Опубликовано: 1116

Кайфую от работы!

Кайфую от работы!

Российский актер Андрей МЕРЗЛИКИН сыграл главную роль в новой казахстанской ленте “Заблудившийся” режиссера Акана Сатаева. Сразу после премьеры и автограф-сессии Андрей дал эксклюзивное интервью нашему изданию. Беседа получилась с неожиданным философским оттенком, впрочем, фильм располагает к размышлениям.

Я не кокетка

– Андрей, примите поздравления! На мой взгляд, это один из лучших казахстанских фильмов последних лет.

– Спасибо. Но хотелось, чтобы это было не просто казахское кино, а кино без национальности. История, которая могла бы произойти в любое время в любом месте с любыми людьми на планете. У нас нет точной привязки к Казахстану – она условная.

– По окончании премьерного показа вы спросили у своей партнерши по фильму Алмы Рулас, довольна ли она. А вы сами довольны?

– Я, конечно, субъективен, но я и не кокетка. Могу сказать одно: большой режиссер, хороший материал, и мы сделали все возможное, чтобы получилось хорошее кино. Если в двух словах: мне кино нравится (расплывается в улыбке).

– Мы с той же Алмой разговаривали перед просмотром, и она сказала: “Молодые актеры стремятся понравиться всем, зрелые актеры хотят понравиться себе”. В “Заблудившемся” нет ни одной сцены без вас, вы практически все время в кадре. Увиденное на экране понравилось?

– Я доволен тогда, когда ткань фильма не нарушается моим присутствием. То есть, грубо говоря, максимум, что я могу сделать для кинокартины, – это не испортить ее. И мне кажется, я не испортил этот фильм.

– В своем вступительном слове вы сказали, что посчитали сценарий “Заблудившегося” достойным. А было что-то, что цепануло в нем особенно сильно?

– Да, крутой сценарий! Волшебный! А что цепануло… Когда мне сказали: “Звонит режиссер фильма “Рэкетир”, я сразу ответил: “Да, хочу работать!”. Потом я прочитал сценарий. Это не развлекательное кино, а возможность поработать в авторском фильме, что большая удача и редкость для актера.

Меня тянет в Алматы

– Из ваших слов понятно, что “Рэкетира” вы видели.

– Да, мой друг режиссер Петр Буслов (он снял оба “Бумера”. – Прим. авт.) принес диск со словами: “Посмотри, достойное кино. Название плохое, а фильм хороший”. Для дебюта действительно очень сильно.

– В тот момент могли подумать, что вам доведется поработать в Казахстане?

– Скажу честно, я мечтал об этом! У меня есть друзья-товарищи в Алматы, и я всегда ищу повод сюда приехать. Частным образом не получается, времени нет, а по работе намного легче.

– Помню, как полгода назад вы говорили, что буквально требовали включить себя в делегацию на алматинскую премьеру фильма “Горячие новости”.

– Да, и я всегда надеялся, что поступит предложение поработать из Казахстана. Мне здесь здорово, очень уютно. Тебя тянет к месту, где тебе хорошо. Алматы – это город, куда меня тянет.

Покоренный Тунгышбаем

– В прошлом году вы провели в Казахстане месяц на съемках – в экспедиции в степи под Капшагаем. Тяжело было?

– Конечно. Не труд шахтера, конечно, но если человек – профессионал и делает свое дело профессионально, это всегда труд. Кино всегда снимается тяжело, а хорошее кино в особенности. Но, к счастью, это труд, приносящий колоссальное удовольствие. Если бы не это, не было бы магии кино, которая так притягивает. Самое главное – это кайф от работы.

– А бытовые трудности сильно досаждали?

– Ну что мы будем говорить про то, что даже в туалет сходить негде было? Степь. 50 человек на площадке. Тут не скажешь: “Мальчики налево, девочки направо”. Надо было ухитриться, чтобы никто не заметил (смеется).

– Можете рассказать о ваших партнерах по фильму, какими они вам показались, запомнились?

