Опубликовано: 1965

Как на допинге $100 тысяч сэкономили

Как на допинге $100 тысяч сэкономили

Год назад казахстанский спорт пережил один из самых громких скандалов в своей истории: на соревнованиях за рубежом более 25 атлетов уличили в допинге. Как проверяют наших спортсменов сейчас? Сколько сэкономила наша Федерация тяжелой атлетики благодаря экстренным изменениям? На вопросы “КАРАВАНА” ответила директор Национального антидопингового центра Майра БАКАШЕВА.

Десять случаев

– Перед Азиатскими играми в Инчхоне работы у вас прибавилось?

– Да. Хотя и раньше темп работы был высоким. Но сейчас, когда мы фокусируемся на спортсменах, которые поедут на Азиаду (а это более 400 человек), работы еще больше. Уже с июня кроме процедур допинг-контроля проводим индивидуальные беседы. Общей сложностью охватили более 70 процентов участников.

– В этом году наши спортсмены вроде бы на допинге за рубежом не попадались?

– Один случай был. Он произошел с паралимпийцем. После прошлогодних скандалов мы провели ряд мероприятий.

– Что же это за плановые мероприятия?

– Для начала мы провели забор проб у всех сборных. Также проверили весь резерв. Причем пробы брали как на турнирах внутри страны, так и во внесоревновательный период. Всего за 8 месяцев этого года зафиксировано 10 случаев употребления запрещенных препаратов.

– Какие виды спорта “отличились”?

– 4 допинг-случая у нас в тяжелой атлетике, 3 – в национальной борьбе қазақша күрес и по одному в гребле на байдарках и каноэ, современном пятиборье. Плюс вышеупомянутый спортсмен-паралимпиец.

Как сэкономили 100 тысяч долларов

– Итоги неутешительны?

– Давайте посмотрим на ситуацию комплексно. Возьмем допинг-случаи в қазақша күрес. Положительный момент – эти истории показывают, что национальная борьба становится популярным видом спорта в стране. Люди стремятся любой ценой пробиться в финал “Қазақстан Барысы”. Очень жаль, что таким вот нечестным способом. В то же время мне импонирует стремление организаторов этого турнира регулярно проверять борцов на допинг. Люди готовы бороться с такими негативными явлениями, принимать меры и предавать огласке имена употреблявших запрещенные препараты.

– А что скажете о дисквалификациях тяжелоатлетов?

– После прошлогодних скандалов, в которых было задействовано 13 спортсменов, глупо ожидать, что там быстро наведут полный порядок. Но отмечу, что благодаря новому руководству федерации изменились подход и отношение к делу. Гонка за медалями ушла на второй план, а на первый вышла честная борьба. Новый глава федерации Жанат Тусупбеков настаивает, чтобы на всех соревнованиях в Казахстане мы проводили допинг-контроль. Включая Спартакиаду школьников.

– На сайте Международной федерации тяжелой атлетики публикуются списки атлетов, попавшихся на допинге. В этом году наших штангистов в нем нет.

– В антидопинговых правилах Международной федерации тяжелой атлетики сказано: учет идет по спортсменам, пойманным на допинге на международных соревнованиях. За каждую положительную пробу предусмотрены штрафные санкции. В прошлом году, когда 13 наших штангистов попались на допинге, на Казахстанскую федерацию был наложен огромный штраф – 500 тысяч долларов. Сейчас спорт­смены выловлены у нас, а не за рубежом. Значит, наша федерация сэкономила на штрафе около 100 тысяч долларов.

Школьники и стероиды

– Есть ли случаи, когда на употреблении допинга попадались школьники?

– Да. Речь идет об учащихся республиканских спортивных школ-интернатов. Проведя тестирование, мы поразились: в прошлом году было много случаев употребления допинга. 15–16-летние спортсмены использовали тяжелые анаболические стероиды. Страшно даже не то, что парни занимались таким нехорошим делом, а то, что они не задумываются, какой вред своему здоровью могут причинить.

– И какой же?

– Для молодого, еще не сформировавшегося организма употребление любых стероидов чревато серьезными последствиями в будущем: с печенью, почками, сердцем. Впрочем, и на организм взрослых спортсменов допинг спустя некоторое время может оказать очень негативное влияние…

С начала нашей работы в Казахстане многие федерации стали воспринимать нас исключительно как карательный орган. Это не так. Главная цель нашей деятельности – образование. Мы практически ежедневно проводим индивидуальные беседы, постоянно консультируем спортсменов по телефону. И если в прошлом году молодые ребята задавали мне вопрос: “Когда придумают допинг, который никто не сможет обнаружить?”, то сейчас они поднимают темы о спортивном питании, биологических добавках и прочем. Такие перемены во взглядах радуют.

