Опубликовано: 1611

Ильяс АУТОВ. Автовзгляд от “Мотор-Роллера”

Ильяс АУТОВ. Автовзгляд от “Мотор-Роллера”

“КАРАВАН” совершил автопрогулку с Ильясом АУТОВЫМ – основателем группы “Мотор-Роллер”, популярным певцом и рок-музыкантом с более чем 20-летним водительским стажем.

Трактор из детства

– Какой транспорт вы оседлали первым?

– Это был очень красивый трактор – разноцветный, с рулем и педалями. Вроде детского велосипеда. Отец привез мне его из Москвы. Тащил на себе, как-то погрузил в самолет. Еще у меня были велосипеды и самокаты, даже машинка с педалями – детская, производства ГДР. Садишься и едешь. Это был примерно 1974–1975 год. Как-то раз я свою машину оставил возле дома, и ее украли.

– Почему ваша группа называется “Мотор-Роллер”?

– Я всегда питал слабость к технике, но не это главное. Мы с ребятами хотели, чтобы все поняли – это рок-н-ролльная группа, а не попса! Искали и нашли название фонетически похожее на “Роллинг Стоунз”. Сначала были группой “Мотор”, а потом кто-то добавил слово “роллер”. Мотороллер как вид транспорта – такой приятный и располагает к себе, добрый. Многие не любят мотоциклы, они излучают агрессию, пугают грохотом двигателя и скоростью. Кому-то не нравятся большие джипы или мощные спорткары. А к мотороллеру все относятся очень бережно, как к хрупкому насекомому. Жаль, что сейчас они стали большой редкостью – именно мотороллеры, а не скутеры или мопеды.

Первое авто, как первый блин, – комом

– Когда получили водительские права?

– После того как отучился на водителя грузовых машин – во времена СССР школьники начиная с 9-го класса проходили обучение в УПК (учебно-производственный комбинат) для получения различных профессий – получил права категории С. Затем пошел в армию, был водителем-электриком и одновременно начальником радиостанции. На моем ЗИЛ-130 стоял КУНГ (кузов унифицированный нулевого габарита) с радиостанцией. Уже после армии получил права категории В. А вот прав категории А для мотоциклов у меня нет, не лежит к ним душа.

– Помните свою первую машину?

– Первым моим авто был страшный и ужасно неудачный “Альфа Ромео” 33-й модели. Похож на “Жигули"-девятку”. Купил его в 1995 году. Единственное достоинство – маленький, как чемоданчик, но очень мощный двигатель. На спидометре стояли цифры “220”. В этой машине зимой было очень холодно, внутри все ломалось. Педали – очень маленькие и под мою ногу 45-го размера совершенно не подходили. Не раз одновременно нажимал на тормоз и газ. Я, наверное, под этой машиной больше лежал, чем ездил на ней.

– Что-нибудь совершенствовали?

– Конечно! Поставил сцепление от “Запорожца”, контакты вместе с трамблером – от “Волги”. “Альфа Ромео” привез друг из Германии. Авто было битое, ему в багажник въехали. Но сделать оказалось очень трудно. Не было запчастей и стекол. Один умелец выпилил мне из холодильника (!) заднюю дверцу, а стекло сзади поставил органическое.

Машина – это живой организм

– К машине как относитесь, как к члену семьи?

– Да, ведь выбираю их по любви и стараюсь, чтобы это было взаимно. На мой взгляд, машина – это не кусок железа, а живой организм. И настроение твое чувствует. Если она чистая, вымытая, ей хорошо. Если грязная – чесаться как будто начинает.

– Какие авто любите – спорткары или другие?

– Первая у меня была, как блин, – комом. Вторую уже выбирал очень тщательно. Больше нравятся японские машины – наверное, потому что философия японских авто близка. Немецкие машины – надежные, но по духу не мои!

– Считаете, что автоконцерны вкладывают в свои машины какую-то философию?

– Именно, причем философию своей страны. На мой взгляд, конструкторы создают авто, образно говоря, с таким “разрезом глаз”, как у них самих. Когда выбираю машину, обращаю внимание на все – на вид салона, даже на запах. Это как с женщиной: нравится или не нравится.

