Опубликовано: 1084

Как мы с Ленкой к женскому празднику готовились

Как мы с Ленкой к  женскому празднику готовились

Среднестатистическая костанайская женщина – субъект в высшей степени условный. Однако же можно смело сказать, что среднестатистическая жительница области живет на селе, зарабатывает тем, что принято называть самозанятостью, то есть собственным хозяйством, мелкой торговлей или... Да, собственно, на селе никаких “или” больше и не предвидится.

По этим двум параметрам в прокрустово ложе статистики идеально вмещается моя старая знакомая и даже как бы слегка родственница из поселка Октябрьский.

За плечами у Ленки – честный сороковник с хвостиком, двое взрослых детей и большое личное счастье, выражающееся в недавнем разводе с мужем-алкашом. Муж пропивал все, что можно вынести из дома, с той же рьяной старательностью, которая в трезвом состоянии помогала ему все это наживать. Развестись до того, как последний ребенок уехал жить в город самостоятельной жизнью, было нельзя – не соответствовало местным понятиям о нормальной семье, где дети должны жить при отце, каким бы он ни был.

В итоге Ленка осталась в приличном доме, с двумя коровами. Выкормила в этом году четырех свинок. Ну а кур с гусями она не считает. Невиданное Ленкино трудолюбие, понимание, что у дочери и сына в городе зарплаты смешные, а квартиры съемные, исправно превращает молоко, сметану, творог, яйца и мясо во вполне приличное благосостояние отпрысков. А Ленку – бабу на удивление веселую, справную и с высшим учительским, между прочим, образованием – в старуху.

И так было бы и дальше, если бы в этом году Ленка не была приглашена встретить Международный женский день в семье будущей своей невестки. А дочка ее умудрилась отхватить в Костанае молодого перспективного спеца, без пяти минут кандидата наук. Ну и мама с папой там соответствующие.

Потому ровно за десять дней до праздника Ленка была в городе. С ярко выраженной целью – привести себя к празднику в “товарный вид”.

Начали мы с магазина одежды. Ленка, конечно, рвалась на Наримановский рынок к палаткам с китайским барахлом. Но я потащила ее в магазин подороже. В итоге костюм, туфли на каблуке и флакон французских духов в подарок будущей сватье пробили в бюджете дыру в 34 тысячи. Ленка крякнула, но стерпела.

В салоне красоты, куда мы заглянули “в принципе подготовиться”, чтобы потом быстренько принять торжественный вид, Ленке стало худо. С ее точки зрения все это чисто женское удовольствие было бессмысленной тратой денег. Покраска волос и модельная стрижка — 4 тысячи. Маникюр — 800, брови — 700. Чистка лица и минимальные маски – четыре с половиной. С педикюра, узнав, что стоить это будет 3 тысячи тенге, она просто сбежала, заявив, что в гостях будет ходить в тапочках. Разумеется, ни о каком вторичном визите к косметологу и парикмахеру непосредственно перед походом в гости речь уже не идет.

Правда, не признать, что скинула лет пятнадцать, глядя на себя вечером в зеркало, Ленка не смогла. Признала. А потом взяла ручку и тут же, на визитке салона красоты, произвела нехитрые арифметические подсчеты – учительница все-таки.

– Не, подруга! Я так не играю, – она тряхнула отутюженными каштановыми прядями и враждебно покосилась на отполированные ногти. – Я за три дня целую свинью на красоту пустила. А теперь, чтобы следующую вырастить, поеду дорогой внешний вид портить. В чем смысл? Не жила красиво, и ну его на фиг!

…У меня остается три дня, чтобы убедить Ленку в ценности женственности и красоты. Или хотя бы в том, что в гости к будущим родственникам хорошо бы во всей красе явиться. Пусть знают!

Ольга КОЛОКОЛОВА, Анатолий КОЛОКОЛОВ (фото), Костанай

Загрузка...