Опубликовано: 1855

Как нас “обувают”

Как нас “обувают”

Купленные на рынках или в магазинах сапоги, туфли все чаще приводят своих владельцев… в суд. Даже высокая цена не гарантирует качество обуви: испытания на безопасность проходит меньше половины ввозимого в Казахстан товара.

Беспомощная промышленность

“Почему Казахстан, богатый сырьем – шкурами сельскохозяйственных животных, не производит свою обувь?” – невольно задаешься вопросом, разглядывая ценники в магазинах на импортную обувь: сапоги – 50–100 тысяч, ботинки – 30–50 тысяч тенге. Вот и депутаты Парламента подняли этот вопрос перед правительством.

“Из-за недостаточной обеспеченности сырьем обувные предприятия своей продукцией покрывают МЕНЕЕ ОДНОГО (!) ПРОЦЕНТА потребностей населения, что намного ниже уровня экономической безопасности, – говорится в письме депутатов Мажилиса Парламента. – Слабость отечественного обувного производства привела к захвату внутреннего обувного рынка китайскими импортерами”. По сведениям депутатов, 75 процентов обуви к нам ввозится из Китая. При этом качество, особенно детской обуви, чрезвычайно низкое. Причем ношение обуви из бросовых синтетических материалов ведет к появлению или обострению таких опасных заболеваний, как грибковые, плоскостопие, аллергия.

“Золотые” сапоги из наших же шкур

Сегодня казахстанские обувные фабрики выпускают обувь только для спецконтингента – военнослужащих, заключенных. Массовое же производство обуви прекращено уже давно. Специалисты бывшей Алматинской обувной фабрики считают, что отечественным предприятиям невыгодно выпускать обувь, так как все комплектующие детали – от гвоздя до колодок – придется закупать за рубежом. К тому же необходимо полностью менять оборудование, так как старое морально и физически устарело. Еще одна проблема, тормозящая обувное производство, – высокий налог на переработку сырья и производимую продукцию. В итоге наши дешевые шкуры, вывозимые за рубеж, возвращаются к нам в виде готовых изделий по сумасшедшим ценам.

У 90 процентов продавцов нет сертификата!

Качество обуви – один из самых проблемных вопросов. И высокая цена еще не означает, что товар качественный и прошел экспертизу.

– Если несколько лет назад основная масса жалоб была на обувь с рынков, то сегодня – на ту, что продается в специализированных магазинах, – рассказывает президент объединения по защите прав потребителей “Адал” Артык СЕЙТКАЛИЕВА. – Бывает, что потребители несут бракованную обувь обратно в магазин, ждут, пока им вернут деньги. Магазин отдает обувь в лабораторию, и, как правило, заключение выносится не в пользу потребителя. У нас был случай, когда мы оспорили подобное заключение в другой, независимой лаборатории и вернули деньги покупателю. В 90 процентах случаев у продавцов, которым мы предъявляем претензии, нет сертификата качества. Недавно к нам обратился мужчина, у которого лопнула обувь за 600 евро. На нее тоже не было сертификата.

Одна из гарантий качества – сертификат соответствия. Он означает, что обувь проверили по всем показателям на прочность и безопасность. Но продавцы могут подсунуть покупателям бумажку, не имеющую ничего общего с сертификатом.

Эксперты Национальной лиги потребителей Казахстана на своем сайте просят обращать внимание на то, что каждая партия обуви, реализуемая через различные точки, обязательно должна иметь сертификат гигиенического соответствия. Важен такой момент: круглая печать на документе обязательно должна быть синего цвета (!), а название фирмы должно полностью соответствовать названию, указанному под строкой “Сертификат выдан”.

Обувь, отнимающая здоровье

Некачественная обувь, особенно детская, может нанести серьезный вред здоровью, говорят врачи. Для правильного формирования растущей детской стопы обувь обязательно должна иметь жесткий задник, фиксирующий пятку, небольшой каблучок высотой полсантиметра (не больше и не меньше), стельку с небольшим упругим утолщением (супинатором) на внутренней стороне стопы. А материал должен быть только натуральный. А что носят наши дети? Тапочки на абсолютно плоской подошве – “балетки”, туфли со сверхзауженными носками, “пружинистые” кроссовки...

