Опубликовано: 2758

Из цирка не уходят – только выносят

Из цирка не уходят – только выносят

В Актобе с гастролями – цирк Юрия Никулина! Гендиректор легендарного коллектива, сын великого клоуна Максим Никулин сам прилетел, чтобы показать: цирк – настоящий, с того самого Цветного бульвара. Приводим самые интересные высказывания гостя о том, чего не увидишь из зрительного зала.О фальшивых “цирках Никулина”

– Иногда мне звонят и говорят: вот вы в нашем городе были, такую дрянь показали, смотреть не на что. А это был не наш цирк – мошенников полно! Настоящий цирк Никулина – это когда я приезжаю и говорю: “Вот он я, вот он наш цирк”… Да, мы не приезжаем в те города, где есть стационарные цирки. Это своего рода цеховой кодекс чести. Потому что мы поставим шапито и на продолжительное время оставим местный цирк без публики и без прибыли. Мы не хотим “хоронить” своих коллег.

Трус, Балбес и Бывалый – вместе только на экране

– В школе меня часто стыдили, если я шалил. Как, мол, мне, сыну такого человека, не совестно себя плохо вести? В параллельном классе учился сын известного полярника, Героя Советского Союза – нас кошмарили обоих. Помню, грозились написать отцу на гастроли, а полярнику – на льдину…

Цирк, конечно, был ближе отцу, чем кино, хотя он с удовольствием снимался и в комедиях, и в серьезных фильмах. С Вициным и Моргуновым – другими актерами из троицы “Трус, Балбес и Бывалый” – отец не дружил. Не было даже товарищеских отношений. Они работали на съемках, а за пределами площадки не общались.

О клоунах и цирковых приметах

– Люди разные, и клоуны разные. Кто-то оптимист – как мой отец. Но стереотип клоуна, который смывает грим своими слезами, возник не на пустом месте. К примеру, Леонида Енгибарова так и называли – “клоун с осенью в сердце”. Клоун должен заставить людей смеяться не над собой, а вместе с собой. И никого не волнует его настоящая жизнь. Помню, в детстве я лежал в реанимации, врачи не говорили ни да ни нет. А отец каждый вечер выходил на манеж и смешил людей. И это для артиста цирка не подвиг. Нормально – выходить с температурой, с новокаиновой блокадой после травмы или удара хищника. Иногда на самом деле трудно понять, что заставляет человека несколько раз на дню сознательно рисковать своим здоровьем и даже жизнью…

У воздушных гимнастов есть примета: если ты стоишь наверху и у тебя возникает вопрос: а зачем я это делаю? – можешь спускаться. Твоя карьера закончилась. Есть приметы, которых я не понимал. Например, нельзя во время репетиции сидеть на бортике спиной к манежу. Потом я узнал, что раньше репетировали несколько номеров одновременно, и был риск нападения хищника. Еще нельзя грызть за кулисами семечки во время представления. Тоже не знаю почему. Нельзя – и все.

Вообще, из цирка не уходят, только выносят. Даже если человек уже не может делать номера, он все равно старается остаться в цирке, хоть униформистом, хоть в гардеробе работать. Но бывает, что выносят почти вперед ногами. Именно для таких случаев у нас работает специальный фонд. Из него оплачиваются операции, госпитализации, выделяются стипендии для детей интерната имени Юрия Никулина и студентов циркового училища. Материальную помощь ежемесячно получают 120 человек.

О “наездах” защитников животных

– На нас порой нападают разные общества защиты животных. Типа мы жестоко обращаемся с животными. Но есть статистика: в зоопарке звери живут дольше, чем на воле, в цирке дольше, чем в зоопарке. Потому что кроме лечения и ухода у нас они имеют полезную нагрузку. Жестокость в том, что их заставляют делать противоестественные вещи. Но кого из нас не заставляют этого делать? Дрессировщик – не самоубийца и ломать животное не станет. Во-первых, это партнер, во-вторых, помощник в зарабатывании денег. Кто же станет резать курицу, которая несет золотые яйца?

Кого стоит наказать

– В “Минуте славы” есть человек, который представляется “фотографом из Берлина”, Андрей Катков. Ладно публика, но Гарик Запашный и девочка из Цирка дю Солей – они-то должны знать, что Катков – наш штатный артист! Реквизит, с которым он выступает, принадлежит мне! И костюм для него шил я. Почему об этом никто не сказал? Или вот Дима Булкин – якобы фотограф из какого-то Усть-Пендюринска. Это же работник Цирка дю Солей! Как у людей хватает совести выходить со своими высокопрофессиональными навыками туда, где остальные просто показывают свои побочные таланты? Неужели ему этот миллион нужнее, чем обычному мальчишке? Денег мало? Не получит он этого миллиона, я ему не позволю. Позвоню Цекало или кому еще и скажу, чтобы прекращали этот балаган!

Дария АСКАР, Актобе 

Загрузка...