Опубликовано: 2652

Истоки степной архитектуры

Истоки степной архитектуры

Станет ли Казахстан местом историко-археологического туризма? Наши археологи готовы открывать для показа древние города. Их раскопки не только проливают свет на историю народа, но могли бы приносить и доход государству благодаря туристам.Культобе – разрушение стереотипа

Туркестанская археологическая экспедиция под руководством Ербулата СМАГУЛОВА, главного научного сотрудника Института археологии имени А. Маргулана, открыла свой полевой сезон на древнейшем памятнике Туркестана – городище Культобе.

Культобе – “угольный”, или “зольный”, холм. Так в народе прозвали свалку, куда жители Туркестана в XIX и XX веках сбрасывали золу. Тогда мало кто задумывался, что скрывает под собой этот черный “культурный слой”. Археологические же раскопки на Культобе показали, что это самый древний из известных памятников городской архитектуры в казахской степи!

– Ну что делать, если у нас распространен такой “обычай”: вместо того чтобы исследовать и облагораживать исторические места, их засыпают мусором, – говорит кандидат исторических наук Ербулат Смагулов. – А ведь это, не считая древних курганов, первые в Казахстане постройки гражданской архитектуры, которые возведены приблизительно во II–III веках нашей эры. К сожалению, через полтора месяца наше финансирование закончится, и мы вынуждены будем свернуть эту важную для всех нас работу.

Группа Смагулова уже вскрыла часть древней застройки цитадели. Здесь обнаружились стены толщиной в полтора-два метра, своды, купола, арочные проходы:

– Все эти атрибуты вполне развитой архитектуры почти такие же, как в Древнем Риме. В этом ценность нашей находки. Она разрушает стереотип о том, что в степи жили только кочевники в юртах. Именно эта архитектура позже, в Средневековье, стала определять облик других городов Средней Азии.

“Временщик так и относится к миру”

В руинах стен Культобе найдены всевозможные изделия древних мастеров: бронзовые подвески, бляшки от ремней и поясов, ножички, фигурки алебастровых идолов – им поклонялись люди, считая их олицетворением духов предков. Эти артефакты дали основание предварительно датировать их II–IV веками нашей эры. Пока название древнего города – Ясы – установлено лишь для его так называемого караханидского периода, для X–XI веков.

– Возможно, город так назывался и раньше, – рассуждает Смагулов. – Некоторые топонимики считают Ясы производным от слова “Асы” по названию одного из обитавших здесь, на средней Сырдарье, сакских племен. Во II–IV веках эти племена стали уходить на Амударью и в Восточный Иран, а эту территорию постепенно заняли тюркские племена. Эту гипотезу пока еще никто не опроверг.

Но, спрашивается, зачем нам ворошить столь древнюю историю?

– Одно дело – чувствовать себя “народом-перекати-поле”, представление, которое до сих пор пытаются навязать казахам, – отвечает археолог. – Мол, были вчера где-то в Монголии, потом перекочевали сюда, вот и живут здесь в юртах. “Народ-перекати-поле” как бы ничем не обязан этой земле. Отсюда все наши проблемы с сохранением памятников, состоянием городов, улиц, подъездов, природы. Пришлый человек, временщик, так и относится к миру, в котором он живет. Но, как показывает история, этот народ исконно обитал здесь. А человек, который знает, что это его родина, здесь его предки, будет относиться к этому месту бережно. Вот почему это так важно!

– Есть и другой аргумент, – продолжает Ербулат Смагулов, – необходимость привлечь сюда туристов. Это доходный бизнес, если он правильно поставлен. Ведь нефть, вода, уголь и полиметаллы – невосполняемые ресурсы. Завтра они закончатся. А от туристских маршрутов можно получать стабильную выручку. И наши памятники от этого не станут хуже и никуда не пропадут!

Самым ценным был прах предков

– Чтобы этот объект стал составной частью туристического комплекса Музея-заповедника Ходжа Ахмеда Ясави, нам нужно вскрыть на Культобе как можно большую территорию, чтобы реставраторы провели его консервацию и соорудили хотя бы навес от дождя и снега, – убежден археолог. – Необходимо, чтобы ведомства, определяющие финансирование археологии, прониклись важностью проводимого нами дела.

Сейчас интенсивные работы по изучению памятников оседлой культуры ведутся именно в Южно-Казахстанской и Кызылординской областях. Помимо Туркестана, это городища Шавгар, Фараб, Исфиджаб, Тараз, Сайрам, Отрар, Сауран, Седак. Сведения о них имеются в средневековых письменных арабо-персидских источниках. Поселения в этом регионе существовали повсюду, где была вода и проходил караванный путь. Эти города интересны также своими оригинальными системами водообеспечения, так называемыми кяризами. Это ирригационные сооружения, подводящие подземные грунтовые воды для бытовых нужд людей, орошения садов и огородов. В культуре народов Центральной Азии известно особое почитание этой ценной, по сути родниковой, кяризной воды и отношение к ней, как к “священному дару”, данному свыше. Ведь в этих местах всегда ощущался дефицит живительной влаги, когда летом пересыхали горные речки хребта Каратау.

– Цитадель Культобе была крепостью. И ее надо было защищать, – отмечает Ербулат Смагулов. – В те жестокие времена, если человек не имел хорошего меча, коня, друзей или военного отряда за спиной, то становился рабом или чьим-то подданным. В крепости были оборудованы бойницы, из которых велся обстрел нападавших. Позже, когда она расширилась, необходимость в бойницах отпала, их замуровали. А само здание, по моим догадкам, стало погребальным сооружением или мавзолеем… Человеческих останков здесь мы не нашли. В те времена хоронили иначе, тело умершего клали в склеп, где оно истлевало. Когда от него оставались лишь сухие кости, их помещали в специальные керамические урны, оссуарии. Если это был почитаемый предок, его прах возили с собой, ему поклонялись. Ни золото, ни даже оружие, а дух предков был для людей самым ценным. Считалось, что без связи с духами предков они становились слабее.

Туркестан – Сауран – Алматы

Загрузка...