Опубликовано: 2773

Как напоить Иртыш, не погубив при этом природу

Как напоить Иртыш, не погубив при этом природу

В Усть-Каменогорске разрабатывается грандиозный проект поворота алтайской реки Тихой. Приток Катуни должен остановиться на границе с Россией и… вернуться в Восточный Казахстан, пополнив воды Бухтармы и в конечном счете Иртыша. По мнению

гидротехников, это единственный способ остановить обмеление главной реки Казахстана.

Длина Иртыша – 4,5 тысячи километров. Начало берет в Китае, пересекает Восточный Казахстан и Павлодарскую низменность, протекает по Омской, Тюменской областям и Ханты-Мансийскому округу. Крупнейший приток сибирской Оби.

Такие сведения об Иртыше содержат большинство справочников. Еще можно узнать о каскаде ГЭС на Верхнем Иртыше, историческом судоходстве от Китая до Северного Ледовитого океана, роли трансграничной реки в экономических связях трех государств… Это прописные истины, которые известны каждому школьнику.

Но есть и совсем другая информация, которая доступна не всем. По оценкам экологов, сегодняшнее состояние Иртыша – основного источника пресной воды в Казахстане и Западной Сибири – критическое. Река стремительно мелеет и загрязняется. Только на Бухтарминском водохранилище, главном резервуаре Восточного Казахстана и ресурсе мощной ГЭС, уровень воды упал до предельной отметки. Почти на десять метров! Многолетние запасы воды вычерпаны, и уже на две трети “сработан”, то есть сброшен на турбины, так называемый мертвый объем. И в финале водоем ждет катастрофическое обмеление.

Водный коллапс

В республиканском комитете по водным ресурсам утверждают, что четверть века назад Восточный Казахстан уже был в подобной ситуации. Несколько маловодных лет и халатное отношение энергетиков к водным запасам снизили уровень Бухтарминского водохранилища более чем на 10 метров. ГЭС вынуждена была отключить два агрегата, начались аварийные перегрузки на Ермаковской ГРЭС, оголились шлюзовые камеры, встали на прикол теплоходы. На грани паралича оказались усть-каменогорский и семипалатинский водозаборы.

Сегодня водный коллапс грозит повториться.

– Все причины – на поверхности, – объяснили в восточноказахстанском технопарке “Алтай”. – Против реки играет начавшийся цикл маловодных лет, но главное – безвозвратный отбор воды в КНР. Китайцы построили на Черном Иртыше водохранилище, из которого забирают в ирригационный канал 68 кубов в секунду. Это почти треть среднего притока Иртыша. При этом договора между тремя государствами, по территории которых течет река, нет. В перспективе КНР заберет львиную долю всего стока Черного Иртыша.

Трудности Иртыша уже вовсю сказались на канале имени Сатпаева. Воды не хватает не только на орошение. Даже Астана может остаться на "сухом пайке". В правительстве ищут варианты, как напоить растущую столицу. В соседнем российском Омске городские водозаборы едва не глотают воздух, а речные суда регулярно ловят все новые мели. Вплоть до Обской губы изменился климат. Российские ученые подсчитали, что, если засуха поразит сразу Китай, Казахстан и Сибирь, Иртыш обмелеет… в десять раз! То есть фактически перестанет существовать.

Нестандартное решение

Омичи уже придумали, как спасти от жажды свой город. В этом году они начали строительство плотины и водохранилища, которое будет накапливать воду – на крайний случай. Если дела у трансграничной реки будут совсем плохи, сибиряки готовы возвести еще и вторую плотину с водохранилищем в 1,25 куб. километра.

– Беда не в том, что не хватает пресной воды, – говорит по этому поводу омский географ Игорь Вяткин. – Беда в том, что пока дешевле строить гигантские открытые каналы, где вода испаряется и теряется. Дешевле сбрасывать в русло загрязненные стоки. Дешевле даже воевать за чистые водоемы, чем использовать их рационально, вести вторичную очистку воды и внедрять технологии сбережения.

