Опубликовано: 5179

Индейцы из Перу: Мы и казахи очень похожи

Индейцы из Перу: Мы и казахи очень похожи

Карху Кархуамака и группа Pucaramanta рассказали “КАРАВАНУ”, что давно гастролируют по миру, знакомя людей с индейской культурой. К нам перуанцы собирались с особым пиететом, ведь, по одной из версий, индейцы Северной и Южной Америки – выходцы с Алтая, так же, как и тюрки.Родственники с Алтая

– Мы – не коммерческая группа, а ассоциация, ведущая нескольких проектов. Деньги, которые удается собрать, в том числе за индейские сувениры, мы отправляем в Перу детям и женщинам, испытывающим трудности, – говорит Карху, чье имя переводится с языка инков, как “медведь”.

– Что знали о Казахстане? Каковы были ожидания?

– В прошлом году мы были две недели в Астане, в Караганде и в Алматы. Астана – очень современный город в отношении архитектуры. Алматы – мультинациональный город. Но еще раньше, когда мы выступали в России, я познакомился с людьми из Казахстана. Они рассказывали, что у вас большая страна. Ученые говорят, что индейцы и казахи – выходцы из Алтая, что одна группа людей отсюда ушла в Америку. Поэтому нам было любопытно побывать в Казахстане.

– Вы и вправду почувствовали родство между нашими народами?

– Да, мы даже внешне похожи – формой глаз, цветом волос. Если посмотреть на традиционные инструменты, у нас есть глиняная дудочка окарина – у вас тоже есть такая (речь идет о саз-сырнае. – Прим. автора). Разве могут быть такие совпадения? Ведь раньше не было Интернета, развитой торговли. Это значит, что мы вышли с одной территории.

– На каком языке и о чем вы поете?

– Наши авторы текстов пишут на разных языках: апачи, навахо, чероки… Но большинство песен на языке инков – на кечуа. Есть в репертуаре и испанские песни. Поем о любви, о женщинах, потому что без женщин нет любви. Есть о мире, о том, что люди все одинаковы, но нас разделяют границы государств.

Грусть – в крови

– Везде ли одинаковая реакция на вашу музыку у публики?

– У тех, кто нас слушает в любой стране, схожие с нами чувства. Другое дело, что самой теплой поддержка была в России и Турции. Более того, Турция – это первая мусульманская страна, в которой мы выступили. И мы переживали, что вдруг не понравимся людям.

– Какой инструмент вам дорог больше всего?

– Это кеначо – флейта из бамбука. Мне нравятся басовые звуки, которые рождает кеначо. Есть поверье, что этот инструмент создал ветер. У нас в горах растет бамбук, и когда ветер играет с ним, получается мелодия. Раньше говорили, что флейту делали из человеческой кости, звук у нее был другой, она считалась сакральной.

– Созвучна ли вашему творчеству тема утраченной Великой цивилизации индейцев?

– Наши песни полны грусти, даже если их ритм танцевальный. Думаю, что 500 лет колонизации и дискриминации нашего народа сформировали эту традицию. Нам было запрещено говорить на родном языке кечуа, и сегодня нет его единой системы орфографии. В Лиме, столице Перу, когда говоришь на испанском с акцентом кечуа, то чувствуешь на себе косые взгляды. И самое плохое, что это идет от твоих же сородичей… Но мы видим, что миру интересны индейцы, наша культура, традиции, интересно, как мы живем в гармонии с природой. Интернет нам помог показать людям, кто мы такие. Я отучился в Германии по специальности “Экономика и организация промышленного производства” и не играл на национальных инструментах. Именно в Европе задавался вопросами, кто я, откуда. Мы, группа студентов, создали проект Pucaramanta. После окончания учебы решил, что моя миссия – знакомить с индейской культурой.

Дело не в волосах

– Слышала, что индейцы считают, что душа человека заключена в волосах. Не поэтому у вас длинные волосы?

– Нет, но волосы служат моим опознавательным знаком. Когда я приехал на учебу в Европу, у меня были волосы, как у всех. Но однажды на глаза попалось фото моего деда – у него были длинные волосы. Сложно объяснить, что я тогда почувствовал, но с тех пор отпустил волосы. Помню, в Астане ко мне подошел мужчина с длинными волосами, единственной разницей между нами был язык. Раньше были стереотипы, что длинная прическа делает тебя криминальной личностью. Но благодаря тому, что по телевидению стали показывать рок-звезд с длинными волосами, исчезло это предвзятое отношение.

– Как считаете, что в эпоху глобализации ожидает такие древние народности, как ваша?

– Мы будем смешиваться, не будет чистых наций. И надеюсь, что при этом люди будут брать лучшее от разных культур. Сегодня мы уже не можем жить без технологий: телефона, Интернета, они необходимы нам каждый день. Но людям стоит думать не только о себе и бережно относиться к природе, животным. Ведь то, насколько вы любите природу, как относитесь к животным, говорит о том, как вы любите людей.



Загрузка...