась сотрудница столовой, попросив сжечь восемь мешков с бумажными талонами на питание. Их поместили в стальной ковш, куда заливается расплавленный металл. Кстати, по технологии эта емкость должна быть чистой, присутствие любого вещества внутри считается грубым нарушением. Может быть, поэтому металл не выливался, и начальник смены поручил Селенчуку продуть отверстие кислородным копьем – были подозрения, что канал забит шлаком. При этом Николая не предупредили, что в емкости находится достаточно большое количество бумаги. Она вспыхнула – и сталевар “утонул” в языках пламени.

По словам пострадавшего и его супруги, его коллеги по бригаде срывали с него одежду вместе с кусками кожи и каску, приплавившуюся к голове. Потом это позволило работодателю утверждать, что он не надел спецовку, а значит – сам виноват…

…Когда врачи увидели Николая, они сказали его близким только одно: “Молитесь!”. То, что Николай остался жив, они уже считают чудом.

– В моей практике по крайней мере подобного не было, – говорит заведующий ожоговым отделением 1-й горбольницы Марат Канжигалин.

С болезнью пришли долги

Валентина Селенчук говорит, что “родная” бригада ни разу не навестила Николая, зато бывали у него рабочие из других цехов, а также совершенно незнакомые люди. После сюжета, вышедшего на местном телеканале, в больницу пришли двое парней, принесли огромную банку с белковым питанием. Одна местная фирма оставила 20 тысяч тенге. Но особенно растрогали две бабушки, которые хотели отдать часть своей пенсии.

Жить Селенчукам сейчас тяжело. До трагедии зарплата Николая уходила на оплату ипотеки и коммунальных услуг, заработок Валентины – на все остальное. Но сейчас ей пришлось бросить работу в кафе – нужно ухаживать за мужем. Они вынуждены были оформить еще один кредит – на оплату лечения, влезли в долги. Продали все, что имело хоть какую-то ценность.

Но нужны средства еще на четыре операции.

Гарантировать не можем…

После происшествия руководство завода оштрафовало нескольких человек. Одному из сталеваров, старшему сталевару и ковшевому объявлены выговоры с лишением их премии. Выговор влепили и… самому Николаю Селенчуку.

Но это уже ничего не значащие детали. Селенчуков больше заботит вопрос, поможет ли металлургический гигант пострадавшему на рабочем месте сталевару?

За разъяснениями мы обратились к директору павлодарского филиала ТОО “Кастинг” Евгению Картунову.

– Евгений Никифорович, корреспонденту нашей газеты Валентина говорила, что мужу нужны еще четыре операции. Будете рассматривать вопрос о выделении денег?

– Обязательно. Пусть заключит договоры с тем учреждением, которое будет лечить ее мужа, и мы оплатим.

– То есть вы сейчас подтверждаете, что оплатите медуслуги?

– Гарантировать не могу. Зачем Валентина поднимает шум, если набрала кучу кредитов? Муж ее в качестве исключения получает зарплату сейчас, как и раньше, – это в два раза больше, чем у других работников…

Кто виноват?

Буквально на днях главный государственный инспектор по Павлодарской области Кусаин Исенов сообщил нашей газете, что ТОО “Кастинг” на сто процентов признано виновным в причинении увечий Николаю Селенчуку.

– Первопричиной происшедшего стало допущение как такового пламени от бумаги, – говорит К. Исенов. – Его вообще не должно быть!

– Что последует за признанием сто­процентной ответственности “Кастинга”?

– В соответствии с Законом об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности работодателя за причинение вреда страховая компания должна выплатить ущерб. Работодатель также обеспечивает полный объем медицинской помощи.

Свою точку зрения о ситуации высказал прокурор области Нурмахан Исаев:

– На прошлой неделе полиция во второй раз приняла решение об отказе в возбуждении уголовного дела. На следующий день после изучения материалов прокуратурой данное решение отменено. Возбуждено уголовное дело по статье “Нарушение правил охраны труда”. Ход расследования мы взяли под контроль.

Фото автора и из архива семьи Селенчук

Ризабек ИСАБЕКОВ, Павлодар

Загрузка...