Впрочем, наше государство не менее амбициозно. Еще 70 лет назад ленинградские гидротехники разработали план сооружения на Иртыше от Зайсана до Омска 13 ГЭС! Советской стране в промышленном регионе нужно было море энергии. Часть плана удалось воплотить – на Верхнем Иртыше выросло три станции. Проект четвертой ГЭС, получившей название Булакская, разработан уже в наши дни. Он пока ждет реализации. Задуманная гидростанция по современным меркам будет “маленькой” – всего в 78 мегаватт. Главная ее задача – выровнять водоток, стабилизировать попуски воды, создать еще одну копилку водных ресурсов. Это важно и для судоходства, и для снабжения населенных пунктов питьевой водой.

Но сколько ни копи воду, без Черного Иртыша, своего истока, главная река Казахстана обречена. Именно это и заставило восточноказахстанских гидротехников пойти на нестандартный шаг.

– Мы предложили построить Белокатуньскую ГЭС, – рассказали нам специалисты технопарка “Алтай”. – Россияне в Горном Алтае начали было возводить на Катуни станцию, но бросили. А мы считаем, что недопустимо упускать такой ресурс. Горную речку Тихую, которая берет начало в Катон-Карагайском районе и впадает в Катунь, можно “поймать” у границы с Россией и развернуть обратно в Казахстан. Для этого придется пробить в скалах напорный туннель длиной 4,5 километра и диаметром 3 метра. По нему Тихая пойдет не в российскую реку, а в нашу Бухтарму. А в месте перепада уровней нужно поставить Белокатуньскую ГЭС с водохранилищем емкостью 1,25 миллиарда кубов.

По расчетам ученых, напор воды в Тихой составит 62 куба в секунду и практически перекроет дефицит воды, созданный Китаем из-за ввода канала Черный Иртыш – Карамай. На большой реке восстановится водный баланс, а область получит почти 3 миллиарда дополнительных киловатт-часов в год. На время будет снята проблема дефицита электроэнергии в регионе.

Цена вопроса

Финансисты уже все просчитали и оценили суперпроект, он обойдется примерно в 77 миллиардов тенге. Хозяйственники говорят: нам это по средствам.

А вот экологи скромно помалкивают. До сих пор не прозвучало ни одной оценки возможного влияния плотины и высокогорного водохранилища на регион. Хотя эти сооружения задуманы на территории Катон-Карагайского национального природного парка. Более того – в его заповедной части, где по закону запрещено любое строительство, любая хозяйственная деятельность!

Хотя в свое время именно угроза масштабных природных катастроф заставила россиян приостановить проект ГЭС на Катуни.

– Все началось со скупой официальной информации, – рассказала руководитель алтайской неформальной организации “Защита Тенгри” Людмила Соловьева. – Ничего вразумительного. Поэтому мы стали настаивать на проведении общественной экспертизы. Чтобы независимые эксперты провели альтернативное исследование и могли назвать все реальные плюсы и минусы проекта.

И вот какие оценки были получены. Уникальный по красоте Чемальский район будет уничтожен. Под воду уйдут красивейшие места, дороги, мосты, ЛЭП. Туристическая отрасль и сельское хозяйство понесут огромный урон. Навсегда исчезнут многие памятники культуры древних цивилизаций. Изменится климат всего Верхне-Обского бассейна. Но самое страшное – повысится сейсмичность района. Речь идет о так называемой наведенной сейсмичности, когда давление водной массы водохранилища притягивает эпицентр землетрясений. На Нурекской ГЭС после заполнения водохранилища число толчков увеличилось десятикратно. В Индии землетрясение снесло плотину и привело к массовым жертвам. Мы изложили эти доводы в судебном иске, и судьи поддержали нас, – говорит Людмила Соловьева. – Сама планета привела “убойный” аргумент: в 2003 году недалеко от створа запланированной плотины произошло землетрясение силой 7,5 балла. А гидростанция была рассчитана на 7 баллов. Суд сразу заявил, что временно ставит крест на идее ГЭС.