Новая дисквалификация – четыре года

– Часто, если спортсмена внутри страны дисквалифицируют, в федерации этот факт от общественности скрывают. Придумывают байки про травмы, семейные обстоятельства. Нужно ли прилюдно называть тех, кто употреблял допинг?

– Нужно. Правда, в этом году спортсмены, уличенные в применении допинга, знакомы лишь специалистам: ни одного известного атлета в списках нет. В тяжелой атлетике это Алексей Долгих, Захар Ларионов, Геннадий Ли, Ринат Нигматуллин. Федерация қазақша күрес списки дисквалифицированных публиковала еще в мае – Михаил Твердохлебов, Нургали Байтараков, Дамир Калаков. В гребле отстранен на два года от спорта парень, который является полным однофамильцем известного гребца, который как раз таки допинг-контроль проходит успешно.

– В июле 2014 года принят новый Закон о спорте. Но в нем не сказано об ужесточении мер за употребление допинга. На ваш взгляд, они необходимы?

– Ужесточение мер уже есть, потому что существует комплекс мероприятий в рамках антидопинговых программ. Дисквалифицированные спортсмены лишаются всей финансовой поддержки от государства: им прекращают выплачивать стипендии, зарплаты и прочее. Личные тренеры также несут финансовую ответственность за своих учеников.

– В мире известны случаи, когда вслед за спортсменом дисквалифицируют его личного тренера.

– У нас пока нет такой практики. Может, потому, что в Казахстане – дефицит качественных тренеров, спортивных врачей. Убрать из спорта опытного наставника сейчас тяжелый и трудный шаг.

– С 2015 года ужесточается борьба с допингом. В чем это выразится?

– Прежде всего дисквалификация составит не два года, как сейчас, а четыре. Если атлет сможет доказать, что запрещенные вещества попали в организм в связи с небрежностью, халатностью, через еду, то возможно отстранение от спорта на два года. Но это, скорее, будут исключительные случаи. Двухлетний запрет на выступления – несущественное наказание. Нередки случаи, когда атлет выступает на одной Олимпиаде, затем заваливает допинг-тест, ждет два года и приезжает на следующие Олимпийские игры. С 2015 года такое исключается. Нужно понимать: употребление допинга – преступление. И наказание будет соответствующим.

Где прячется беда?

– Были ли в вашей практике случаи, когда уличенные в применении допинга говорили, что это не их проба, что результаты подделаны?

– Нет. Потому что все процедуры осуществляются строго по правилам, установленным ВАДА – Всемирным антидопинговым агентством. Во время забора пробы спортсмен находится в помещении вместе с инспектором допинг-контроля. Поэтому подмена пробы исключена в принципе. У нас нередки случаи, когда атлет начинает говорить, что такого не может быть. Потом выясняется, он использовал спортивное питание, биологически активные добавки в уверенности, что их употреблять можно. Лучше всего поступают те атлеты (а это чаще всего спортсмены мирового класса), кто перед применением любого препарата консультируется с врачом или с нами.

– Неужели никого ничему не научил пример российской пловчихи Юлии Ефимовой, дисквалифицированной за употребление БАДов?

– Многие спортсмены считают, что на упаковке обязательно должна быть маркировка “Осторожно: допинг!”, и если ее нет, то препарат можно употреблять. Но запрещенные субстанции могут быть в спортивном питании, лекарственных препаратах и прочем. Запрещенный как в соревновательный, так и во внесоревновательный периоды фуросемид в любой аптеке продается без рецепта за 100 тенге.

– Кого из казахстанских спорт­сменов можно привести в пример как человека, который прекрасно знает, чем ему питаться и лечиться, чтобы даже случайно не нарушить антидопинговые правила?

– Спортсмена делает его окружение. Если люди подходят ко всем вопросам ответственно, то и спортсмен будет поступать так же. Поэтому мне бы хотелось отметить Дениса Тена и его команду. Прежде всего – его маму. Их отличает повышенное чувство ответственности ко всему, что они делают. Поэтому Денис в прошлом году, регулярно проходя допинг-контроль за рубежом, сам изъявил желание и сдал две пробы перед Олимпиадой.

– Насколько проблематично проверить на допинг такую огромную делегацию, как наша, перед Азиатскими играми?

– Это очень сложно – у спорт­сменов свой график, планы. Надо под них подстраиваться. Бывает, что ребята прилетают в Алматы, идут к нам, сдают пробу и тут же спешат на другой рейс. Наш рекорд – 60 собранных допинг-проб за день.

Загрузка...