Опубликовано: 983

Как по шелку

Как по шелку

Эксперты и железнодорожники обозначили плюсы, которые дает странам новый Шелковый путь

Перспективы развития программы нового Шелкового пути стали одной из основных тем на прошедшем на неделе IX Астанинском экономическом форуме. И если изначально речь шла только лишь о транспортировке товара из Азии в Европу и обратно, то сейчас, как уверены казахстанские и международные эксперты, транзитные страны должны участвовать и в производстве экспортных позиций, и решать вопросы интеграции законодательств соседних стран. Но и дивиденды от этой деятельности ожидаются немалые, причем кроме материальных благ возрождение Шелкового пути позволит обогатить культуру всех транзитных стран.

Казахстан “цепляет” сервисом

Китай планирует в ближайшие годы на развитие нового Шелкового пути привлечь порядка 8 триллионов долларов инвестиций. Предполагаются вложения и в развитие транспортной инфраструктуры Казахстана. Причем стоит понимать, что для нашей страны транзитные перевозки – это реальная экономическая “подушка безопасности” в условиях постоянно падающих цен на минеральные ресурсы. Хотя и развивать их приходится в очень сложных условиях.

– Если говорить о направлении Китай – Европа, нам за последние пять лет, с учетом ожидаемых итогов 2016 года, удалось практически в 100 раз увеличить объемы контейнерных перевозок. Причем это в условиях жесткой конкуренции. Например, стоимость перевозок грузов морским транспортом снизилась за это время в 7,5 раза. Мы знаем, что сегодня в портах находится несколько десятков пустых контейнеровозов, – обрисовал текущую ситуацию в мировых грузоперевозках президент АО “НК “Қазақстан темiр жолы” Аскар МАМИН.

Чем же казахстанские железнодорожники привлекают клиентов? Как отметил Аскар Мамин, главный секрет – это постоянное улучшение сервиса. От пункта отправления до пункта назначения КТЖ создает для клиентов максимально комфортные условия.

– В основном нашими клиентами являются крупнейшие компании, работающие на рынке IT. Такие, как Apple, Hewlett-Packard, и так далее. У них очень чувствительные грузы, в контейнерах стоят датчики, и мы должны обеспечить полную сохранность товаров. То, что наши партнеры наращивают объемы перевозок через нашу железную дорогу, говорит о том, что нам все удается, – говорит Аскар Мамин.

Не просто транзит

Вместе с тем международные эксперты отмечают, что расслабляться пока рано. Перед Казахстаном и другими транзитными странами стоит множество актуальных задач, которые в буквальном смысле вытекают одна из другой.

– Сегодня, отправляя контейнер из Европы в Азию или из Китая в Европу, отправитель тратит 350–500 долларов, а на ж/д. перевозку аналогичного груза на аналогичное расстояние необходимо выделить 5 000 долларов. Поэтому сейчас одна из основных задач стран – участниц транзитного коридора Шелкового пути – снижение стоимости, – уверен председатель правления компании “DP World” Султан Ахмед бин СУЛАЙЕМ.

Эксперт рекомендует попробовать снизить стоимость за счет улучшения таможенного администрирования, оптимизации некоторых бизнес-процессов.

Но основная задача Казахстана, по мнению Ахмеда бин Сулайема, – создание своей добавленной стоимости в транзитном товаре. И здесь, по мнению эксперта, нам надо привлекать самых заинтересованных в этом инвесторов.

– На сегодняшний день перевозка грузов из Китая в Европу морским путем занимает 42 дня. Развитие Шелкового пути позволит сократить срок доставки до 12–13 дней. В данных условиях логичным был бы перенос производств в приграничные с Казахстаном области Китая или же в Казахстан. Это снизит расходы на транспортировку и увеличит скорость доставки, – говорит Султан Ахмед бин Сулайем.

Похожего сценария не исключает и вице-министр государственной администрации индустрии и коммерции КНР Лю ЮТИН.

– Что касается компаний, которые вкладывают в нашу страну, мы готовы защищать их права и обеспечивать всем игрокам равные возможности, – заверил Лю Ютин.

Чиновник КНР подчеркнул, что сейчас в Китае уже трудится 118 казахстанских компаний, все они либо уже завершили, либо проходят регистрацию согласно китайскому законодательству. Всего же в Поднебесной ведут свою деятельность 80 тысяч иностранных компаний.

– За последние годы мы улучшили бизнес-климат в Китае, упростили процесс регистрации: сократили количество административных процедур и список требований к инкомпаниям, – говорит господин Ютин.

Кроме того, как отметил Аскар Мамин, у Казахстана сложились прочные партнерские отношения со многими регионами Китая.

