Опубликовано: 2911

Как нас избавят от долларов?

Как нас избавят от долларов?

Национальный банк Казахстана пока не представил свой план по дедолларизации экономики. Однако основные меры озвучены. И эксперты быстро отреагировали на слова главного банкира страны Кайрата КЕЛИМБЕТОВА. Они считают, что пока Нацбанк взялся за неподъемное.Что предлагает Нацбанк

Первой мерой председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов назвал борьбу с ценами, указанными не в тенге. В конце концов, Казахстан – суверенное государство с собственной валютой, и все расчеты внутри страны должны вестись в ней. Вторая мера – требование о покупке недвижимости и автотранспорта по безналичному расчету:

– Самые крупные покупки – недвижимости, транспортных средств – должны осуществляться в безналичном порядке. Мы считаем, что в самое короткое время можем навести здесь порядок. 93 процента платежей в Казахстане являются наличными. Это вопиющая ситуация в любой экономике, потому что все эти платежи вне налогообложения, в тени.

Что касается курса тенге, то Нацбанк обещает придерживаться валютного коридора и инфляционного таргетирования. Что это такое? Валютный коридор действует сегодня. Его параметры: 170 тенге за доллар – нижняя граница, 188 тенге – верхняя. Как только доллар подходит к этим пределам, в игру включается Нацбанк. И либо поддерживает тенге, либо вводит новый коридор. Инфляционное таргетирование в двух словах – это так наполнять экономику деньгами, чтобы инфляция была в нужных пределах.

Слабое звено – акиматы?

Деньги отражают положение дел внутри экономики, и если ценность национальной валюты падает, то искать причину надо не в происках банков, а скорее – в правительстве, которое рулит экономикой. Введение режима свободного курса приведет к постоянному расходованию Нацбанком золотовалютных резервов на поддержание курса тенге. Или заставит проводить гибкую курсовую политику, то есть регулярно обесценивать тенге. Но можно к решению проблемы подключить экономику, создавая производство внутри страны и наполняя тенге реальным товаром. Примерно об этом говорил глава государства на расширенном заседании правительства 11 февраля, когда поручал наращивать производство и потребление казахстанской продукции во всех сферах:

– Запустим акцию “Сделано в Казахстане”, чтобы во всех торговых сетях появились секции отечественных товаров. Акимам областей необходимо за этим проследить. Обратимся ко всем гражданам в этой сложной ситуации быть патриотами и покупать казахстанскую продукцию.

Правда, на этой неделе министр национальной экономики Ерболат ДОСАЕВ признался в Мажилисе, что до акиматов эта мысль пока не дошла и они не создают условия для бизнеса даже после получения средств из бюджета:

– Мы выделили средства, но при этом по тем или иным причинам проведение конкурсных процедур задерживается на местном уровне.

Госсектор как противник… тенге

Между тем ситуация с хождением доллара в Казахстане только усугубляется. В прошлом году уровень долларизации страны, по словам самого Кайрата Келимбетова, составлял 40 процентов. Степень долларизации экономики можно проследить по двум простым показателям: доле депозитов и доле выдаваемых в валюте кредитов. На конец 2013 года доля валютных кредитов составила 29,7 процента, доля валютных депозитов – 37,4 процента. Но за год, по данным Нацбанка, доля валютных депозитов выросла уже до 56 процентов.

Главными держателями валюты является не население, которое банкиры обвиняют в непатриотизме, а предприятия. На их долю приходится 54 процента валютных депозитов. При этом основными активами в экономике страны управляет госсектор.

К пику долларизации привело само правительство в лице предприятий фонда “Самрук-Казына”, государственных и квазигосударственных структур, – считает экономист Петр СВОИК.Проблема в том, что Казахстан продает свои экспортные товары за чужую валюту. При этом основными операторами экспорта являются государственные или квазигосудартвеные компании, в том числе входящие в фонд “Самрук-Казына”. В чем состоит ключевой вопрос заседания правительства 11 февраля? Президент потребовал от госсектора вернуть свои активы в тенге.

Все рассуждения Кайрата Келимбетова о гибком курсе и инфляционном таргетировании почти слово в слово повторяют высказывания Эльвиры Набиуллиной – главы Центробанка России, считает Петр Своик. Но, что случилось с рублем, мы знаем:

– Как можно вернуться в тенге, если тут же звучат слова об инфляционном таргетировании и гибкой курсовой политике? Запрет на указание цен в долларах и запрет на крупные покупки налом – в наших условиях это похоже на детскую игру. Люди найдут способ, как обойти эти требования. Они все равно сделки будут совершать в долларах, потому что так удобнее.

Стратегическая мера – гарантия вкладов

– Любые административные меры по дедолларизации, запретные меры или введение отрицательного процента на валютные депозиты – это все из сферы фантастики, – считает директор Центра макроэкономических исследований Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ. – Была объявлена мера о запрете на оплату наличными крупных покупок. Но когда все “сидят” в долларах, это создает дополнительные расходы по конвертации для продавца и покупателя.

Эксперты считают, что предлагаемые Нацбанком меры могут сыграть, если он прислушается к предложению о тенговой гарантии:

– Проблема тенговых гарантий – в том, что депозиторы банков, а это обычные люди, не хотят терять свои деньги, – считает Олжас Худайбергенов. – Но нужно сократить спрос на валюту. Нацбанк может ввести тенговую гарантию – это защита от девальвации для тенговых вкладчиков. Сегодня суммы по валютным депозитам не превышают 3 процентов, тенговым – около 10 процентов. При таком соотношении мы скоро увидим рост тенговых депозитов. После этого у банков появится возможность рефинансировать свои валютные кредиты. Пока же банки берут на себя валютный риск, поэтому проценты по кредитам растут до 25–30 процентов годовых.

Нужно использовать опыт Китая?

Петр Своик считает, что меры по дедолларизации должны быть радикальными:

Какая может быть дедолларизация, если экономика страны в своей основе – долларовая? Единственный способ победить долларизацию – слиться с нею. Тенге надо жестко привязать к доллару, например по курсу 1 к 200 на всю оставшуюся жизнь, узаконить те валютные операции, которые фактически производятся не в национальной валюте, сделать от них производными все платежи в бюджет. Тогда уже обменником станет не Национальный банк, а Министерство финансов, у которого будет и валютный, и тенговый бюджет. Оно будет гарантировать твердую курсовую привязку. Если при этом Минфин станет внимательно отслеживать, чтобы внешний, то есть валютный, торговый баланс не был избыточным, то внутренняя денежная масса в тенге не будет придатком внешнеэкономической деятельности. Она будет стабильной. И Нацбанк сможет выпускать в экономику столько тенге, сколько необходимо для ее нормального развития, но без повышенной инфляции. Примерно так поступил Китай, привязав юань к доллару. Это приводит Вашингтон к регулярным истерикам. Но для Китая главная цель – развитие собственной экономики, а не США. Почему так же не может поступить и Казахстан?


Загрузка...