Нетерпимость и понты

– Что вас больше всего раздражает на дорогах Алматы?

– Когда люди начинают грубо подрезать. Неприятно, когда кого-нибудь пропускаешь, а он – ни спасибо, ни даже рукой не махнет. Еще у нас очень нетерпимые водители. Допустим, кто-то попал в сложную ситуацию. Ждешь, пока он вывернет, а сзади, хотя все прекрасно видят, тем не менее начинают сигналить и “фарить”. Как будто сами застрахованы от подобных неприятностей.

– Сами себя не так ведете?

– Нет, потому что воспитан по-другому. Езжу по миру и вижу, как там водители дорогу уступают, как уважительно относятся к пожилым людям, как пешеходов пропускают.

– На какие еще особенности вождения обратили внимание за границей?

– В Германии нет мигающего светофора. Сразу раз – и желтый. Потом бац – и красный. Видимо, народ там очень дисциплинированный. У нас же светофор и мигает, и цифры показывает – сколько секунд осталось, а люди все равно выбегают на проезжую часть или водители продолжают ехать.

– Сами водите, находясь за рубежом?

– Когда год назад были на гастролях по немецким городам, организаторы предложили нам самим порулить. Мы, конечно, согласились, ведь это кайф – по Германии поездить. И вот что я заметил. Раньше там никто не “фарил”, а в этот раз во Франкфурте выезжаю из аэропорта и вижу: идет ремонт, и две дорожные разметки наложены одна на другую. Пока разбирался, что к чему, сзади стали так “фарить” и сигналить, что на миг даже показалось, будто я не в Германии, а в Алматы. Видимо, наши научили. А на междугородних дорогах едущий сзади водитель прижимается к переднему так, что расстояние между машинами всего 3–4 метра! И это на скорости 90–100 километров в час! Возможно, они просто привыкли к прекрасному качеству своих дорог и уверены, что на асфальте ничего постороннего быть не может.

Как делают деньги из воздуха

– Сами правила дорожного движения нарушаете?

– Нет, я, как Остап Бендер, чту Уголовный кодекс и ПДД. Я за порядок на дорогах. Автомобиль – не роскошь, а средство передвижения. Но у нас для одних автомобиль – это роскошь и понты, для других – средство, на котором они стремятся показать окружающим свои навыки вождения. Вот, мол, как я умею! Дураки разные бывают. Многие стали жертвами снобизма. Если у них машина дороже или новее, позволяют проявлять презрительное отношение к другим участникам дорожного движения. На Западе меня знакомили с несколькими миллионерами, они ездят на таких раздолбанных машинах, что их можно принять за каких-то шаромыг.

– Случалось ли вам за границей общаться с местными дорожными полисменами?

– Как-то в Кёльне подвел навигатор, видимо, произошел какой-то сбой. И мы поехали по дороге с односторонним движением “против шерсти”. Нас остановил дорожный полицейский. Мы объяснили: виноват навигатор. Увидев, что мы его не обманываем, включил сирену с мигалкой и вывез нас с этой улицы. Общался очень вежливо.

– В Алматы хит сезона – выделение правой полосы для общественного транспорта. То же самое собираются сделать еще на четырех улицах, в том числе на Мустафина, Жандосова, Райымбека и Тимирязева.

– Улица Тимирязева и без того сильно загружена транспортом, к тому же узкая. Ощущение, что акимат так хочет разгрузить центр Алматы. Видимо, это часть программы по созданию неудобств водителям – чтобы оставили машины и пересели на общественный транспорт.

– А на каких улицах Алматы вам, как водителю, особенно некомфортно?

– Вверх по проспекту Достык после пересечения с улицей Сатпаева – постоянные заторы. По Сатпаева зеленый свет горит очень мало, а по Достык зеленая волна гораздо длиннее. Но по Сатпаева двигается не меньше машин. Почти на всем протяжении проспекта Сейфуллина очень много заторов, ездить неудобно…

– Что скажете о наших парковках?

– Они меня возмущают! Не понимаю, за что с нас берут деньги? Держат за дураков.

Загрузка...