– К примеру, провинция Цзянсу – наши партнеры, с населением 78 миллионов человек, объемом ВРП 1,2 триллиона долларов – это крупнейший экономический центр Китая, один из самых развитых. Можно также сказать о городе Чунцын с населением в 33 миллиона – это самый крупный город в мире, мы имеем прямые контакты с губернаторами, мэрами городов, это нам позволяет совершенно быстро и в таком активном формате решать все вопросы, связанные с обеспечением нашей стратегии, – рассказал глава КТЖ.

Казахстанская предусмотрительность

Развитие инфраструктуры – штука достаточно затратная, и у многих казахстанцев возникают сомнения по поводу необходимости этих трат. Тем более что грузоперевозки никогда не были основной статьей дохода госказны.

Как уверен генеральный директор ЗАО “Бакинский международный морской торговый порт” Талех ЗИЯДОВ, такое пренебрежение характерно для многих нефтедобывающих стран. Азербайджан этот этап пережил ранее, так что теперь представитель этой страны считает себя уполномоченным давать некоторые советы Казахстану.

– Сейчас мы создаем порты, зоны свободной торговли возле них. Для этих зон разработано специальное законодательство, которое дает стимул не только транспортировать китайские грузы в Европу, но и создавать добавленную стоимость, – рассказывает Талех Зиядов.

Но при этом стоит отметить, что в Казахстане тоже реализуются похожие проекты. Сейчас страна не просто территория, по которой едут поезда, но и поставщик многих наименований крупной ж/д. техники. А в СЭЗ “Хоргос – Восточные ворота” создаются совместные с китайскими и другими бизнесменами производственные комплексы. И их рентабельность – лишь вопрос времени.

В поисках инвесторов

Вместе с тем вопрос поиска денег на инфраструктурные проекты актуален для всех стран. И сравнительно недавно был создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

– Азиатский банк инфраструктурных инвестиций будет работать наравне с другими институтами развития. Но при этом в нашей деятельности будут определенные отличия. Мы можем быть более ориентированными на решение инфраструктурных проблем в регионе. Мы хотим направить на это все свои ресурсы. Также будем фокусироваться на проектном финансировании. Мы будем обеспечивать жизнеспособность проектных начинаний, – рассказал о том, чем будет заниматься молодой финансовый институт, вице-президент Азиатского банка инфраструктурных инвестиций Йоахим фон АМСБЕРГ.

При этом банкир подчеркнул, что некоторые участники фининститута на инфраструктурных проектах, что называется, собаку съели, а потому Азиатский банк инфраструктурных инвестиций рассчитывает во многих проектах выступать не только как кредитор, но как полноценный партнер.

Пока же одним из самых крупных инвесторов казахстанской инфраструктуры является Европейский банк реконструкции и развития. Этот институт финансировал строительство многих ж/д. веток, автомобильных дорог и логистических центров.

– Глобальная и региональная интеграция – ключевой момент успешного развития всех стран, а слабая инфраструктура – узкое место этой интеграции, – пояснила интерес ЕБРР в казахстанских инфраструктурных проектах управляющий директор по Турции и Центральной Азии Европейского банка реконструкции и развития Наталья ХАНЖЕНКОВА.

Таким образом, благодаря взвешенной экономической политике и достаточному объему инвестиций, Казахстан может строить весьма амбициозные планы.

– За последние 5 лет, как вы знаете, в Казахстане было построено 1 700 километров новых железнодорожных линий, строятся автомобильные дороги и логистические хабы. Все это позволяет нам снижать издержки и, как следствие, стоимость наших услуг, – говорит Аскар Мамин.

Также приток инвестиций делает вполне возможной и сопутствующую цель казахстанских железнодорожников – вхождение к 2020 году в топ-40 стран с наилучшим логистическим климатом.

Дают вложения в инфраструктуру плюсы и для экономики страны. Сегодня прибыль от транзита грузов составляет 30 процентов доходов КТЖ. По словам Мамина, к 2020 году этот показатель вырастет до 50 процентов. А это достаточно крупная цифра даже в масштабах всего Казахстана.

Не только торговля

Между тем эксперты советуют рассматривать транзитные перевозки не только как стабильную статью доходов.

– Очень важно выходить за пределы торговли, инфраструктуры и производства. Большое преимущество нового Шелкового пути заключается в продвижении культурного диалога, в объединении различных цивилизаций и культур. И, конечно же, в открытии туристических путей. Мы должны открыть дороги, которые нам позволят посещать друг друга, – считает генеральный секретарь Организации Черноморского экономического сотрудничества Майкл КРИСТИДИС.

Конечно, говорить о том, что транспортный коридор “Новый Шелковый путь” полностью налажен и теперь можно расслабиться и только лишь получать дивиденды, не приходится. Впереди решение многих важных вопросов. Например, гармонизация законодательства, сокращение времени в пути и снижение стоимости. Но главное – понимание того, что это выгодно абсолютно всем участникам, есть. А значит, со временем сложится и все остальное.

Астана

Загрузка...