Опубликовано: 1513

Как петропавловский художник поменял мольберт на байк

Как петропавловский художник поменял мольберт на байк

Экспозиции художника и скульптора Александра ГЕРАСИМОВА – эмоциональный экшн! То он женские бюсты ваяет из гипса, выкрашивая их в немыслимые цвета, то фотободиарт демонстрирует... А недавно Александр провел эксперимент над собой и отправился в десяти­дневное путешествие на велосипеде: одолел больше тысячи километров, разобрался в себе.

Поменял творчество на байк

– Идея подкралась незаметно. Лето, речка, – рассказывает Александр. – Разговорились с другом про путешествие на Байкал, а велосипеда у меня нет. Другой транспорт не рассматривался… Быстро поменял стопку картин на хороший байк. С двумя амортизаторами, спутниковым навигатором, солнечной панелью для зарядки всяких штуковин, в том числе и телефонов… Не ездил на велосипеде лет восемь, пришлось пару месяцев приводить себя в форму. По выходным проверял себя на прочность. Хотелось знать, сколько смогу осилить километров по максимуму за день. Лучший результат – 200 километров. Это десять часов пути с перерывами и возможностью вдоволь насладиться красотами природы. Пока настраивался морально на свой велоэксперимент, купил палатку, спальник и прочую мелочь. И вот оно, утро отъезда, немного волнуюсь… Знал, что если не поеду сейчас, то сорвусь зимой. Остро ощущался дефицит свободы, внутренний зуд.

Длинные бороды и глаза, как у хаски

 – Почему тур не устроил летом? Ехать осенью в холод и дождь – утопия? – задаю сам  собой вырвавшийся вопрос.

– Бежал от мыслей, от людей, от шума… – поясняет Александр. – Хотя одиночество можно испытывать и в городе, в окружении толпы. Но это не то одиночество, которое мне было нужно. И вот кручу педали, дорога уходит за горизонт, на ней я на "железном коне", и чувство, что – живой, настоящий! По пути было столько любопытных знакомств. Искренности в них гораздо больше, чем в обычной жизни. Ярко запомнились байкеры. Они неслись на дорогих чопперах, облаченные в черные косухи, кожаные штаны. Длинные бороды придавали суровость... Они, как и я, бежали от обыденности. Глаза этих странников светились авантюризмом. Пара часов общения с ними насытили меня, как солнечную батарею. Запомнил еще девушку-бармена из придорожного кафе, куда зашел перекусить. Уставилась на меня светлыми, как у хаски, глазами и с ужасом спросила, все ли со мной в порядке? Протянула зеркало, и я увидел свою физиономию… всю в крови. Обветренные губы потрескались, из них сочилась кровь, а я перчаткой ее размазал по всему лицу… Так и познакомились. Ее смена закончилась, и мы еще несколько часов гуляли по трассе.

Дикие гости

– Планировал проехать 6 тысяч километров, – продолжает Александр. – Но байк сломался уже после пятисот. Не выдержал нагрузок. Надо было смазать подшипники.

Мешали дождь, снег, голодные дикие звери, но это совсем не огорчало. Самое ужасное – вынужденный заезд в Омск. Мне хотелось объезжать города стороной, но порванная цепь заставила сделать это. И сразу все на меня навалилось. Огромные дома, гигантские магазины и космического масштаба реклама. Устранив поломку, быстро удрал. Старался держаться подальше от трассы, чтобы даже не слышать шум машин и какой-то намек на то, что человечество существует. По пути скачивал фильмы ужасов и смотрел их в палатке, чтобы больше эмоций испытать.

Однажды остановился в лесу, разложил палатку. Чувствовалось обезвоживание. Вся вода в бутылках замерзла… Но уснул. Проснулся от того, что в лицо дует ветер. Не раз слышал анекдот про украденную палатку, но не думал, что со мной произойдет такое. В двадцати сантиметрах от лица увидел большую дыру со следами от когтей. По размерам лап понял, что обокрали меня не зайчики. Возле палатки валялись пакеты, где еще вчера вечером ждали меня пирожки, печенье. О, как мне тогда нужны были эти пирожки! Казалось, чувство голода прожигало изнутри.

– И кто же это был – волки?! – ужасаюсь я.

– Скорее всего, это были лисы, их на трассе тьма раздавленных. А тут еще раскрошились подшипники, повредилась втулка, пришлось возвращаться обратно…

Чувство свободы

– Это путешествие дало мне многое, – убежден Герасимов. –  Снаружи асфальт, деревья, небо, машины. В ушах наушники с любимой музыкой, на лице – улыбка, мешающая аэродинамике, и, самое главное, – чувство свободы. Многие не верили, что я решусь на такое. Большинство не любит тех, кто чуточку свободнее и иначе мыслит. Да, я не доехал, куда хотел, но эти десять дней дали такой заряд!

– Увидим ли мы в твоем творчестве отголоски этого сумасшедшего путешествия? – интересуюсь я.

 – Уже в прошлой экспозиции в моих работах можно было разглядеть дорогу, некоторые замечали тревогу, кто-то видел агрессию, – отвечает художник. – Конечно, такое событие, как поездка на велосипеде, не может не отразиться на дальнейшем творчестве. К сожалению, мой байк отжил свое, я купил новый. Съездил на нем в Кокшетау и обратно. Проверка велосипеда по ужасной дороге с ямами размером с грузовик больше напоминала краш-тест. А в следующем году, возможно, будут новая история и новые приключения.

Петропавловск

Загрузка...