– У каждого второго ребенка встречаются неврологические патологии, которые влияют на развитие костно-мышечной системы, – говорит хирург-ортопед детской городской клинической больницы №1 кандидат медицинских наук Дархан СУКБАЕВ. – Формирование стопы происходит до пяти лет. Пока ребенок не ходит, у него физиологическое плоскостопие. В два-три года формируются своды стопы – продольные, поперечные. Неврологические заболевания приводят к тому, что слабо развит сухожильный аппарат. Поэтому ребенку нужно помочь развить стопы с помощью правильно подобранной обуви. Часто на дешевой обуви пишут, что она ортопедическая. На самом деле супинаторы в ней очень слабые.

Многие родители не видят в плоскостопии ничего страшного и рассуждают так: в будущем ребенка в армию не заберут. Но не все так просто!

– Плоскостопие опасно тем, что во время активного роста ребенка – в подростковый период – увеличивается нагрузка на стопы, он быстро устает, жалуется на боли в ногах, возможно варикозное расширение вен, – продолжает наш эксперт. – 60 процентов подростков, которые к нам обращались, имеют плоскостопие. Причем приобретенное в детском возрасте.

Цены никто не регулирует

Обойдя обувные магазины Алматы и специальные ряды на центральной барахолке, мы были удивлены довольно высокими ценами на зимнюю и осеннюю обувь. Цены устанавливает хозяин и повышает их в зависимости от роста курса евро, доллара или юаня. В крупных бутиках, гипермаркетах в цену обуви закладывается аренда помещения, зарплата продавцов и прочие расходы, связанные с продажей товара. В одном из магазинов цены на турецкие сапоги зашкаливают до 120 тысяч тенге. “Берут?” – интересуюсь у продавца. “Мы делаем клиентам скидку – 10–20 тысяч, это всех устраивает”, – разоткровенничалась продавец.

В отделе “итальянской” обуви мы попросили показать накладные из Италии – а как иначе убедиться, что товар сделан не в Китае или Индии? Накладную нам так и не показали. Продавец объяснила, что “стопроцентной Италии” в городе немного. Эта обувь сшита по итальянской технологии то ли в Польше, то ли в России – точно моя собеседница не знала. Но цены почему-то выше, чем в европейских магазинах: 70 тысяч тенге – сапоги, 30 тысяч – модельные женские туфли.

– Никто не показывает документы, из чего сложилась цена товара, – говорит Артык СЕЙТКАЛИЕВА. – Это за границей существует ценовой порог, когда цена на обычные туфли не может превышать, скажем, 70–80 евро. В Казахстане нет государственного регулирования цен, и каждый их устанавливает как хочет.

Официальный ответ

Как сообщили нам в пресс-службе Министерства экономического развития и торговли, в 2009 году в Казахстан завезли более 2 миллионов 800 тысяч пар. Причем Китай поставил почти миллион пар обуви. То есть КАЖДАЯ ТРЕТЬЯ ПАРА, ЗАВЕЗЕННАЯ В КАЗАХСТАН, – КИТАЙСКОГО ПРОИЗВОДСТВА! Любопытно, что среди массовых поставщиков обуви помимо России присутствуют: Вьетнам – 130,4 тысячи пар; Индонезия – 74,4; Турция – 41,4; Германия – 40; Индия – 23,6; США – 18,5; Таиланд – 17,4; Польша – 14,4; Иран – 13 тысяч пар. Из Италии за весь 2009 год в Казахстан завезено 42,5 тысячи пар, из Испании – 8,8 тысячи.

На заметку

Согласно Закону Республики Казахстан “О защите прав потребителей” от 4 мая 2010 г. (№274 IV ЗРК), обменять обувь или вернуть деньги потребитель имеет право в течение 14 дней со дня покупки при наличии чека. Товар не должен быть в употреблении! Это правило распространяется и на обувь, приобретенную на рынке.

Подтверждающими покупку документами может быть расписка продавца или фискальный чек, выданный администрацией рынка.

Елена КОЭМЕЦ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...