Опубликовано: 1973

Ислам: возвращение к корням

Ислам: возвращение к корням

В 2011 году Казахстан станет председательствовать в Организации “Исламская конференция”. Это знаменательное событие совпало по времени с возрастающим интересом населения Казахстана к исламским традициям и ценностям, который, с одной стороны, радует, с другой – настораживает. Куда это нас может привести? Какой ислам нам нужен? Каково наше место в этой культуре?Об этих и других вопросах рассуждает известный политик, кандидат технических

наук Алихан БАЙМЕНОВ.

ЗАКОНОМЕРНЫЙ ПРОЦЕСС


– Алихан Мухамедьевич, чем можно объяснить возрастающий интерес к исламу в Казахстане?

– Любое общество, сталкиваясь с каким-то вызовом, ищет ответы, опираясь на свою культуру, опыт и передовые достижения человечества.
К независимости мы пришли с размытыми ценностями, и ответ на этот вызов нуждался в поиске тех институтов, которые способствовали бы формированию правильных ценностей. История показывает, что в формировании общечеловеческих ценностей религии сыграли ключевую роль.

Мировые религии являются духовными корнями современных цивилизаций. Поэтому и возврат казахов к своим цивилизационным корням является естественным и закономерным процессом.

Полагаю, что ближайшие десятилетия для Казахстана и в целом для Центральной Азии определение оптимальной модели взаимодействия государства, общества и религии является одним из ключевых вызовов.

– Говоря об исламе, чаще всего приходится слышать, что у казахов был какой-то отличный от других ислам. Можно ли говорить об этом всерьез?

– Необходимо помнить, что к началу подъема религиозности в Казахстане было очень мало имамов, мулл с соответствующим уровнем подготовки. Так как у нас не было учебных заведений, многие прошли затем подготовку в разных странах, иногда у представителей разных правовых школ ислама. Это не могло не сказаться на их мировоззрении. Тысячелетняя практика показала жизнеспособность в наших условиях ханафитского мазхаба. Духовная практика этого мазхаба с уважением относилась к национальной культуре. Базой такого опыта, конечно, являлись толерантность, открытость и адаптивность. Очевидно, что мировоззренческая база нынешнего межэтнического и межконфессионального согласия была заложена на протяжении этих тысяч лет. Кстати, поэтому у нас и не было религиозных войн. Задача всей элиты заключается в том, чтобы использовать возрождение религиозности в целях модернизации.

БОИШЬСЯ БОГА – УВАЖАЕШЬ ЗАКОН

– Возможно ли такое совмещение модернизации и ислама?

– Это очевидно и исходит из проблем, которые решает общество при осуществлении модернизации. Модернизация нашей страны связана с формированием в обществе таких ценностей, как справедливость, честность, чистоплотность, знание, труд, доверие и верховенство права. Все эти ценности являются и ценностями ислама. Но для этого важно, чтобы духовенство в проповедях наряду с вопросами веры активно обращало взоры уммы на вышеперечисленные ценности.

Надо напоминать и о том, что исламские государства были самыми терпимыми к представителям иной веры. В то время, как в Европе шел разгул инквизиции, многие беженцы оттуда находили приют в странах исламского мира. Сейчас некоторые европейские ученые публикуют исследования о том, какую важную роль играли ислам и арабский мир в европейском Возрождении, в возврате эллинской науки в Европу. Нашего земляка аль-Фараби в исламском мире называли вторым учителем. Первым считался Аристотель, которого на тот момент в Европе знали меньше, чем в исламском мире.

На протяжении нескольких столетий в Средние века исламский мир был центром мировой науки, в особенности математики, астрономии, медицины, географии.

Использование ренессанса религиозности, который совпал во времени с ренессансом государственности, в целях модернизации страны требует совместных усилий политической, культурной, научной, философской и духовной элит. Следует чаще практиковать обсуждение базовых проблем общества. Кстати, это способствовало бы решению еще одной важной задачи модернизации – расширению сферы применения казахского языка. Ведь не секрет, что мировоззренческо-метафизическая лексика духовенства богаче. Кроме того, проведение конкурсов на смысловой перевод текста Корана на казахский язык также содействовало бы возрождению казахского языка как языка философии, мировоззрения и метафизики.

Одновременно надо помнить о том, что вместе с исламом в свое время к нам пришли и некоторые традиции (в том числе доисламские) народов, населявших Аравийский полуостров. Сегодня некоторые из этих традиций воспринимаются окружающим миром и частью казахского народа как исламские. Например, в ряде стран того региона была распространена традиция полного закрытия лица женщины какими-то элементами одежды. Но это не является требованием ислама. Духовенству нужно четко разграничивать эти различия.

Важно говорить об общечеловеческих ценностях в исламе. Кстати, богобоязненность значительной части общества в развитых странах являлась предтечей правового государства, создание которого является частью модернизации Казахстана.


СМЕНА АЛФАВИТА – ПУТЬ К БЕЗГРАМОТНОСТИ

– Слышали, что вы издали книгу о репрессиях 1937 года в Казахстане. Что нового преподносит она читателю?

– Книга издана нашим фондом “Зерде” и фондом имени Фридриха Эберта, а автором является Мамбет Койгельдиев. Она о том, как в 20–30-е годы было сделано все, чтобы оторвать нас от культурных корней. С этой целью в 1929 году запретили использовать арабскую графику, которой у нас более тысячи лет. Через 11 лет латиницу поменяли на кириллицу. В результате добились того, что сегодня абсолютное большинство казахов не могут читать в оригинале не только аль-Фараби и Яссауи, но и Махамбета, Абая, Шакарима, Бокейханова и Байтурсынова. Если учесть, что параллельно происходило поголовное истребление политической и культурной, духовной и экономической элиты, то можно говорить, что в целом в 20–30-е годы в отношении казахского народа был осуществлен культурный геноцид.

Одновременно в 30-е годы страну окунули в ад голода.

Проблема в том, что многие страницы истории Казахстана первой половины XX века еще неизвестны широкой общественности. Не раскрыты не только факты, но и их воздействие на общественное сознание. Многие события вырваны из контекста и приводятся без анализа их влияния на развитие общества, на формирование или, наоборот, на размывание отдельных ценностей. К сожалению, этот период не нашел своего достаточного отражения в исторической науке, литературе, искусстве не только в советское время, но и после обретения независимости.

Некоторым до сих пор кажется, что правда о голоде, репрессиях и физическом истреблении и манкуртизации казахов является осуждением всего поколения того периода.

В 2007 году возникла идея раскрытия комплексного характера репрессий, в том числе его культурного аспекта. Это было связано с тем, что я с удивлением обнаружил отсутствие в учебниках истории Казахстана, написанных уже в период независимости, даже упоминания о том, что в течение 11 лет власть два раза меняла казахский алфавит.

Мой отец, который знал фарси, арабский, шагатайский языки, рассказывал, что после того, как изменили алфавит, начали преследовать людей, у которых в домах обнаруживались тексты, написанные арабским алфавитом. И наша семья, по его словам, была вынуждена закопать четыре сундука книг в степи, оставив только самое необходимое. А сколько тысяч сундуков было закопано по всей стране?


Загрузка...