Белокатуньская ГЭС – копия российского проекта. И здесь под водохранилище с береговой кромкой в десятки километров уйдут уникальные места. И здесь высокая сейсмичность и хрупкий баланс особого горного климата, памятники древней истории… И здесь власть пока ограничилась скупой официальной информацией. Об общественных слушаниях суперпроекта не было сказано ни слова.

Мертвая река

Гидротехники знают, что любая ГЭС неизбежно влечет изменение качества воды. Скорость речного течения резко снижается, и свойство реки самоочищаться слабеет. Специалист Верхне-Иртышского пароходства Илья Зырянов с болью говорит о затопленных Бухтармой пойменных лугах и прибрежных поселках.

– Значение гидростанций огромно, но вовсе не бесспорно, – высказал свое мнение Илья Сергеевич. – Бухтарминское водохранилище, например, заполнялось 11 лет, но так и не достигло проектного объема. Шульбинское водохранилище, третье на Иртыше, затопило свыше 10 тысяч гектаров лучших плодородных земель. Закрыло острова, изменило устье Убы. Речникам пришлось углублять дно, реконструировать причалы. Но это только цветочки. Забор воды из Иртыша огромен, а притоков нет на всем среднем течении вплоть до Тюмени. Это привело к серьезной глубинной эрозии и обмелению. Оголились песчаные отмели и островки. Они стремительно зарастают тальником, сужают русло, мешают паводку. Ивовые “леса” уже можно измерять квадратными километрами. Залповые попуски нарушили вековой цикл затопления поймы. По всему Среднему Иртышу вплоть до Омска плодороднейшие прибрежные земли гибнут от засоления. Вместо богатых лугов – полупустыня. О рыбном богатстве вообще пришлось забыть. Осетр и стерлядь исчезли вместе с нерестилищами. Что дальше? Еще две-три плотины – и наш Иртыш окончательно лишится живой воды, рыбы, ледохода, половодья, ледостава. Своей естественной природы.

Ученые знают, что после турбин речная вода выходит мертвой. Лопасти перемалывают всю биофлору, перебалтывают водные слои, меняют температуру. Если к этому добавить еще многолетние промышленные стоки металлургических комплексов Риддера, Зыряновска и Усть-Каменогорска, то слова “зеленых” о “загубленном Иртыше” становятся понятны.

Стратегический ресурс

Вода – важнейший и самый распространенный минерал на планете. По мнению ученых, при существующих темпах роста численности населения Земли (за последнюю четверть ХХ века оно выросло в полтора раза) вода превратится в стратегическое сырье, обладание которым будет определять развитие цивилизации. Если в 1975 году суммарный расход воды на планете составлял три тысячи кубических километров, то в 2000 году – шесть. Сегодня мировое потребление воды сравнимо с потреблением всех остальных минеральных ресурсов, вместе взятых. Средний казахстанец за сутки использует 250–275 литров. В Европе этот показатель равен 150–200 литрам. И говорит это вовсе не об отсталости Запада, а о серьезном отношении к водным ресурсам. О политике бережного использования главнейшего ресурса планеты.

– Любая экономическая выгода ничего не стоит, если она губит окружающую среду, – дала свой комментарий сибирский эколог Людмила Мартынова. – В США, например, принят специальный закон, который обязывает при развитии энергетики сохранять рыбные запасы. Человек обязан сохранять экологическое равновесие. Кому нужна энергия Белокатуньской ГЭС, если ради нее придется пожертвовать живой таежной речкой, микроклиматом и уникальным природным уголком?

А может, действительно властям ВКО стоит взвесить все “за” и “против” грандиозного проекта на земле национального природного парка? Может, есть способ более разумного использования ценнейшего ресурса нашей республики – чистой горной реки?

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото), Восточно-Казахстанская область

Загрузка...