– Запомнилось всеобщее большое доверие к режиссеру. Очень трогательно, когда есть возможность помочь. Например, той же Алме. Фильм снимался последовательно, от первой сцены к финалу, и первые же пять съемочных дней – это фактически все, что происходит с ее героиней. Мне было легче, потому что я находился в состоянии погружения, с каждым днем мы все больше и больше входили в ткань и плоть картины. А остальным актерам было тяжело – они уезжали в город, черпали другую энергию. Но в силу того, что они все замечательные артисты, возвращаясь на площадку, тут же чувствовали ее атмосферу. У меня только положительные эмоции в их отношении. Особенно покорили способ работы и способ поведения на площадке такого уважаемого актера, как Тунгышбай аль-Тарази. Он был как самый простой мальчишка! Никакого пафоса, который бывает у народных артистов, требующих к себе определенного отношения. Это сильно подкупает, это профессионально и по-человечески. И Айганым Садыкова попала в самую точку! Колоритная внешность, стать, загадка. Да все замечательные! У нас даже собака была такая брутальная, крутая!

Страшная мода – не любить, не дружить

– Недавно читал статью, где говорится, что пресловутый кризис – это хорошо. Потому что у людей есть возможность отвлечься от общества потребления и вновь задуматься о духовном. И вы напутствие зрителям перед просмотром закончили словами: “Помните, что мы прежде всего люди, че-ло-ве-ки!”. Как думаете, это действительно влияние кризиса, что появляются такие мысли, такие фильмы?

– Скорее всего, такие мысли появляются оттого, что мы с каждым днем все глубже и глубже залезаем в эту клоаку. Раньше нам казалось, что мы можем выбирать и анализировать свою жизнь. Но сегодня любой мало-мальски информированный человек понимает, что он уже не выбирает ничего, он не может влиять на свою жизнь. Он несвободный человек в как бы свободном обществе. Мне кажется, мы все в большой-большой… не хочется ругаться… И выбираться оттуда можно только вместе. По одному мы пропадем, как в зыбучем песке.

Например, кино – это коллективный вид творчества. Если есть единая духовная составляющая, она сделает фильм еще более симпатичным. Вот если бы мы всем обществом понимали, что есть режиссер, что каждый должен делать свое дело, осознавая при этом, ЧТО нас объединяет. Как на подводной лодке – иерархия есть, но перед Богом мы все равны. В кино это правило работает железно! Особенно жалко режиссеров, которые говорят: “Я автор или творец этой картины”. Это большая ошибка. Режиссер ничто без группы.

Есть проблемы в оценке. Самого себя. Времени. Дружите! Умейте дружить. Умейте любить! Сохраняйте семьи! Берегите детей, жен, мужей! К сожалению, приходит страшная мода – не любить, не дружить, гражданские браки, дети без родителей. Это неправильная тенденция. Не смотрите телевизор, не скачивайте фильмы с торрентов – люди сами нажимают кнопку деградации. Спектакль – в театре, а кино – в кинотеатре. Это метафизика, когда ты один на один в темноте с большим экраном. А что можно увидеть на компьютере? Сюжет? Сюжетом сейчас никого не удивишь. Их 37, и все давно написаны, сыграны, сняты.

– Чем же тогда можно удивить?

– Индивидуальностью! “Быть таким, какой ты есть, – в этом мужество и честь!”. А люди боятся быть самими собой и становятся жертвами потребительского общества.

Убийство – это не обязательно ножом в сердце

– Андрей, вам доводилось в жизни заблуждаться? Не в привычном смысле этого слова, а так, как заблудился ваш герой.

– Мы все грешные люди! Если однажды увидим книгу собственной жизни – испугаемся. Правильно говорится: “Бойся назвать Бога справедливым. Ибо будь он справедлив, все бы уже давно получили по заслугам”. Спасибо надо говорить уже за то, ЧТО нам прощается в течение каждого дня. А уж когда пограничная ситуация, как у героя фильма…

Так сильно должна была его жизнь шандарахнуть, чтобы он хоть что-то понял! Дьявол уже к нему приходит, а он еще не подозревает о существовании Бога. И только в последний момент он догадался, что раз есть дьявол, значит, есть и Бог, и успел попросить прощения. Самый важный поступок в его жизни! Это наш месседж обществу – не доводите себя до отчаяния!

Мы очень часто делаем страшные вещи: осуждаем, предаем, убиваем словом… Убийство – это не обязательно ножом в сердце. Мы проверяемся на близких людях. Они на то и даются, чтобы понять, что ты за человек и сколько в тебе намешано хорошего и плохого. А мы привыкли потреблять и радоваться, когда хорошо. Жена как будто дается нам для наслаждений и удовольствия. Чтобы было удобно и хорошо. Это неправильный подход. Жизнь не дается в потребление и радость, она дается для труда. И семья, и друзья даются для труда. Человек должен трудиться, и тогда у него будет время для радости. Только трудиться никто не хочет, не умеет, забыли, как это делается.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...